Category: семья

сплю

СИРОТЫ 246: про "вредительство" в семейном устройстве по версии адвоката Жарова

Послал сейчас в смоленское Управление опеки текст обзора состояния семейного устройства в России, сделанного адвокатом Антоном Жаровым - на него навела ludmilapsyholog - со своими комментариями (и ихними, полученными в устном разговоре). Кусок размещаю и здесь - он характерен для способв работы в этой области. Желтая маркировка - выделение (моё), красным - мои комментарии.
Collapse )
аква 2

СИРОТЫ 218: заглянем в Швейцарию

Не разделяю убеждения, что нам надо делать непременно как у них. Но знать желательно. Знакомый швейцарец из кантона Во (это где Лозанна) прислал пару ссылок. С одной, где законодательство и статистика, я еще не разбирался, а правила образования "приемной семьи для социально неблагополучного ребенка" (famille d'accueil pour enfant socialement défavorisé) привожу в переводе целиком (выделяю важное):

Всякая семья, заявляющая о своем желании принять ребенка на воспитание, должна получить одобрение от кантонального ведомства защиты молодежи на основании прохождения ею процедуры оценки, включая серию интервью с социальными работниками.
Родители приглашаются пройти курсы по подготовке их к выполнению взятой на себя задачи. Они подписывают обязательство участвовать в качестве партнеров в той сети поддержки, которая образуется вокруг ребенка, оказавшегося в трудной ситуации.
Приемная семья отличается от усыновления тем, что связь с биологической семьей, как правило, не нарушается.

Несколько вопросов, на которые должны себе ответить будущие приемные родители:
Хотим ли выступить именно в качестве приемных родителей, а не усыновителей?
Является ли проект принятия ребенка на воспитание общим для всей семьи (супружеской пары и детей)?
Осознаем ли мы, что этот ребенок не наш, и готовы ли мы сохранить его связь с родителями, в том числе для посещения?
Какой тип приемной семьи мы готовы выбрать с учетом наших возможностей?

В зависимости от обстоятельств, ребенок может быть принят в семью на короткий, долгий или средний срок. Иногда требуется срочная помощь, в других случаях необходима устранение нанесенного ребенку вреда в течение короткого срока или же речь идет о принятии его на выходные дни. Бывает и так, что в качестве приемной семьи выступают родственники ребенка.
Принять ребенка в семью значит предоставить ему возможность участия в нормальной семейной жизни. Действительно, часто ему не хватает таких элементарных вещей, как установленный распорядок жизни, чувство безопасности или время, необходимое для игры.
Для семьи, принявшей ребенка, эта ситуация означает возможность получить новый жизненный опыт и внести свой вклад в развитие детей из социально неблагополучных семей.
Часто это возможность завязать прочную дружбу с ребенком.

Кто именно нуждается в разрешении?
Приемная семья, берущая ребенка на неопределенный срок или на срок, превышающий три месяца. Разрешения не требуется в тех случаях, когда несовершеннолетний принимается на воспитание в пределах одной расширенной семьи (внук или внучка, брат или сестра, племянник или племянница, сын или дочь), или когда ему более 15 лет и на него не распространяется требование обязательного школьного образования.
Семьи, желающие принять ребенка, обращаются в Службу защиты молодежи своего кантона. Поскольку речь обычно идет о детях, оказавшихся в трудной семейной ситуации, задача приемной семьи предоставить ему защиту, способствовать его развитию и самореализации, сохраняя связь со его кровными родителями.

Различные типы помещения в приемную семью:
«Скорая помощь» (Accueil en dépannage) в чрезвычайной ситуации, рассчитанная на короткий срок (менее одного месяца).
Гостевание в выходные и праздники (Accueil durant les week-ends et les vacances) – эта форма может быть рассчитана как на короткий, так на длительный срок. Количество выходных и праздничных дней, которые ребенок проводит в семье, определяется семьей и службой защиты молодежи заранее.
Помещение ребенка в семью на неопределенный срок (Accueil de durée indéterminée): эта форма может быть рассчитана на средний или длительный срок. Соответствие условий в приемной семье требованиям оцениваются, как минимум, один раз в год.
Принимающие семьи могут в любое время поставить перед службой защиты молодежи вопрос об изменении формы помещения ребенка в семью.
аква 2

СИРОТЫ 109: поколебался и хватит

UPDATE на май 2014 (через год!):
И все-таки колебания остались. Т.е. сама мысль о сбережении института семьи неколебима. Но вопрос о вмешательстве в жизнь неблагополучных семей - когда? кто? как? в какой мере? - остается...


