Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Не забывайте передумывать то, что подумали

Из введения к учебнику логики "для гимназий и самообразования" одесского психолога и философа Николая Николаевича Ланге (1858-1921):
"Если мышление и не производит первоначальных общих и отвлеченных представлений, оно во всяком случае играет особую важную роль в употреблении или пользовании такими представлениями, а именно эти общие и отвлеченные представления принимаются мышлением как заместители или знаки для соответствующих им индивидуальных и полных вещей. Возникает особая мысленная связь между знаком и тем, что он обозначает, или тем, к чему относится этот знак. И впредь, в дальнейшем наша умственная работа происходит уже не над реальными и полными представлениями, а над их знаками или заместителями.

В развитии мышления эта замена конкретных и сложных представлений их знаками-заместителями имеет огромную важность, ибо вносит крайнее упрощение и облегчение в наши умственные операции. Можно сравнить это с упрощением торговли, которое произошло, когда она перестала быть меновой и стала денежной. <...>
Полное развитие это получает после появления речи, которая представляет в словах точных заместителей соответственных реальных представлений. И в конце концов всё наше мышление переходит в умственные операции над этими словесными знаками, с которыми мы и ведем легко и просто всю нашу умственную работу, подобно тому, как для математика его расчёты облегчаются системой алгебраических знаков или символов. <…>
Все рассмотренные виды мышления первоначально происходят непроизвольно, независимо от нашей воли. Они имеют характер инстинктивных действий. но по мере того, как мышление человека становится более зрелым, он старается отдавать себе отчёт в своём непроизвольном мышлении, относится к нему критически, сознательно и намеренно передумывает его. Такое произвольное, направляемое волею передумывание и проверка инстинктивных утверждений называется рефлексией или рефлективным (т.е. как бы отражённым, повторным) мышлением. Это критическое, сознательное и намеренное передумывание приводит наконец нас к установлению тех общих правил, которые могут нам гарантировать истинность утверждений мышления. Совокупность таких правил и условий правильного мышления, т.е. теория научного мышления, и составляет науку логики".

Автор пишет, что это - сокращенное изложение "Логики" Зигварта.
Язык мне очень нравится. Особенно хорошо русское слово для пояснения рефлексии - передумывание.

о возможности безотчетного переживания

Читаем сейчас с Таней Пруста, "По направлению к Свану". Когда-то в юности начинал и не смог. А сейчас читаем с наслаждением. Отчасти сами изменились, наверно, но еще и удачно выбранный способ чтения: маленькими порциями, медлено, вслух. (Это особая, трудная и вознаграждающая задача - в опережении схватить весь длиннющий период и на ходу правильно его интонационно выстроить).
Но вот что я углядел. Главное у Пруста - это та тонкость различения чувств, которую являет нам его герой, вспоминающий детство. И вот я спрашиваю себя: а я что-либо подобное чувствовал? Ну  вот такое, например:

Collapse )
Вспоминаю все свои влюбленности и, увы, ничего близкого по богатству оттенков вспомнить и описать не могу. Почему? Смог надумать четыре возможных варианта:
1. Помню, но не подберу слов для описания - бо не Пруст.
2. Переживал не беднее, чем он, но не помню, выветрилось. В таком случае, правда, могло остаться общее чувство богатства и разнообразия, но, кажется, и такого нет.
3. Переживал, но не отдавал себе в этом отчета (= не фиксировал в сознании, не рефлектировал).
4. Ничего и не переживал эдакого, будучи эмоционально туп.

Первое и последнее столь же легко призать за собой, сколь это и неинтересно. Даже именно третий в первую очередь интересен, поскольку второй, по всей видимости, им обусловлен - мы, скажем, запоминаем сны, если сразу по просыпании их запишем или хотя бы проговорим про себя, очевидное сходство.
Причем этот третий связан с первым: чтобы опознать и закрепить в осознании переживание, чувство, мы должны заранее иметь о нем понятие, выраженное в слове или каком-то ином знаке. Можно видеть цветущий луг как красочное пятно, а можно различать на нем лютики, ромашки, иван-да-марью и т.д. - если владеешь ботанической номенклатурой.
Всё это подталкивает к радикальному выводу: их и нет, никаких переживаний, если они не осознаны. Но что-то мешает с этим согласиться.
А кстати. Ведь, как я понимаю, психоанализ и занимается воскрешением неосознанных в свое время переживаний. Правда, можно сказать, что он их создает (одно из распространенных обвинений). Но тут ведь дело в том, что они (переживания) не сознавались, но как-то действовали, психосоматически или иначе.

