Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Строительная жертва Настя

В полдень Чиклин начал копать для Насти специальную могилу. Он рыл ее пятнадцать часов подряд, чтоб она была глубока и в нее не сумел бы проникнуть ни червь, ни корень растения, ни тепло, ни холод и чтоб ребенка никогда не побеспокоил шум жизни с поверхности земли. Гробовое ложе Чиклин выдолбил в вечном камне и приготовил еще особую, в виде крышки, гранитную плиту, дабы на девочку не лег громадный вес могильного праха.Отдохнув, Чиклин взял Настю на руки и бережно понес ее класть в камень и закапывать. Время было ночное, весь колхоз спал в бараке, и только молотобоец, почуяв движение, проснулся, и Чиклин дал ему прикоснуться к Насте на прощанье.
Вдруг дошло, что это - строительная жертва. Не знаю, знал ли Платонов об этой древней практике. Если не знал (что правдоподобно), то это - иррациональное знание.
Молотобоец - это медведь-пролетарий.

Как выбраться из пещеры?

Платон различает видимое глазами (oraton) и мыслимое (noeton). Видимое выявляется в свете солнца. Глаз, согласно Платону, чтобы видеть, должен сам быть причастным свету, солнцу, "солнцевидным" (helioeides, в переводе Гёте, развивавшего свою теорию зрения, sonnenhaft).
Аналогично, и нечувственное познание, т.е. все науки и особенно философия, могут выявить бытие лишь в том случае, если получают "свой свет" и причастны ему. Таким светом, по Платону, для познания является идея блага, idea tou agathou. Познание "определено через благо", agathoeides.
И более того, "познанному не только случается быть познанным в силу некоего блага, но ... оно обладает бытием и чтойностью также от него (блага), причем так, что благо само не есть как-бытие и что-бытие, но превышает таковое бытие достоинством и силой" (Государство, 509b6-b10). Это Платон, а Х. резюмирует: "То, что высветляет познание сущего (позитивную науку) и познание бытия (философское познание) как выявление лежит за пределами бытия". Понимание бытия уже движется в некотором дающем просвет, высветленном горизонте.

Что означает этот образ? О чем речь? Х. ссылается на то, что и Платон изъясняет свою мысль в этом пункте сравнением. Он всегда хватается за сравнение там, где наталкивается на самый крайний предел философского вопрошания, т.е. начало и исток философии. И это, говорит Х., не случайность.

((Я уже как-то упоминал о том, что мой друг Альберт Соболев стоит на том, что всякая подлинная философия только и должна заниматься тем, что таково, что может быть усмотрено только взглядом искоса)).

Не буду пересказывать известную притчу о пещере из "Государства". Вот толкование Х.: "Условие, дающее возможность распознать нечто как всего лишь тень в отличие от действительного, лежит не в том, что я вижу бесчисленное множество данных мне вещей. Если бы даже обитатели пещеры отчетливее видели то, что они видят на стене, и так до скончания века, они все равно не смогли бы усмотреть, что это - всего лишь тени. Фундаментальное условие возможности понять действительное как действительное состоит в том, чтобы видеть в солнечном свете, так, чтобы глаз стал причастен солнцу. Здравый человеческий смысл в пещере своей осведомленности и своего всезнайства ограничен: он должен из этой пещеры вырваться".
Плюс к этому Х. напоминает, только напоминает о "понимании бытия в античности ... из произведения", не вдаваясь в доказательное увязывание одного с другим. Идея блага, есть не что иное, как demiourgos, творец. "Уже это позволяет увидеть, как idea agathou связана с poein, praksis, techne в самом широком смысле".

