Category: производство

что там с хозяйством?

Я хоть и попрощался с Ельцом, но не совсем. Теперь не о лирическом, а о деловом.
Да, конечно, ничего толком про то, как живут и работают люди в проскакиваемых в такой поездке городах и весях, не узнаешь. Но отдельными впечатлениями поделюсь.
В Ельце есть валяльная фабрика с магазином при ней:

Елена Георгиевна, начальник производства и жена директора, мотор всего дела - она и фасон придумывает работницам, и в магазине торгует:

На вопрос, как идут дела, отвечает "Выживаем". В несколько раз за последние годы выросли затраты на свет, воду и газ. Сократили закупки шерсти с 30 тонн в год до 4-х. Однако держатся.

На фабрике "Елецкие кружева" пооптимистичнее, эти тоже крутятся вовсю, но брэнд хорошо раскручен, у них и в Москве есть представительство. (Валенки в Москву не везут, аренда непосильна).

Это Елец.
По пути в Задонск-Тамбов-Пензу обращали внимание, что все поля обработаны, что-то посеяно, особенно много подсолнечника.
Деревня, куда мы из Ельца двинулись, Марчуки, и соседний с нею поселок Маяк пережили уже несколько перемен - из совхоза в какие-то фермы-фирмы. Из разговора с женщиной, бывшим совхозным агрономом и сейчас живущей в Маяке, узнали, что частью земель владеет фирма "Доминант", а часть - индивидуальные участки местных жителей. И все растят капусту.
Больше, пожалуй, ничего и не скажу в этом плане - разве что вопрос возникает: так ли уж все нищает и разваливается? Нет такого ощущения - на поверхностный, конечно, взгляд...

Так ведь чернозем... - даже рок-фестиваль в Тамбове, из-за которого мы едва без ночлега не остались, так и назван. Едешь, а по бокам дороги, где не засеяно - чернота.




.

Август четырнадцатого 5: Куприяновы

salery вспомнил у себя в жж нашу выставку, вспомнил и то, что я напрочь забыл: что там нон-стопом звучали дореволюционные военные марши, грустные и красивые.
Но вот то, чего я никогда не забывал и о чем пора сказать, это то, что возник не предвиденный нами эффект: многие посетители выставки стали приносить нам фотографии из своих архивов, особенно люди пожилые, для них такая экспозиция была формой поминовения...
Мы и выставили копии этих приношений на позднейших демонстрациях (а мы свозили выставку в несколько других городов, а потом повторно, в сильно расширенном виде показали в Москве, в Библиотеке иностранной литературы).
Один из таких позднее переснятых архивов - семьи Куприяновых.


Collapse )


Ну и теперь фотографии:


Семья Куприяновых. 1904 г. Стоят (слева направо): Федор, Алексей, Александр, Иван, Владимир Сергеевичи. Сидят: Ольга Сергеевна, Иван Петрович Никитин, Надежда Анисимовна, рядом с ней Александра Сергеевна, Сергей Григорьевич, Николай Сергеевич, Надежда Сергеевна, Сергей Сергеевич, Авксентий Сергеевич.семья Куприяновых.

Collapse )