Выслушав все доводы, подумав, определился. Никакого вмешательства в дела семьи ни государственных чиновников (кроме полиции в ситуациях прямой опасности для чьей-то жизни), ни психологов, социальных педагогов и т.п. специалистов (без приглашения) быть не должно. Убедительно все то, что по этому было сказано, но я добавлю своё. Сторонники вмешательства обосновывают  свою позицию тем, что так можно будет спасти какое-то количество детей, страдающих от насилия в дурных семьях. Но, если приобретения от такого подхода ничем не подтверждены (до скрытого от глаз насилия все равно добраться трудно), то .вред ясен: это вред самому институту семьи, суть которого в особых, неформализуемых, не правовых  отношениях (право вступает в семейные отношения только в ситуации их распада) и независимости от внешнего вмешательства (мой дом - моя крепость). Сбережение этого института, его поддержка поможет и спасению детей от насилия.
просыпаюсь лицо

СИРОТЫ 94: ВЛАСТЬ СПЕЦИАЛИСТА

Посмотрел по записям и комментам 2009 года в жж ludmilapsyholog споры между сторонниками разных форм семейно-государственного устройства сирот – о том, как они различаются в российских законах, можно посмотреть здесь.
Это было время сразу после расцвета и потом слегка-придушения патроната, и основное противостояние было между сторонниками этой формы и «приемной семьи» (не путать с семьей усыновителей).
Для меня интерес представляет не вопрос о том, кто прав (лучше, чем Л.Петрановская, не скажешь: нечего делить, каждая из форм хороша для каких-то ситуаций и уступает в других), а то, из-за чего спор.
С формально-правовой точки зрения никакой разницы между этими формами нет: государство, принимающее на себя ответственность за ребенка, семью потерявшего, передает его по договору другой семье, оплачивает ее труд и, естественно, сохраняет за собой право контроля. Плата за труд и контроль отличают эти формы от усыновления, что можно изобразить простой схемой, которую я уже публиковал:

Фотосайт со вспышкой: Два варианта сиротоустройства 1 от gignomai
Два варианта...Flamber.ru

Различие состоит в появлении и все большем влиянии новой фигуры – специалиста, социального педагога. Сначала, естественно, на Западе, а теперь и у нас. С  боями, через сопротивление. В рассматриваемом случае «приемная семья» (как и более традиционная для нас опека) имеет дело напрямую с государством в лице органов опеки и попечительства, чиновников. Патронатная же семья имеет дело со специалистами, работниками центра патронатной службы (обычно на базе детдома, как в случае со знаменитым 19-м. Они помогают и контролируют.
В отношении к этой фигуре, к ее появлению между государством и приемной семьей, и разошлись спорящие.
1) Противники патроната предпочитают иметь дело с госчиновниками, которые вмешиваются в жизнь семьи по минимуму, отслеживая лишь грубые недостатки – тогда как специалисты, знающие как надо воспитывать ребенка в трудной ситуации, значительно более активны. Границы семьи (а приемная семья склонна считать себя именно семьей) при этом существенно прозрачнее.
2) Сторонники патроната, напротив, акцентируют на помощи со стороны соцработников, и не только как специалистов-педагогов-психологов, но и в делах муторных, таких как выбивание льгот.
3) Особый вопрос – отношения с родной семьей (речь ведь, как правило, о социальном сиротстве). Приемные семьи обязаны сохранять возможность таких отношений для ребенка, но обычно не любят этого. При патронате специалисты и следят за этим, и учат этому.
Опека и приемная семья привычнее, как и вообще прямые отношения с чиновниками – от чиновника ничего особенно хорошего не ждут, но рассчитывают на его безразличие. Патронат – новшество – многообещающее, но и вызывающее опасения. Все, разумеется, еще и зависит от конкретного человека на месте чиновника или специалиста. А в случае специалиста – от его профессионализма. Где и как их готовят?