я - не я

Послушайте, вот так все не могу разобраться.
Вот я во сне был кем-то отличным от себя, скажем "негром преклонных годов...". Т.е. действовал и воспринимал происходящее иначе и в иных обстоятельствах, чем в бодрственной жизни. Но это был я, как-то это было связано (или это я придумываю?) со мной до сна. Ну и потом, по пробуждении, я вспомнил, что во сне я был "негром преклонных годов...".
Можно из этой ситуации что-то заключить о непрерывности или дискретности бытия я?
Если есть вопрос, с чего это я, то адресую к дискуссии 2008 года, в которой понадобилось (захотелось) разобраться. Сборка - здесь. Она сама по себе содержательно ничтожна, но там ссылки на все ветви обсуждения.

Максим Калинин. Визионерский опыт сирийских мистиков и границы сознания.

Via seelenwacht
Там о поразившей меня возможности мыслить участие Бога в делах мира только через сознание человека - в синергии с ним. И это не деизм!
Ну и еще тщательно проработанная теория сознания и техника работы с ним.
Очень симпатично мне желание автора перевести язык этих сирийских мистиков на язык психоанализа, установить соответствия.


(no subject)

"Осознание того, что я чего-то не могу, выступало как стимул для делания, для тренировки. Если ты чего-то не смог, ты должен пытаться это сделать и тренироваться в этом. Но не для переноса в личностный план. Никогда это не было основанием для атрибутирования: вот ты такой – и все тут. Это не относилось к личности. В этом смысле точка зрения искусственного, или технического, была мне... – я понимаю, что здесь применяю натурализацию – она у меня была прирожденной, если хотите.
Вот это существовало всегда, с тех пор как я себя помню, как нечто совершенно естественное. И поэтому, действуя, совершая какие-то поступки, принимая на себя ответственность какую-то, я, будучи очень активным, никогда не фиксировал этого обстоятельства и этой стороны в самосознании, не обращал эту активность на самого себя, не рассматривал все это как личное достояние и качество, как вообще что-то характеризующее меня.
Это я осознаю сейчас – в те же годы этого у меня не было. Больше того, меня это никогда не интересовало. Меня никогда не интересовал вопрос, как меня воспринимают другие, что другие по моему поводу думают. Я действовал, и у меня был свой мир. Меня вообще не интересовал вопрос, что я сам несу и как. Больше того, сейчас мне так трудно обсуждать этот круг вопросов, поскольку я, может быть, впервые обращаюсь к себе лично. Этого никогда прежде не было.
Если я и продумывал свое поведение, свои действия, свое место, то это были чисто деятельностные представления: каковы мое место, мои функции при осуществлении этой деятельности, при достижении этих целей, при решении этих задач? что я должен делать? Но никогда в модальности «каков я сам?». Это всегда была модальность долженствования: что нужно сделать, каким я должен быть для того, чтобы мы могли достичь определенного результата.
И только сейчас я впервые начинаю обсуждать эти вопросы в личностной модальности – в связи с продумыванием нашего разговора. Передо мной встает целый ряд вопросов, касающихся условий, обстоятельств существования личности, границ между деятельностью и личностью, – вопросов, интенционально отнесенных к себе самому, а не к чисто теоретической плоскости или к другим людям. Я мог обсуждать других в такой модальности, разделять их реальное объективное действие и план их самосознания, их представления о самих себе, самооценку и т.д., но к себе я никогда этого не применял: это в принципе было мне не свойственно".
ГП. Я всегда был идеалистом

Все из того же семинара 2009 года

Моя очередь рассказывать о тех рабочих процессах, в которые я включен. Главные на тот момент – это издание наследия ММК (продолжается доныне) и работа над книгой о Шифферсе (проект брошен). На каждый из них, говорю я, «нагружено» некоторое мыслительное содержание.
В случае методологического наследия «нагрузка» – это желание освоить это наследие и сделать его для себя чем-то работающим. А также решить вопрос о своем самоопределении относительно методологии и о месте методологии, о ее значении для человечества…
Collapse )

