Category: религия

сплю

Климент Александрийский по книге Аркадия Шуфрина

Сюда я собрал записи, сделанные во время и в связи с переводом книги А.Шуфрина "Gnosis, Theophany,  Theosis: Studies in Clement of Alexandria's Appropriation of His Background".Collapse )

КЕНОСИС

А здесь собраны записи по следам чтения книги А.Чекановского "К уяснению учения о самоуничижении Господа нашего Иисуса Христа", предпринятого в связи с обсуждением вопроса о священных изображениях. Обсуждение пока отложено в связи с осознанием мною своей безграмотности в ряде вопросов, до этой темы относящихся, но искренне надеюсь продолжить Collapse )

Кто мыслит?

Одно из принципиальнейших положений СМД-методологии: мыслит не индивид, он лишь "подключается" к мышлению. Мне всегда трудно давалась эта мысль. Трудно преодолеть "естественную", эгоцентрическую установку. И трудно, даже невозможно помыслить совсем бессубъектное мышление... Народ, человечество? Что-то не дает на этом успокоиться. И вот встретилось:
"… что это значит – мышление без носителя? Я ведь, между прочим, сегодня понял роль религиозного мышления в формировании европейского рационального философского мышления. И, в частности, я впервые в жизни понял роль Господа Бога: носителем мышления всегда был Бог, в европейской философии всегда так было, эта часть теистической философии вошла целиком в европейское мышление. Единый субъект и все структуры логические, которые наследованы европейской мыслью, они все формировались, кристаллизовались в этом, теистическом, мышлении. И предположение о том, что есть Господь Бог, который мыслит, и возможно, что он единственный, который мыслит, – всегда эта идея существовала в европейском мышлении. Когда я был молодой, я думал, что это нехорошо и даже глупость, а теперь, став повзрослее, я прошел со всей страной в буденовских завихрениях и излишествах, и теперь я на теистическую философию смотрю с гигантским уважением и начинаю понимать, какого рода проблемы они решали. Не связанные с утверждением существования Господа Бога, поскольку, этот вопрос о существовании Господа Бога вообще, как я понимаю, большевики, падлы, выдумали в безвыходных ситуациях. Не было такого вопроса, не в нем смысл, а вопрос в том – кто же мыслит? И вопрос очень существенный. При этом Бог рассматривается и как субъект мышления, и как растворяющийся в субстанции мышления. Я-то думал, что очень далеко продвинулся, когда где-то в семидесятые годы сообразил, что мыслит мышление! Это видимость. Это на самом деле повторение этого ответа – что мыслит Господь Бог. И в этом смысле это есть очень реалистичный и объективный ответ со своим очень реалистичным, объективным смыслом. Но по формам – субъективированный. И буду ли я говорить, что мышление мыслит, или скажу, что Бог мыслит, [это одно и то же] <…>, – только первый ответ малопонятен. Хотя, так сказать, и сугубо научен"
(Г.П.Щедровицкий. Лекция в Обнинске. 1990).

ГП о философии как религии

«Методология выхватила у философии технологию работы, но за счет этого произошло освобождение и очищение ценностного аспекта нашей деятельности. И этот ценностный аспект остался у философии, но выступает теперь уже в достаточно очищенном виде. Поэтому философия, естественно, смогла бросить на него значительную часть своих сил. И поэтому, как мне кажется, сегодня она получила непосредственную возможность вступить в спор с религией — раньше подобные претензии были по сути дела совершенно иллюзорными. И поэтому соответствует, как мне кажется, бурное развитие философии как ценностно-полагающей дисциплины. Здесь, правда, встает очень важный и сложный вопрос о том, как все это будет совмещаться с разработкой технологии деятельности, с изменением структуры самой деятельности, с появлением в ней новых видов и типов. Можно будет создать и новую религию для просвещенного человека, религию, опирающуюся на науку и методологию. По сути дела, это и будет философия как религия, противостоящая всем уже существующим религиям. И это особенно важно, так как сегодня ученый всегда или иначе создает такого рода религию, но он создает ее из своей собственной науки, т.е. из того, что к этому совсем не приспособлено. Во всяком случае мне представляется, что аксиология, которая стала развиваться в философии примерно 80 лет назад, представляет собой один из главных и ведущих ее разделов» (Социологические проблемы и социология сегодня).
Это 1969 год. Позднее, думаю, он пришел к тому, что и это методология отбирает у философии, у которой (точнее, у одиночек-философов, ибо философии как развивающейся сферы не существует) остается только возможность фронтирно-сталкерских вылазок в топь и мрак... (Подбор слов в последней формулировке - на моей ответственности).

Палата №6 - другое прочтение

Очень содержательной оказалась одна из веток обсуждения этого рассказа. Благодаря viktor_privalov сменился гештальт, раскрылся другой и, пожалуй, более важный смысл. А ведь и правда, Андрей Ефимович, вовсе не невинная жертва - несчастный конец его вполне заслужен годами, когда он, попивая водку и разглагольствуя о философии, не вмешиваясь, наблюдал страдания вверенных ему людей. И в этом прочтении не имеет значения нравственный облик непосредственных исполнителей этой кары. Как в Библии, бичом и мечом Божьим может быть и зверь вроде Ашурбанипала.
Очень по-чеховски этот смысл сокрыт (потому и не был мною сразу увиден) тем, что происходящее с А.Е. описано хоть и не от его имени, но как бы его глазами, так что его страдания выступают на первый план и вызывают сочувствие.
И еще. Нет ли тут отчасти пророчества о судьбах русской интеллигенции в Революции?
Тогда это перекликается с вот этим.

