Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

А я шагаю по Москве...

Проект "Курьерство" удался!
Второй раз я уже не нервничал, разве что сохранял сосредоточенность.
Читать и слушать пока что не случилось, но уже думал не о маршруте. И вспоминал на ходу любимые стихи. 
сплю

Климент Александрийский по книге Аркадия Шуфрина

Сюда я собрал записи, сделанные во время и в связи с переводом книги А.Шуфрина "Gnosis, Theophany,  Theosis: Studies in Clement of Alexandria's Appropriation of His Background".Collapse )

КЕНОСИС

А здесь собраны записи по следам чтения книги А.Чекановского "К уяснению учения о самоуничижении Господа нашего Иисуса Христа", предпринятого в связи с обсуждением вопроса о священных изображениях. Обсуждение пока отложено в связи с осознанием мною своей безграмотности в ряде вопросов, до этой темы относящихся, но искренне надеюсь продолжить Collapse )

Связалось

Бог там, куда Его пускают (хасидская притча).

Для меня положительный смысл страдания в том, что оно пробивает вот этот наш устоявшийся контур …
Потому что вот эти картины действительности, они достаточно устойчивы, и, что называется, «пока каша не пересолена, можно ни о чем не говорить». Я так понимаю, что это иногда оказывается единственным способом и в некотором смысле даром, чтобы к нам пробиться, чтобы место перестало быть занятым и чтобы наконец быть услышанным. Из той частности, в которой мы замыкаемся от целого, целое может пробиться к нам только через страдание… (Т.).

Обсуждая мифоэпос Толкина

Судьба свела меня с двумя убежденными толкинистами, энергично отстаивающими (особенно один из них, мой постоянный собеседник КП) преимущество легендариума Толкина перед священными текстами любых религий, включая христианство. Приведу фрагмент из нашей дисуссии (в письмах, по следам устного обсуждения).

Collapse )

о вкусе

Давно эта тема меня занимает: что такое хороший вкус и как он развивается. И давно уже я утвердился в том, что вкус (как и совесть - нравственный вкус) не есть дело субъективного произвола: "есть ценностей незыблемая скала над скучными ошибками веков". И - тоже давно сформулировалось - воспитывается вкус опытом предпочтения лучшего худшему.
Так, да, но... Вот сейчас додумал то, чего здесь не хватало.
"Незыблемая", та, про которую Бог сказал, что это "добро зело", она нам и невидимая, во всяком случае не очевидная, она усилием жизни обретается, как Царство Божие, и с полной отчетливостью только там - где мы все ясно увидим.
А здесь каждый идет своим путем, и вкус зависит от особенностей его пути.
Так что опыт предпочтения - да, но - с концом детства и вступлением на свой путь - своего, личного предпочтения. 

Евклидомахия 9: место в кооперации

Пока доуясняются вопросы фальсифицируемости, доказательства и т.п., попробую зайти с другого хода.
Думаю, что различать, разграничивать науку, математику, логику, равно как и история, и богословие, и искусство, целесообразнее всего по их назначению, месту в кооперации мыследеятельности. А уже из этого выводить специфику применяемых методов и т.п.

И вот, с учетом, насколько сумел, прошедших обсуждений, делаю прикидочную демаркацию.

Наука (физика в широком смысле) нацелена на познание реальности, того, как все обстоит на самом деле. И, хотя она обречена иметь дело с идеальными конструктами, но ее развитие определяется интендированностью на объективную реальность. Об этом методологический принцип двойного знания: полагание функционального места для объекта. Испытание научной теории (условно истинной, т.е. всегда гипотезы) на истинность происходит в деятельности. "В деятельности встречаются вещь и мысль о вещи" (ГП).

Математика порождает онтологии. Она сама по себе не интендирована на реальность; иначе сказать, она о себе самой (автонимна). Но ее нередко удается использовать для физики. При этом идеальные объекты математики трактуются как идеализированные эмпирические объекты (физический маятник, с которым нам приходится иметь дело, расматривается как идеальный маятник, скорректированный с учетом реальных обстоятельств).