А теперь главное, что я хочу сказать. То, новое, что в этих спорах обсуждалось, это частный случай очень важного процесса – набирающего силу и завоевывающего все новые области: прихода во власть специалиста.  (Кстати, и ювенальная юстиция - это про то же). Идеальная сущность этого процесса ясна как пень: решать, управлять должен знающий, а не профан. Против этого не поспоришь. На самом деле, мы уже давно вверяем решение многих жизненно важных для нас вопросов специалистам – ну хоть врачам, например. Или детей учителям. Но тут есть тонкая грань, об укреплении или стирании которой и идет речь. Либо специалиста мы выбираем сами и он оказывает нам услугу (вот тут понятие услуги на месте), либо он лучше нас знает, как надо и командует парадом. Вот – вопрос.

СИРОТЫ 82: новые открытия

Лишний раз убедился, что в России, несмотря на многолетнее разорение, есть еще много чего хорошего. Просмотр интернет журнала "Детский дом" вывел на незнакомые формы организации сиротской жизни.

Одна форма - сравнительно недавняя, пришедшая из Западной Европы: детские SOS-деревни (аббревиатура от social support, социальная поддержка, ну и понятные ассоциации). Их придумали в Австрии сразу после войны и сейчас они распространились по миру. Шесть штук сейчас существуют в России (Томилино под Москвой, Лаврово в Орловской обл., Пушкин под Петербургом, Кандалакша в Мурманской обл., Псков, Вологда). Это - негосударственные заведения, существующие на благотворительные средства. Главное их отличие от привычной детдомовской организации - жизнь отдельными домами-"семьями" по 6-8 человек с "SOS-мамой" во главе. "Мама" живет в деревне круглосуточно и получает заработную плату за свой труд. Подчеркиваемые преимущества перед детдомами:
1) участие детей в ведении домашнего хозяйства ("SOS-мама заботится и воспитывает детей и учит их всему, что умеет сама и что понадобится им в самостоятельной взрослой жизни: от приготовления еды и уборки по дому до планирования бюджета и похода по магазинам" - Википедия),
2) дети ходят в обычные детсады и школы,
3) родных братьев и сестер никогда не разлучают,
4) если это возможно, поддерживаются связи с родной семьей,
5) "маме" выдаются деньги на обустройство дома, что позволяет обжить его и избежать казенного единообразия.
Самой старой деревне, в Томилино (о ней можно посмотреть видеосюжеты в ю-тубе, 1 и 2), в 2011 году исполнилось 15 лет. За это За это время она выпустила 62 воспитанника. У 17 из них уже свои семьи. Пятеро получили образование в московских вузах, у 54-х — специальное профессиональное образование.

Самостоятельно додумавшись или по этому образцу организовали "пансионы семейного воспитания" известный деятель  ельцинской эпохи П.П.Бородин и его жена Валентина со своим фондом "Отчий дом". В 1997 году был создан пансион в Кунцеве, в 2002-м второй, в Одинцове. Здесь, хотя и живут в одном большом доме, но тоже семьями не больше чем по восемь детей с "мамой". Мама сама готовит, убирает, ходит в магазин, занимается с детьми. Отводит малышей в детский сад, младших школьников — в школу. Она со своей «семьей» и днем, и ночью.
В Кунцевском пансионе воспитывается 50 детей, из них: в возрасте от 1 до 4 лет - 2; от 4 до 7 лет - 8; от 7 до 10 лет - 20; от 10 до 14 лет - 10; от 14 до 18 лет - 10 (девочки - 30, мальчики - 20). О нем есть видеосюжет.
В Одинцовском живет 7 семей –это 46 детей (из них 23 девочки и 23 мальчика: от 4 месяцев до 17, 5 лет), 7 мам-воспитательниц и 3 "тети" – помощники мам (кстати, "тети" есть и в SOS-деревнях). На сайте пансиона очень живые рассказы о себе каждой из семей, естественно с фотографиями.

Замечательно. Но только непонятно, почему это представляется как радикальная альтернатива детскому дому. То, что в данных случаях учреждения - негосударственные, говорит лишь об отставании государства на этом пути, а не о невозможности изменений. Некоторые вещи (как обучение в обычной школе) просто уже есть и там. Другие - жизнь семьями внутри довольно большого заведения - не противоположность детскому дому, а перспектива его трансформации (кое-где уже и реализуемая, как, например, в Островском дд Костромской области. То же и про другие новшества можно сказать: они осуществимы, нужно только захотеть.