кто решает, как мне быть 5

Перечитал соответствующее место в "Диалоге с Пирром". Максим, правда, блестящий полемист и нисколько не устарел. Образец ясного мышления - не зря Громыко назвал его "методологом" (хотя точный смысл этой характеристики он обязался мне объяснить). Но, святый отче Максиме, дерзаю оспорить или, по меньшей мере, скорректировать твою мысль.

Collapse )

кто решает, как мне быть 3

Прошедшие два обсуждения выявили путаницу в понятиях – нужны дополнительные различения.
Напоминаю, что обсуждается вопрос о воле – как она связана с природой и лицом (ипостасью).
Для прп. Максима Исповедника и для А.Чекановского, через которого (в том числе) я в свое время стал этот вопрос обсуждать, он встает в христологическом контексте спора между еретическим монофелитством (у Христа одна воля) и православным дифелитством (две воли в соответствии с двумя природами) и, соответственно, моно- и диэнергетизмом (одно или два действования). Отсюда, по-православному, воля и действия индивида определяются не лицом, а природой, а это уже и применительно к просто человеку значимо: индивид желает и действует в соответствии с человеческой природой.
Здесь, на самом деле, утверждаются две вещи. Во-первых, человеку по его природе свойственно иметь волю, желать – как живому и одушевленному, в отличие от камня и дерева. Во-вторых, ему свойственно желать по-человечески – в отличие от Бога или зверя. (В частности, желать разумно, принимать решение).
Аминь. Против этого у меня нет возражений.

А вот теперь вопрос: только ли общечеловеческой природой определяются желания и действия индивида? Нет.Collapse )

кто решает, как мне быть 2

Спасибо всем, кто повозражал и повразумлял меня в прошлом обсуждении.
Вроде бы я локализовал свои ошибки - или, по крайней мере, сомнительные звенья в рассуждении.

1. Я, фактически, представлял волящего и действующего человека как оргтехническую систему, в которой есть управляющая и управляемая подсистемы - лицо и природа. Вторая включена в первую, и они составляют единое целое, но, и это важно, в таком представлении генетически они различны. И могут быть рассмотрены раздельно, до соединения. Хороший аналог - автомобиль, который я и приводил в таком качестве. Есть собственное движение автомобиля, и есть водитель, управляющий автомобилем посредством руля. В этом случае можно ставить вопрос о разных энергиях - первое движение происходит за счет энергии мотора, управляющее же - за счет мышечной и иной энергии водителя.
Но эта аналогия не годится, человек устроен иначе. В нем вся энергия природна и, как мне справедливо указывали, "лицо действует природно", т.е. в соответствии с человеческой природой, - и когда уступает страстям, и когда противится им из разумных соображений, и когда просит Бога о помощи в борьбе с ними. В ответ на молитвы может "вступить в игру" энергия благодати...

2. И еще одно звено. Требует ли энергии само решение, сама смена вектора, по которому направлена энергия? Но ведь это вопрос о причине свободного действия, точнее о причине решения совершить свободное действие. Закон достаточного основания требует, чтобы у всего было основание, причина, но применение его к свободе уничтожает ее. Именно это, видимо, имел в виду alexandrg говоря, что действие, требующее усилия, не свободно. Это неточно, свободное действие для своего осуществления может потребовать большого усилия. НО: решение его совершить, собственно проявление свободы по понятию безэнергийно. Иначе никак.

кто решает, как мне быть

Догнал старый, так и не решенный вопрос. Но скажу его не по-старому, а заново.
Вот мы молимся словами "Отче наш" - "Да будет воля Твоя", т.е. мы просим Бога, чтобы исполнялась Его воля, а не наша худая, лженаправленная, не наши страстные желания. Но ведь чтобы молитва наша была искренней, не притворной и не формальной, нужно хотеть этого - того, чтобы Его воля, а не моя и т.д. Это "хочу" - чья воля? Она ведь не Божья - я только хочу, чтобы Божья восторжествовала. И она не моя - поскольку от той я отказываюсь в пользу воли Божьей...

И контекст, в котором встал - когда-то - этот вопрос.
Был такой спор в Церкви: две воли у Богочеловека Иисуса Христа или одна. Церковь признала, что две - хотя для того, чтобы утвердилось это представление, св. Максиму Исповеднику, его основному защитнику, пришлось побыть в одиночестве и помучиться, язык ему за это отрезали братья-христиане.
А что значит, что у Христа две воли, божественная и человеческая. Это значит, что воля - принадлежность природы, а не лица. Лицо Иисуса - одно, а природы и воли две.
Но, значит, и моя воля природна. Голод, скажем, или эрос - они от природы человеческой. И таковой их характер я легко опознаю по тому, что они непроизвольны, они как бы и не от меня (не от моего лица) исходят, а помимо. А я уж как-то управляюсь с ними, подчиняюсь или им противостою. Противостою, чтобы не по моей, а по Божьей воле свершилось.
Отцы меня учат, чтобы молился о Божьей помощи в этом - без нее, говорят, не справишься. Ну да, согласен, но молиться-то тоже труд немалый, в наше-то суетное время особенно - собраться надо, волю нужно для этого иметь.
К чему я все это клоню? К тому, что нет только воли Божьей и воли природно-человеческой, есть еще какой-то род воли - ипостасной, личной. И, соответственно, лицо не есть только совокупность индивидуальных особенностей, а носитель свободно-волевого начала... Не получается без этого понять human condition. Без этого нет человека, есть природная организованность, в которой природные силы действуют, и божественное начало, промыслительное, которые между собой все и решают - как с этой организованностью именем человек Х дальше будет. Ни свободы, ни ответственности, ни греха, ни покаяния, ни гибели, ни спасения...