Логика, что удивительно, ближе к физике, чем к математике, т.к. имеет своим предметом (интендирована на) реальность мышления. ММК и пытался строить логику как эмпирическую науку, изучая мышление ученых.

А вот богословие я уподоблю математике. Оно выполняет функцию поставления онтологий - но не физике, как математика, а антропологии, социологии, истрии и т.п. человековедческим областям.

Об остальном пока воздержусь. И так наговорил на полноценный криминал. Можете "мордой об стол".

(no subject)

Как не процитировать?

В окна Совета пахло навозной сыростью и теплом пахотной земли; этот старинный воздух деревни напоминал о покое и размножении, и говорившие постепенно умолкли. Дванов вышел наружу посмотреть лошадей. Его там обрадовал отощалый нуждающийся воробей, работавший клювом в сытном лошадином кале. Воробьев Дванов не видал полгода и ни разу не вспомнил, где они приютились на свете. Много хорошего прошло мимо узкого бедного ума Дванова, даже собственная жизнь часто обтекает его ум, как речка вокруг камня. Воробей перелетел на плетень. Из Совета вышли крестьяне, скорбящие о власти. Воробей оторвался от плетня и на лету проговорил свою бедняцкую серую песню.

Один из крестьян подошел к Дванову — рябой и не евший, из тех, кто никогда сразу не скажет, что ему нужно, но поведет речь издали о средних предметах, сосредоточенно пробуя характер собеседника: допускает ли тот попросить облегчения. С ним можно проговорить всю ночь — о том, что покачнулось на земле православие, а на самом деле ему нужен был лес на постройку. Хотя хлысты он уже себе нарезал в бывшей казенной даче, а снова попросить лес хочет для того, чтобы косвенно проверить, что ему будет за прежнее самовольство.

Подошедший к Дванову мужик чем-то походил на отбывшего воробья — лицом и повадкой: смотреть на свою жизнь как на преступное занятие и ежеминутно ждать карающей власти.

абстрактное и конкретное, конкретное переживание абстрактного

Из письма логику и математику, моему постоянному собеседнику и корреспонденту:

Для меня главная тема сейчас - абстракция. И ее противоположность - конкретное мышление.
Эта пара развертывается от предельной абстрактности в новейшей математике и логике до предельной конкретности в мышлении детей, некоторых патологиях и искусстве (последнее - с оговорками, о которых ниже). Все развитие науки движимо способностью к абстракции. И этот же тренд как-то, видимо, связан с отчуждением от реальности.
Эта дихотомия создает двунаправленность в образовании. Скажем, школа Давыдова-Эльконина нацелена на раннее развитие мышления. Они учат алгебре со 2-го класса. А вальдорфская школа принципиально воздерживается от раннего интеллектуализма в обучении, чтобы воспитать восприимчивость к живой реальности.
Возвращаясь к искусству. Внутри самого искусства музыка может быть предельно абстрактной (неслучайно часто музицировали математики). В искусстве ХХ века произошел переход от искусства изобразительного к искусству идеи (см. очень любопытное на сей счет рассуждение https://mail.yandex.ru/u2709/?uid=99945257#message/176484810397699340).
Но вот что интересно. Там говорится о Кейдже, который заставил слушать сколько-то минут тишины, ради идеи. Но Таня, жена моя, с детьми слушала кейджеву тишину и побудила их пережить слушание тишины. Это был конкретный опыт!
И наконец, поднимусь выше. Бог может мыслиться как предельно абстрактная идея (Благо по Платону как результат абстрагирования от всего, что нам по жизни дорого). Паскаль про такого Бога сказал, что это "Бог философов и ученых"). Но Бог, встреча с Ним, может быть пережита в конкретно, как личная встреча с Богом, по словам того же Паскаля, "Авраама, Исаака, Иакова".
Но - на этом шаге моего думанья - может быть, и Пустота так же переживается буддистом?