((Не раз уже в связи с этим чтением книги Х. вставал вопрос о некотором сродстве мысли Х. и Щедровицкого (например, здесь). как, впрочем и о различиях. Сейчас - еще один повод. Прикованный к стене "здравый смысл" - это, очевидно, натурализм. МД-методология распредмечивает натуралистическое восприятие, обнаруживает его деятельностную природу; деятельность - вот то "солнце", которому нужно причаститься, чтобы видеть более глубоко и верно. Рискну предположить, что Х., знай он про ММК, высоко оценил бы этот подход, как он в свое время отдал должное Марксу. Но все-таки отнес бы к одному из родов "пещерной слепоты", хотя и содержащему в себе начаток прозрения. Но ведь он, Х., по всей видимости, и Платона не считает нашедшим ответ на вопрос о бытии, поскольку, что благо, что демиург, что даже библейский Бог для него варианты сущего... Посмотрим, к чему же придет он сам)).
аква 1

20 лет - не хухры-мухры

Фотосайт со вспышкой: DSCN3736 от gignomai
DSCN3736Flamber.ru


Это ежегодник, который мы издаем втроем - Л.П.Щедровицкий, Анатолий Пископпель и я. Печатаем себя, статьи или записи обсуждений, Сергей Соколовский (этнолог) еще у нас постоянный автор, иногда что-то из методологической классики - Г.П.Щедровицкого или О.Генисаретского, В.Дубровского печатаем. Какое-то время Институт культурного и природного наследия, где мы до недавнего времени в штате были, деньги давал, а как вытурили нас оттуда в процессе оптимизации, стали за свой счет издавать мизерным, естественно, тиражом. Но прекращать не собираемся. А написал я об этом сегодня, потому что получил со склада типографии тиражи сразу трех выпусков - 18, 19 и 20. Это мы преодолели образовавшееся отставание.

легендарная Викшица

Слово "Викшица" я впервые услышал в конце 60-х или начале 70-х прошлого века. Это название деревни в Карелии, которую как-то разыскали мои друзья и в которую они ездили каждое лето в течение чуть ли не двадцати годов. До самого своего уезда в Америку. Так там было хорошо. И оказалось, что она стоит на том самом Перт-озере, где оказались этим летом мы. Понятно, что, сообщив им об этом по телефону, мы получили заказ: побывать в Викшице.
Поначалу мы чуть не усомнились в возможности выполнить поручение. Паша,
катавший нас по озеру на моторке плыть туда надолго боялся - заповедник, оштрафуют. И дорога по суше в его рассказах выглядела непреодолимой на нашей машины с низкой посадкой. Но, к счастью, все оказалось не страшно. В субботу 24-го мы съездили посмотреть знаменитый водопад Кивач - это и есть тот самый заповедник, к которому будто бы относится Викшица. Вот уж заодно вам снимок водопада: Collapse )
Спросили там у сотрудницы музея. Она связала нас по телефону с начальником охраны, который объяснил нам важное различие - между заповедной территорией и охранной зоной. В первой, и правда, надо перемещаться в строго определенных местах, а для иного всего нужен пропуск. Во второй нельзя ловить рыбу и охотиться, чего мы и не собирались делать, а перемещаться можно свободно. И к тому же он очень толково объяснил, как добраться до Викшицы на машине, сказав, что проехать можно.
Добрались, хотя и с некоторым напряжением для водителя, Тани: лесная грунтовая дорога в некоторых местах требовала осторожности, так что километров 15 мы преодолевали два часа.
Дальше - увиденное. (Фотографий будет много, поскольку пост - адресный, для поминающих юность жителей Калифорнии, для остальных это, наверно, избыточно).
Выезжаем на простор: Collapse )
Дома:
Фотосайт со вспышкой: DSCN1029 от gignomai
DSCN1029Flamber.ru
Collapse )

ОТЕЦ 166: 1944 (43)

6 часов утра. Женщина несет девочку в ясли. Всегда очень печально смотреть на такую картину.
[Потому, наверно, что мать вынуждена работать, а дочка, совсем маленькая еще, проводить целые дни без мамы?]

Городские власти начали готовиться к весне еще зимою, развесив в трамвае малопонятные лозунги: «Удобряй огород навозом и фекалием». Никто не знает, что такое фекалий. Следовало бы выразить по-русски: «навозом и говном» или чуть мягче «человеческим и скотским навозом». 

Старик с седой редкой бородкой и с рыжими, обкуренными усами. 

