Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Превратим Россию в страну музыкантов

Жена моя, Татьяна учила всю жизнь детей музыке и даже создала свою программу музыкального воспитания, назвав ее революционно: "Каждый ребенок - музыкант". Я сначала спорил, говоря, что, мол, точно не каждый - я, например, ну никак. Но она разбила мои возражения доводом, что мне просто в детстве не показали, что я могу.
Я помню, как рождалась программа у сестры моей в деревне - из наблюдений и вслушивания в звуки живой и неживой природы, потом из чтения всего, что в этом направлении надумали прежние. Потом были годы опытов и успехов с детьми. И в последние годы поездки по России, на Украину, в Прибалтику, Молдову - для обучения учителей. Кое-где я был с нею и видел, с каким восторгом ее встречали - охренеть!
Уже ясно, что идеал - это воспитать по этой программе всех детей России (с миром пока подождем). А для этого нужны учителя и учиттеля учителей - нужна система постоянной подготовки всех, кто может приобщать детей музыке так, как это делается по этой программе, т.е. так, чтобы они потом всю жизнь жили потом с музыкой и музыкально.
И вот для решения этой государственной задачи мы подаем заявку на грант президентского Фонда культурных инициатив. Если нам дадут денег, то будет проведен полуторагодовой онлайн-курс подготовки для работы по программе - бесплатный, для всех желающих. А тем, кто будет не просто слушать, а учиться всерьез, чтобы потом по этой программе работать, будет выполнять задания и сдаст в конце экзамены, мы выдадим сертификаты, дающие право работать по программе.
Остается только получить этот грант, а для этого нужно доказать грантодателям, что на такой курс есть спрос.
И мы решили уже сейчас объявить регистрацию желающих пройти обучение. До подачи заявки осталось полмесяца. Число зарегистрировавшихся за это время - убойный аргумент в пользу нужности этой затеи.
Регистрируйтесь вот здесь: https://homomusicus.ru/programma.

Подводя итоги 1

И семинар-в-пути с КП, и обсуждение в жж были для меня очень плодотворными - несмотря на то, что я не всегда лучшим образом выдерживал сменяющиеся роли симплицимуса и провокатора.
Итоги подвожу, далеко не закончил, что-то и сюда выложу.

 Но один итог готов сообщить. Ответы на вопросы о смысле, причинах и судьбе неевклидова переворота в геометрии я получил - сильно помог xgrbml своим единственным, но очень содержательным комментарием, с которым я сейчас вполне согласен. Дальнейшее прояснение связано с чтением рекомендованного им же предисловия П.К.Рашевского к русскому изданию "Оснований геометрии" Гильберта 1948 года, где высказано важнейшее положение о двух "ипостасях" геометрии (наверное, это и к математике вообще относится) - как физике и как математике. Одна - экспериментальная наука, другая - формальное конструирование (можно сказать и "игра"), подчиняющееся законам логического вывода. Важно, что их развитие происходит по-разному и суть переворота была в их разделении. Очень рекомендую.

Отдельно хочу отметить, что математики, которые ответили на мои вопросы удовлетворительным образом, сделали  это в моем понимании не только и не столько как математики, а как одновременно и методологи. Отсюда совпадение в основном ответов xgrbml и kaktus77.

Это - к тому изначальному предмету нашего спора с КП о том, кому отвечать на вопрос о назначении логики или математики, о их месте в целом мыследеятельности и кому исследовать историю этих дисциплин. Но об этом нужно отдельно, как итог итогов.

Евклидомахия 10: что я делаю

Ну, во-первых, обозначение темы давно уже не отражает содержание - вроде названия газеты "Комсомольская правда", просто обозначения некоторого звена, этапа.

В ходе обсуждения несколько раз звучал вопрос-недоумение: что я делаю в этих постах и зачем? Поясню (в первую очередь, понятно, себе).
Вопрос, собственно, распадается на два: 1) куда я думаю? и 2) зачем выкладываю сюда?
На первый пока воздержусь отвечать, разве что частично, в ответах на комменты. Только на второй. А он относится к тому, для чего мне вообще жж (такие вот обсуждательные посты).

Во-первых, я тут вроде как думаю вслух. Можно сравнить с тем, как Жорж Сименон писал за стеклянной витриной. Для чего? Чтобы видели и реагировали, т.е. зеркалили, давая мне самому возможность посмотреть на все мое уродство со стороны. Таньга говорила об этом так: "Вы не боитесь писать глупости".

