Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

(no subject)

Из Роджера Хаттауэя (XVII в.)

Ты не плачь, дитя, не плачь.
Что с того, что эта птица
Не летает, не резвится,
Не несется мыслью вскачь?

Что с того, что эта птица
Тихо спит, смежив крыла?
Трое жизней не спала –
Ей теперь покой простится.

Не летает, не резвится…
Что ей жизни суета?
Спит она, и уж не та,
А другая жизнь ей снится.

Не несется мыслью вскачь
О мгновенье скоротечном.
Приоткрыла двери вечность…
Ты не плачь, дитя, не плачь.

Заметки орнитолога 2



Беда! Еще одна синичка залетела с балкона в комнату и поушибалась о стекла окон так усердно, что лежала на полу кверху лапками. Поднял, отнес на балкон. Положил. Вскоре перевернулась на пузо. И продолжала рефлектировать. Потом (я уже не уследил), все осмыслив - улетела. 

Заметки начинающего орнитолога

В наших отношениях с птицами - два события.
Первое: в комнату залетела синица. Пару раз стукнулась головой изнутри о стекла, одурела и уселась на подоконнике. Крутит ушибленой головой, пытается соображать. Удалось, не спугнув, приоткрыть окно прямо за ее спинкой - фьють, улетела.
Второе: время от времени на балкон за семечками стала прилетать крупная, размером с ворону птица. Кто это, граждане, подскажите.



(no subject)

Обратил внимание, что в моем "жизненном мире" сильно увеличилось количество птиц и их разнообразие. То ли что-то в природе произошло, и они чаще подлетают к жилью, то ли я приметливее стал...

(no subject)

В небесно-голубую прорубь
Нырнул души молочный голубь…
                     Мих.Кузмин

              Все перепуталось — повозки, кони, люди,
              Цветы и тернии, гармония и шум...
              К тому что было — и к тому что будет —
              Забыл дорогу заплутавший ум.

              И мысль, что мышкою в капкане трепыхалась,
              Прогрызла проволку и вырвалася вон,
              Во тьму кромешную, где шевелится хаос,
              В те подземелия, где кашеварит он,

              Где гул и уханье волнующейся хляби,
              Ее неистовый и беспощадный бунт,
              Где забубенный трубадур Шаляпин
              Ревет и рвет Армстронг свою трубу,

              В ночь, где звероподобные шаманы,
              Кружок сомкнувши, сомой чифирят
              И одуряющий напев камланий
              Таежный заполняет зиккурат,

              В тот кратер, в ту дыру, в ту пропасть —
              С бухты-барахты ухнуть и пропасть,
              Баллистикой перечеркнувши пропись
              И не оставив жизни прозапас,

              Смежить крыла и — головою в прорубь,
              Не оставляя мига для «прости»...

              Чтоб там на дне
                                           души молочный голубь
              Успел покой и волю обрести.

ОТЕЦ 431: 1955 (1)

Во сне - книга. Одна фраза на открытой странице: "Правой половиной рта он усиленно пережевывал мясо, а левой гримасами отгонял мух, садившихся на щеку".

В этом году зима не морозная. Все больше - оттепели.
Сегодня мороз и деревья стали волшебными - опушились ледяными кристалликами.
Жаль только - нет солнца, на солнце все бы сияло.

*От слова "сегодня" - указуюющая загогулина к 10 февраля, это видно на снимке:



Вместо примелькавшихся воробьев, на заводе полно снегирей - ярких и пушистых. Они узнали, что здесь растут американские клены и с осени питаются висящими семенами.
Только что выпавший снег весь усеян шелухой. А на ветках сытые снегири, аккуратно выклевывают из стручков зерна.

Анька вечером обычно рассказывает:
- "Сегодня, папа, была одна радость. Анна Антоновна разрешила писать по 2 линейкам".
Иногда радостей бывает две или три.

ОТЕЦ 23 1938-39 (11)

28 июля
Вы не слышали, как стучит аист клювом? Как ночной сторож стуколкой. Быстро раскрывает и закрывает клюв и, запрокидывая голову назад, кладет ее на спину.

 Старик поднял маленький обрывок веревки, попробовал ее крепость, сложил аккуратно и спрятал в карман. Это было в Москве, в трамвае. На улице Никополя прохожий поднял подметку, долго гнул ее, щупал, но все же ее пришлось бросить. Не пригодна.

 На яблоне повис гарбуз. Обвив ветки дерева, он вскарабкался на высоту и разродился огромной тыквой.

Местные женщины пьют гематоген. Как завезут его в аптеку, покупают флаконов по 20. Все они краснощекие и крепкозадые.

На главной улице Никополя женщины собирают лошадиный помет. Комки осторожно руками в кошелки.

 Стилизованная Украина – мазанка и подсолнух около нее.
 

ОТЕЦ 19: 1938-39 (7)

22 июля
Купленный и привязанный на веревку в кладовой петух грустно откликался на кукареку хозяйского. Хозяйский со своими женами забрался на хлевную дверь и с удивлением слушал незнакомый голос пленника.

Умер Шурик, годовалый племянник Полины Кондратьевны. Его привезли поправляться в деревню.
У него была дизентерия. Худой, на шейке складки, тельце, ручонки высохли. Под конец он так ослаб, что не мог ни плакать, ни смеяться, только перед самой смертью начал немного двигаться, ручонки стали тянуться к еде, губы чуть двигались, когда позовешь его.
Все время лежал в корытце, покрытый черной вуалью.
Сейчас он лежит на столе, синетелый, вытянутый. Теперь его покрыли марлей.
Гробик будут нести девочки-соседки. Их чисто одели. Одна в марлевом платьице.

23 июля
На базаре.
Лежат ткани.
– Сколько стоит байка?
– 66 (оказалось яичек).
Это торгует кооперация.

Старушка продает цыплят. Просит 3 рубля. «Они бравенькие!».

Хозяйка говорит: «Живот на живот – все заживет».

В «Безобразной герцогине» Фейхтвангер описывает, как допущенные в Тироль евреи быстро привели страну к расцвету. Примерно так же объясняет Б.Я.Горвиц развитие промышленности в Днепропетровске и других южных городах: «Черта оседлости».
«Промышленность, правда, в руках немцев и французов, но вся коммерция в руках евреев».
Нет сомнения, что такие мысли навеяны Фейхтвангером. Книгу я взял у них.

Над улицей низко пролетел аист. Он показался удивительно большим по сравнению с размерами обычно пролетающих птиц. В клюве аист держал прутик.