Зато другое открытие - совсем своё. Оно - из советской эпохи и несет на себе макаренковский дух трудового воспитания. Это - агрошколы-интернаты для детей, потерявших родителей. По первому впечатлению они очень хороши. Но нужно приглядеться повнимательней. О них - в следующий раз.
аква 1

Сироты 35: начинать со спасения семей

Я уже несколько раз пытался почетче уяснить и сформулировать свою задачу. Одна из этих формулировок выглядела так: составить перечень проблем, выяснив по возможности, от кого и чего зависит их решение. Другая: составить программу решения всей совокупности проблем сиротства. Третья:  сотворить «проект для царя», т.е. для тех, кто властен что-то менять масштабно и радикально.
Понятно, что это разные стороны одной работы. А занимался я пока в основном анализом ситуации, уяснением того, как обстоят дела. И в последнее время сосредоточился на детдомах, отчасти из полемических соображений.
А сейчас хочу вернуться к первой формулировке: свести воедино и по возможности систематизировать всю совокупность задач и проблем. Все по отдельности многократно отмечалось исследователями, журналистами, блогерами. Особенно мне помогли интервью с экспертами, приведенные в упоминавшейся мною анонимной книге «Сиротство в России».
Условно разобью их на группы – по этапам сиротского пути, по категориям детей, по формам устройства – как получится. И начну с того, что предшествует сиротству и его порождает –
«Неблагополучные семьи» (так их принято называть в документах), т.е. те семьи, которые не смогли, не захотели или были лишены права воспитывать своих детей.
Одна группа причин неблагополучия – это нищета, низкий социальный статус. Молодые матери-одиночки, многодетные семьи, не справляющиеся с недешевой задачей выращивания детей, безработные, мигранты (эти группы пересекаются)…
Очень часто семьи алкоголиков и наркоманов – в этом случае велика вероятность, что дети еще и больные. Эта группа во многом вербуется из первой.
Третий фактор – культурная деградация: разрушение семейных ценностей. Если глубже, то за этим и «уход» воспитания из школы, и гнусные СМИ, и общий «климат» в стране.
Четвертый (не знаю динамики) – криминальная обстановка, небезопасность детства, напрягающая родителей заботами, которые не всем посильны.
Все перечисленное выводит за пределы собственно сиротской и даже семейно-детской темы. Это вопросы социальной, экономической и культурной политики. Но есть и прямые изъяны сиротской системы и политики. Это –
Пятое. Отсутствие поддержки семей, которым трудно, – материальной, психологической, организационной. Особенно это относится к семьям с больными детьми – система вынуждает их отдавать детей в коррекционные интернаты, о которых еще предстоит поговорить.
И шестое. Карательный уклон детозащитных органов (который еще и грозит усилиться введением у нас ювенальной юстиции). Вообще-то в Семейном кодексе (статьи 67-77) всё написано вроде бы правильно: оговорено, что лишение родительских прав является крайней мерой, и перечислены ситуации, когда приходится это делать, предусмотрена такая промежуточная мера, как ограничение родительских прав, и оговорена возможность отмены того и другого. И все равно, как сообщают, органы опеки часто норовят забрать детей из неблагополучной семьи, не умея или не имея возможности ей помочь. Эта проблема – сохранения контактов с родителями и обратимости распада семьи – имеет продолжение и после помещения ребенка в «казенный дом», но это нужно рассматривать отдельно, с учетом различий между детдомом и социально-реабилитационным центром (приютом).
Многое придумано и продумано в том, как решать эти проблемы. Кроме разного рода консультационной помощи, впечатляют две идеи (их в своем замечательном интервью в упомянутой книге «Сиротство в России» высказывает Елена Альшанская из фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»). Первая – зарплата и трудовой стаж многодетным родителям и родителям, воспитывающих детей-инвалидов (цитирую: «Если многодетная мама – то пусть ей платят заработную плату как воспитателю. Если ребенок – инвалид, то заработную плату сиделки. И тогда у мамы появляется выбор: пойти самой работать, и оплачивать сиделку или няню, либо получать заработную плату за свою работу как мамы»). Вторая – вместо коррекционных интернатов, куда «сдают» детей фактически навсегда и фактически теряя с ними связь, создавать детские сады и школы, куда бы не отдавали, а приводили детей. Впечатляют – написал я, хотя надо бы еще подумать, всегда ли и в какой мере это реализуемо. К тому же, я, в отличие от Альшанской, в коррекционные школы-интернаты еще не заглядывал.
Такова первая проблемная область. Всего я предварительно насчитал пять.