Во-вторых, жж для меня своего рода "отстойник", фильтр. Процесс думанья как поток, несущий с собой много грязи (вот этих самых глупостей). Вываливая их сюда, где на них льют "растворители" вроде шампуней или "утенка", я поток чищу. ("Я себя под Лениным чищу, чтобы плыть в революцию дальше").

В-третьих, сюда, конечно, попадает не все, какие-то важные контексты остаются за пределами, что, наверное, тоже рождает недоумение: откуда вдруг такой поворот? Вот "Евклидомахия" писалась урывками параллельно нашему многодневному и чуть ли не круглосуточному семинару с Константином Павловым-Пинусом в ходе нашего автомобильного путешествия.

Ну, и, разумеется, по ходу дела собеседники просвещают меня и помогают кое-что понять и допонять. В разной мере, но даже и тот, которого пришлось забанить. Всем спасибо.

Но такие предприятия требуют рефлексии. Путешествие подошло к концу, мы возвращаемся в Москву, надо подводить итоги.

путешествуем, смотрим, беседуем

Из Вологды добрались до Кириллова. Оттуда, знамо дело, съездили в Ферапонтово Дионисия посмотреть. Но ни писать, ни фотографии про это постить не буду - без меня уже этого много.
Второй кирилловский день бродили в монастыре и округ него.
А сегодня добрались до Вытегры, где в отличие от предшествующих мест никто из нас не бывал. Саму Вытегру посмотреть не очень успели, так как по пути очень уж хотелось к на берегу Онежского озера постоять, а добраться туда оказалось непросто. Но добрались.
Пока добирались, я стих сочинил дурацкий:
На Онежском озере беда.
Там у рыбрк кончилась еда.
Стали есть они друг друга,
Съел супруг свою супругу.
И свихнувшись оттого,
Съел себя он самого.

Но снимок озера вставлю. Ощущение - будто вышли на берег Тихого океанга.



Семинар наш с Костей идет полным ходом - в машине, за едой, во время пеших прогулок и в специально выделяемое время.

Вот зримое свидетельство:


Семинар-в-пути

Во вторник отправились на север, в Вологду, где сейчас с Таней и есьмы - у Кости Павлова. Цели поездки две - добраться до Каргополя, о котором с юности храню воспоминание как о сказке. И посеминарить с Костей. Второе уже начали. Отмечаю феномен - иррадиацию: обсуждение одной темы, его диссертации о свободе и рациональности, создает поле, в котором хорошо мыслится и о математике.

Потешил один из спорящих между собой комментаторов оборотом: "А дедушка-то прав".

Ну и смотрим, вчера по Кремлю пошатались, с колокольни обзором полюбовались и на катерке по реке Вологде проехались.

Под катом - фотки.









Гуляем, но и работаем

Съездили сегодня в Петрово-Дальнее, погуляли по парку пансионата.
Под катом несколько фотографий реки - там Истра впадает в Москва-реку - ну и моих красавиц, конечно.
А еще сегодня была первая моя попытка знакомить Аришу и Таню с методологией. Читали и обсуждали статью ГП "Игра и детское общество" (выбор связан с темой Аришкиной курсовой - "Игровая педагогика"). Вроде ничего получилось, попробуем продолжать...










(no subject)

Напоминаю о том, что varandej продолжает странствовать и рассказывать об увиденном. Внимание к деталям и тщательное изучение истории посещаемых мест... Сейчас он в Грузии. А этот пост - первый про Батуми.

(no subject)