Эксперимент про эксперимент

Для меня оказалось неожиданным, что перепечатанное мною сообщение о появлении данных, что знаменитый Стэнфордский эксперимент был подтасован, вызовет такой большой и бурный (по меркам моего жж) отклик. В итоге, мне кажется, получился "эксперимент", по своим результатам не менее интересный, чем Стэнфордский. Любопытно, какие, говоря языком психологии, реакции вызвал этот стимул,

Собственно, содержание сообщения - это обвинение автора Стэнфордского эксперимента Ф.Зимбардо в недобросовестности. Кто-то принял вывод разоблачителя как установленный факт, кто-то, наоборот, объявил самого разоблачителя в передергиваниях.
Хотя... что мы можем сказать, имея опыт тотального вранья со всех сторон. И тот мог подтасовать результаты в угоду идеологически правильной гипотезы, и другой мог передернуть сенсации ради. С выводами разумно подождать, пока кто-то, лучше не один человек, всё перепроверит.

Интересно, что большая часть суждений была вне прямой связи с этим сообщением. Оно послужило лишь поводом, чтобы напомнить
- об ужасах тоталитаризма
- о том, что люди склонны к конформизму
- о том, что власть портит человека...
Пессимисты, в согласии с выводами Стэнфордского экспериментатора, полагают, что порче подвержены все, кроме единиц, оптимисты видят в этом клевету на род человеческий.

Сам Ст. эксп. для одних излишен, и так все ясно.
Для других - пример склонности  "либералов" к манипуляциям (им только дай волю, они и фашистов переплюнут...)
А кто-то считает, что нечего придираться, главное - что Ст. эксп. послужил делу гуманизации американских и др. тюрем.

Наконец, кому-то вся эта история - повод заявить, что польза от психологических экспериментов с людьми - нулевая, невозможно обеспечить валидность и надежность. А кто-то готов и вовсе вынести приговор психологии как лженауке.

Кому не лень - может составить типологию восприятия информации и отклика на нее.

Р в ММК 17: ОГ о смысле и содержании структуры сознания 38

Щедровицкий. Правильно ли я понял, что рефлексия сначала задавалась как способность, а потом говорилось о содержании рефлексии, и этим содержанием было действие.
Генисаретский. Моя цель в рамках данного доклада говорить о рефлексии как о способности. Но рефлексия как способность является результатом оспособления некоторого смыслового содержания. И это смысловое содержание я характеризовал через те косвенные предметы, которые означаются и выражаются в этом смысловом содержании. Косвенные в том смысле, что само сознание, которое осуществляет рефлексию, не имеет действия в качестве предмета, и оно с ним не действует как с предметом. Однако оно мыслит содержание, которое созначно с действием.

[[Что ОГ, как я понимаю, делает? Сознанием усматривается некоторое «смысловое содержание» (феноменологически) — в данном случае, относящееся к рефлексии («возвращение» и т. п. - см. предыдущий кусок). Далее идет этап «оспособления», т. е. выявляются возможности деятельного использования этого смыслового содержания, результатом которого становится рефлексия как способность. «Действие» не является прямым предметом рефлексии, но оно косвенно присутствует («означается и выражается») в упомянутом смысловом содержании]].

Collapse )

Р в ММК 17: О.И. Генисаретский о смысле и структуре сознания 31

СЕДЬМОЕ ЗАНЯТИЕ.
2.12.72.
Генисаретский. Я вернусь к тому, чем кончил предыдущее занятие. Речь шла о двух типах процессов в функциональной структуре сознания. Безуспешная попытка изложить некоторые положения, которая была предпринята в прошлый раз, служила замечанием и разъяснением к этой части о двух процессах в функциональной структуре. Я теперь оставляю ее в стороне, хотя содержание ее будет использоваться в том, что я дальше буду рассказывать. И если понадобится, мы снова на этом остановимся.
Итак, вопрос, который обсуждается в этом параграфе, – это вопрос о рефлективной непрерывности функциональной структуры сознания. Он не является предметным вопросом, связанным со спецификой теоретических понятий о функциональной структуре. Это стандартный логико-онтологический вопрос, с помощью которого мы фиксируем некоторое содержание для его последующего предметного рассмотрения.

Collapse )