К концу апреля похолодало. На Волге пошел лед. О связи похолодания с ледоходом он узнал только к 30 годам. Так он знал природу.
[Вот те на! А я и сейчас не понимаю, как похолодание связано с ледоходом. А ведь на физика учили…]

На берегу Казанки уже сидят рыболовы. Рано утром спешат, в том же направлении, что и рабочие, с рыболовной снастью на плече. 

На еще бурой траве перед ремесленным училищем лежат двое пареньков. Один выдавливает другому фурункул. Он делает это аккуратно, каждый раз обтирая платком. Из окон глядят конструкторы, не могут разобрать, чем заняты пареньки.
– Не дерутся, видите, не сопротивляется*. 

Литература пошла в ход особенная. В библиотеке спрос на БМЭ [Большую медицинскую энциклопедию], где описывается дистрофия, фурункулез. В столовой молодой парень читает «Съедобные дикорастущие растения»…

 *А в воскресенье на эту траву впервые выпустили пастись коров. Степенно гуляет [оборвано]

ОТЕЦ 161: 1944 (38)

На собрании по вопросу о закупке семенного картофеля (оно проходит в рабочее время в кабинете начальника) он в уголке записывает что-то на нотной бумаге.
На вечерах в констр. бюро все столы сдвигаются в одну сторону, поркрываются досками и старыми [нрзб] и на этом помосте выступает джаз под его руководством.

Как хорошо бы сейчас растянуться под деревом, лицо уткнуть в траву, так чтобы переплетение былинок выглядело джунглями, а рядом чтобы лежал томик Тургенева. (Если захочешь, немного почитаешь). И так провести, ну хотя бы месяц.

Моргнул светофор. Красный глазок сменился зеленым, но остался все-таки далеко. А ведь только от светофора начинается вторая половина пути от трамвая до дома.

Красной, с набухшими синими венами рукой он долго перед сном поглаживал отекающие ноги, белые и бледные.

Разница характеров сказалась в переписке на обложке тетради. Это было в 9-ом или 10 классе на уроке биологии.
– Что самое красивое в природе?
– Вода во всех проявлениях: водопады, каскады.
– Вода, прозрачная и спокойная, хотя бы в стакане.

Видишь, как там, на раздаче (отношение к этому месту у обедающих, как к алтарю в церкви) то одна, то другая подавальщица, улучив свободную минуту, наливает себе миску супу, сливает жижу и, скрывшись в полутемную судомойню, стоя, наскоро хлебает гущу. Этим они экономят хлеб, который продают.

Вовке говоришь «Дай-ка», он отвечает «Най-ка» и протягивает просимую вещь.

На рынке старший лейтенант продает сахар, расфасованный пакетиками по 20 рублей за кулечек. У него карман полон этими кулечками, а тот, который он держит в руке, он готов моментально спрятать в карман.

Раненный опирается на крокетный молоток с тремя красными полосками.
просыпаюсь лицо

разные души, разные сны...

Сны мои (начал видеть и запоминать последнее время) конфликтные какие-то, насильственные часто. Прошлой ночью вообще вот дрался с кем-то, вооруженным электродрелью, и - жуть какая! - вынужден был противника зарезать. Чуть-чуть примиряет с этой уголовщиной разве что то, что, как будто, защищал кого-то третьего...
Этой ночью не так кроваво, но путано... Будто иду домой через двор проходной, встречаю девицу с парнем, которого девица представляет: "Это знаменитый пиктограф" (а я и не знаю, что это такое). Увлекаю их к себе домой, но уже почему-то другим путем, обходным... "Пиктограф" обращает мое внимание на какого-то пожилого дядьку эдакого советского вида - в длинном темном пальто и, кажется, в шляпе. Тот и сам ко мне подходит, газету сует, куда-то вступить предлагает... А тут и еще один персонаж появляется - тоже молодой мужчина с "рабоче-крестьянским" лицом, веселый такой. Держит завернутый в газету хлеб - большой и теплый еще, явно домашний.Угощает, всем отломить дает. Я тоже хочу, но у меня во рту уже хлеб недожеванный и в руке недокусанный, потому спешно доедаю, чтобы нового, лучшего отведать... Просыпаюсь.
Есть, правда, один ключик к толкованию: я перед тем в полудрёме думал о том, что значит быть целым. Вот например, вполне обычно быть то верующим, то неверующим (терять веру). А бывает ли так, чтобы в какое-то время человек был христианином, а в другое время - не в другой период жизни своей, а поочередно, в разные дни, часы или минуты, - скажем, буддистом, вудуистом или мусульманином? Или это уже только в случае патологии глубокой, размножения личности? Да и патология-то такая встречалась ли?
Ну, не знаю...
Лучше для контраста приведу сон, который мне Таня рассказала (в ответ на мой, уголовный). Он ей снился лет пять, говорит, назад и до сих пор помнится как самый лучший.
Она будто бы скатывает ковер на полу - красный, с узорами, какового у нас отродясь не было. И, скатывая, обнаруживает, что лежит ковер не плоско, а вогнуто, как бы чашей. Скатала - а под ним озеро, вроде горного, с камнями по берегу и лазурной водой. Озеро глубокое-глубокое, сто или, может, тыщу метров глубиной, но она без страха входит в него и купается. Вода ощущается не холодной, не теплой, а... ну просто наслаждение в ней купаться.! И она плавает, плавает, плещется в нем, блаженствует...
Вот.