Я вглядывался в то место на картах, где когда-то находилось мое Пахтино, и удивлялся тому, что меня не удивлял скачок из малюсенькой русской деревушки в многомиллионные современные города Париж, Лондон, Нью-Йорк, Рио-де-Жанейро, Токио, не удивлял скачок от старой клячи по имени "Соколка", на которой я ездил верхом мальчишкой и возил навоз в поле в колхозе, к современному самолету "Боинг-747", который переносил меня за несколько часов с одного континента на другой.
- Вот ты летишь из Мюнхена в Нью-Йорк, - говорил я себе. - Прекрасный самолет. Прекрасное обслуживание. Вино. Фильм. Музыка. Еда такая, какая тебе не снилась в молодые годы. И такой порции тебе тогда хватило бы на неделю. Несколько часов, и ты - на другом континенте. Поразись этому чуду прогресса!
- А зачем мне Нью-Йорк? - возражал я сам себе. - Какая нелегкая сила несет меня туда? Посмотреть на статую Свободы, которая, на мой взгляд, есть верх безвкусицы? Побродить по Манхэттену? Побывать на Уолл-стрит? Как говорят в России, видал я это все в гробу в белых тапочках. Несет меня в Нью-Йорк не любопытство к нравам и обычаям на другом континенте и не интерес к красотам "каменных джунглей", а обыкновенная нужда: прочитать какие-то лекции и заработать на жизнь.
- Но все-таки чудо прогресса то, что европеец может слетать в Америку, прочитать лекцию и получить за это какие-то деньги. Потом ты полетишь с такими же лекциями в Чили и Бразилию. Весь мир в твоем распоряжении.
- Пусть так. Но ведь у всего этого есть и обратная сторона. А почему я не могу заработать на жизнь там, где живу, а должен тащиться за тридевять земель, где я не живу и жить не хочу? А "весь мир" теперь стал маленьким и тесным.
- Но не будешь же ты отрицать технический прогресс! Возьми те же компьютеры...
- Мир не стал от них умнее. Прошлый век был умнее нашего, а будущий будет еще глупее. Ребенок, умеющий обращаться с компьютером, но не знающий таблицу умножения, есть признак деградации. Ко всему прочему в мире исчезла тайна и святость. Мы превращаемся в умную машину, состоящую из глупцов и служащую еще более глупым ловкачам.
- Что поделаешь! Прогресс в одних отношениях всегда сопровождается регрессом в других отношениях. За прогресс приходится расплачиваться. Вот ты сейчас отказался бы от результатов прогресса, которыми ежедневно пользуешься? Сменял бы ты этот "Боинг-747" на своего пахтинского Соколку? Если мне не изменяет память, ты еще в 1941 году начал летать на самолетах предшественниках современных. Будущее все равно принадлежит Нью-Йорку, а не твоему исчезнувшему Пахтино. Ты просто к старости становишься консерватором.
- Ты меня словом "консерватор" не обидишь. Когда в мире все становятся сторонниками прогресса, то самым прогрессивным становится тот, кто протестует против безудержного прогресса, ведущего к невосполнимым потерям. Между прочим, мое малюсенькое и навечно исчезнувшее с лица земли Пахтино существовало (по словам стариков) еще до того, как появился Нью-Йорк. И хотя последний стал городом-исполином, он также исчезнет в Небытие, как и Пахтино. С точки зрения Вечности даже миллион лет есть мгновение. А с точки зрения бесконечности пространства Нью-Йорк есть такая же мизерная точка, как и Пахтино. Я не хочу возвращаться в прошлое, но меня не удовлетворяет и настоящее.
- Есть будущее!
- Но я не принимаю то направление, в которое покатился мир.
Такого рода разговоры я не раз вел с самим собой, переносясь с огромной скоростью из одного города в другой, из одной страны в другую, с одного континента на другой. Но в глубине души шевелилась тревога от мысли о том, что кто-то из нас двоих - я и остальной мир - совершил изначальную ошибку и пошел в ложном направлении. Но кто? Если я, то это - пустяк. А если не я?!
Во время одного из таких опостылевших мне полетов я сочинил такое стихотворение, которое я потом включил в книгу "Евангелие для Ивана":

Бесконечная череда
Поезда, самолеты,
отели.
Промелькнули, прошли,
пролетели
Города, города,
города.
Убеждаемся скоро мы,
Что тоскливо в них так,
хоть вой,
Что хватило бы нам с лихвой
Костромы, Костромы,
Костромы.
А.Зиновьев. Исповедь отщепенца

Георг Кантор: неожиданное прочтение

Начали читать еще одну книгу Питера Хёга - "Смилла и ее чувство снега". И, на тебе, неожиданная встреча, с моим любимым Георгом Кантором:

К одиночеству у меня такое же отношение, как у других к благословению церкви. Оно для меня свет милости Божьей. Закрывая за собой дверь своего дома, я всегда осознаю, что совершаю по отношению к себе милосердное деяние. Кантор в качестве иллюстрации к понятию бесконечность, рассказывал ученикам историю о человеке, державшем гостиницу с бесконечным числом комнат, и все они были заняты. Потом приезжал еще один постоялец. Тогда хозяин делал вот что: он переселял гостя из комнаты номер один в комнату номер два, того, кто жил в номере два, — в номер три, того, кто жил в номере три, — в номер четыре и так далее. Так освобождалась для нового гостя комната номер один.

В этой истории меня восхищает то, что все ее участники — и постояльцы, и хозяин — считают совершенно естественным проведение бесконечного числа операций для того, чтобы один человек мог спокойно жить в своей собственной отдельной комнате. Это настоящий гимн одиночеству.