Смерть Моисея

Mike Freikman

16 июля, 17:17 . Via pavel_g_m.
Как всё произошло на самом деле. Эфиопская версия. В своё время я наткнулся на один короткий текст написанный на языке Геэз, найденный и опубликованный Файтлoвичем, и переведенный на английский Вольфом Леслау. Это часть еврейского эфиопского эпоса, который дает нам очень оригинальные интерпретации библейской традиции. Эта история, на мой взгляд, просто потрясающая версия истории о том, как умер Моше, так что мне показалось важным донести ее целиком. так как сегодня не только нет ее перевода на русский, но и на английском ее найти почти невозможно.
Смерть Мусе (Моисея). "...И Моисей сказал Богу. Заклинаю тебя, именем, которое ты мне открыл, которое знаем лишь я и ты, скажи мне день, когда ты возьмешь мою душу."..И Бог сказал Моисею: "Я возьму твою душу... в Пятницу". После этого [разговора] Моисей каждую пятницу очищался и одевался в погребальные одежды, а потом забыл об этом дне и однажды поднялся в пятницу на гору Синай. И во время его молитвы Ангел Смерти, выглядящий как один из молодых сынов Израиля, встал перед ним. И горло Моисея сжалось, и язык прилип к небу, и колени задрожали, и он пал на лицо своё. но он поднялся и сказал: "Кто ты такой, сказавший мне "мир тебе", имеющий голос которого я никогда не слышал и, который так напугал меня?" "Ты меня не знаешь", спросил ангел? "А я ведь тот, кто, кого испытывают дети и женщины. Тот, кто уничтожает дома и создаёт могилы до пришествия конца света. Я Сурьял, ангел смерти (* сурьял на Геэз надо читать как Цуриель. Странно то, что не Цуриель, а Азраель является ангелом смерти в иудейской демонологии (еcли что не так, поправьте меня, но в эфиопской мистической литературе имена ангелов гуляют от одного к другому). "Что ты пришел делать?" "Я пришел забрать твою душу и привести ее пред лицо господа". "Я  заклинаю тебя не забирать мою душу до третьего часа утра именем господа, пославшего тебя, пока я не схожу к жене и детям". И бог сказал: "Оставь его, пока не придет время его". И ангел оставил Моисея, пока не придет его время, и сел в тени. Моисей спустился с горы Синай и встал на развилке дорог, ведущих к домам его матери и его жены. И задумался, к которой из них я пойду? Пока он стоял и думал, раздался голос с небес, говорящий: "Иди сначала к своей матери". И он пошел к матери. А когда пришел то крикнул: "Открой мне". Мать подошла, чтобы октрыть дверь, и увидела, что лицо его грустное, а тело съежилось. И она спросила: "Что с тобою, сын мой? Может, пришли пастухи сказать тебе, что твой скот потерялся? Или что же случилось с тобой?" И Моисей ответил: "Лишь бог может призвать меня, и лишь смерть может устрашить меня". И мать его сказала: "Тебе, говорившему с богом лицом к лицом и ртом ко рту, тебе ли [предстоит] умереть?" - "Да, предстоит. Все пророки умирают. Встань, поставь свою левую ногу слева от меня, простри руки свои и молись со мной, чтобы бог облегчил горести мои". Она сделала то, что он попросил, и он поцеловал ее. И он оставил ее и возопил великим воплем. И мать его сказала: "Давай не будем смотреть на этот мир, а будем ожидать того, что находится в раю". И когда Моисей пришел к дому своей жены, дух его ослаб, а тело съежилось. Он подошел к двери, и сказал: "Я Моисей, открой мне". Она встала и открыла, и увидела, что лицо его было бледным, а сердце слабым. И жена его сказал: "Что случилось, любимый мой, что лицо твоё бледное, а сердце ослабло? Ты потерял верблюдов своих или богатство своё?" Моисей