Update:
Таня, прочитав, добавила то, что я забыл: что потом она снова закрыла ковром и как бы живет в этой комнате, зная что там, под ковром, озеро...

Антропология Платонова

Предлагаю такую тему для исследования – у меня руки не дойдут. Реконструировать платоновское представление о человеке. Описание внутреннего человека у А.П., его умственного и сердечного труда, его взаимоотношений с телом, с миром… Антропологический словарь Платонова. Как платоновская антропология соотносится с античной, святоотеческой, экзистенциалистской.
Она ведь интересна еще и тем, что построена на опыте культурно не «выглаженной» человеческой природы, которою он знал, любил и от которой так и не отделился.
А для иллюстрации вот кусок– в продолжение того, что Otgovorki уже выписывала в своем ЖЖ (особенно по теме вот эта: http://otgovorki.livejournal.com/85466.html#cutid1):

Дванов опустил голову, его сознание уменьшалось от однообразного движения по ровному месту. И то, что Дванов ощущал сейчас как свое сердце, было постоянно содрогающейся плотиной от напора вздымающегося озера чувств. Чувства высоко поднимались сердцем и падали по другую сторону его, уже превращенные в поток облегчающей мысли. Но над плотиной всегда горел дежурный огонь того сторожа, который не принимает участия в человеке, а лишь подремывает в нем за дешевое жалованье. Этот огонь позволял иногда Дванову видеть оба пространства – вспухающее теплон озеро чувств и длинную быстроту мысли за плотиной, охлаждающейся от своей скорости. Тогда Дванов опережал работу сердца, питающего, но и тормозящего его сознание, и мог быть счастливым.

Рискну предположить, что Платонов, еще помучившись и потрудившись, нашел бы общий язык с египетскими, сирийскими, византийскими и русскими аскетами-пустынниками. Но поскольку ему на это не было отпущено времени и ресурсов, надо бы это сделать за него.

И еще из Юнгера

На первый взгляд текст доступен всякому, как открытый для широкой публики королевский сад. Хотя в нем встречаются растения и мифологические фигуры, имена которых доступны лишь образованному человеку, но их формы доставляют радость всем, включая самых простых людей. Затем там есть ротонды, крытые аллеи, галереи, с которыми для узкого круга связаны воспоминания о давно отшумевших празднествах, их огни отгорели и мелодии отзвучали. А среди этих людей опять-таки найдется два-три человека, которым понятны намеки и образы, спрятанные в укромных уголках. И может статься, автор вырезал где-то себе на память тайные руны, которые среди живой материи чудесным образом прирастают особенным смыслом, недоступным никому постороннему. В этом заключается ирония и утверждение неотъемлемого права собственности, что, однако, не умаляет, а напротив, лишь повышает ценность написанного для других людей.
И наконец, есть в этом саду флора мантических фраз, которые раскроются лишь со временем, когда оно подкрепит их фактами. Их сокровенный смысл не был ясен и самому автору; они доказывают, что он докопался почти до корней.