ответил: "Лишь бог может призвать меня, и лишь смерть может устрашить меня". Жена сказала: "Разговаривавший с богом, умрет ли?" Моисей сказал: "Да, умрет. Авраам умер, и все пророки умерли". И Моисей сказал: "Где мои дети?" "Они спят в кроватях". "Приведи их ко мне". И жена возопила великим плачем, и пошла к детям, и сказала: "Идите к отцу, пока он не умер, ибо больше вы его не увидите". Она разбудила их и привела в своей правой и левой руках, со словами: "Оплакивайте отца своего, ибо ваши пути расходятся". И они спросили: "Где наш отец?" И она сказала: "Вот он, подойдите к нему. Смотрите на него, пока не насмотритесь, ибо ваши пути на земле расходятся". И увидев, своего отца, дети упали на лица свои и возопили великим плачем. Моисей плакал с ними, и сказал: "Мы больше не увидимся на земле". Жена его сказала: "Мы больше никогда друг друга не увидим?" И Моисей посадил младшегo сына Эльазара на правое колено, а старшего сына Гершома на левое колено и благословил их. И сказал: "Наши пути расходятся". И они сказали: "Теперь, когда ты ушел, те, кто любил нас, оставят нас, а те, кто ненавидел, изгонят нас". Когда Моисей услышал их слова он возопил так, что земля и небо возопили вместе с ним. Бог сказал Моисею: "Почему ты плачешь? Потому что ты покидаешь землю, или потому, что ты боишься смерти? Моисей сказал: "Из-за детей и жены. Мой тесть, Итро, умер, мой брат, Аарон умер.  А если я умру, то на кого я их оставлю?" Бог сказал: "Когда ты родился, и твоя мать Йохевед спрятала тебя в коробке и бросила тебя в море, забыл ли я тебя? Я запечатал рот фараона, так что он не мог сказать ни слова, и сделал так, чтобы дочь его Тармут, полюбила тебя, и назвала тебя "ребенок мой". А ты остался там на 40 лет. А теперь, возьми посох свой и раздвинь воды (Красного) моря". Моисей встал и ударил море. И воды его раздвинулись, и он нашел большой камень который катился (по дну). Бог сказал Моисею: "Ударь этот камень". Он ударил его, и тот разбился на куски. И внутри его он нашел маленького червя, который ел зеленую траву. И этот червь воскликнул: "Благославен Господь, который не забыл меня до сего дня, пока я был в глубинах морских". И Бог сказал Моисею: "Ты видишь, что я не забыл червя, который жил внутри катящегося камня на дне морском. Так неужели ты думаешь, что я забуду детей твоих, когда они будут молиться мне? Я буду охранять их. А теперь, поцелуй жену свою и детей своих, ибо те, кто идут забрать душу твою, приближаются, и ты больше сюда не зайдешь. И жена его обняла его, и возопила великим плачем, и Моисей плакал вместе с ней. И затем он оставил свой дом, и он оставил жену у детей. Он шел с ослабшим сердем и бледным лицом, и не знал куда идти. И по дороге ему встретились три молодых красивых человека, копавших могилу. И он спросил их: "Кому вы копаете могилу?" И они сказали: "Для одного человека, которого любил Господь". "Если это был человек, которого любил бог, я помогу вам и буду копать вместе с вами". А когда они закончили копать, Моисей сказал: "Принесите труп, чтобы мы могли похоронить его". И молодые люди сказали - а это были ангелы в людском обличьи: "Мы боимся, что могила будет слишком маленькой для того, кого мы хотим похоронить, а ведь он примерно одного размера, длины и внешности. А теперь ляг в могилу и измерь ее для нас. Моисей сошел в могилу и обнаружил там ангела смерти. И тот сказал: "Мир тебе, Моисей, сын Амрама". А Моисей ответил ангелу: "И тебе не болеть". Так  Моисей умер, и ангелы похоронили его.

"