Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

сплю

Доктор Мясников об американской и русской медицине и здравое о здоровье

Это стоит прочитать:
Доктор Александр Мясников о самом главном для здоровья

Collapse )Медицинская династия Мясниковых – одна из самых известных не только в России, но и в мире. По учебникам одного из представителей этой династии, основателя советской кардиологии академика медицинских наук А.Л. Мясникова, до сих пор занимаются студенты всех медицинских вузов.
Врач Александр Леонидович Мясников много лет работал за границей. Начал с Африки, потом врачевал во Франции и, наконец, сдав американские лицензионные экзамены, получил место в резидентуре одного из госпиталей Нью-Йорка. Теперь он работает в России.
АЛЕКСАНДР МЯСНИКОВ: ВРАЧ В АМЕРИКЕ И РОССИИ
В Америке жизнь врача, настолько разлинована, что ее, можно сказать, просто нет. Американский врач приходит на работу в 5 утра, а уходит в 10 вечера. Каждые третьи сутки он остается на ночное дежурство, никакого отгула за это не положено, и на следующий день он в 5 утра снова на работе. Добавьте к этому 2 часа на дорогу и 6 часов на сон и вы поймете, что ни на личную жизнь, ни на детей, ни на жену времени у него не остается.
Пройдет 10, 20, 30 лет – ничего не изменится: будет все тот же больничный коридор, обходы и ты, вертящийся во всем этом, как белка в колесе. В какой-то момент понял, что это не совсем мое.
Медицина в России и медицина в Америке – это две совершенно разные вещи. Западная идет вперед, а мы застряли где-то в середине 70-х годов прошлого века, когда медицина была в значительной степени эмпирической.
Деятельность врача на Западе строго регламентирована. На все есть схема лечения, которой он обязан придерживаться.
Если при лечении больного врач из пяти шагов сделает первый, второй, третий, потом пятый, а после этого вернется к четвертому и тем самым спасет пациента, ему грозят очень большие неприятности, вплоть до судебного преследования. Если же врач будет лечить строго по схеме: один, два, три, четыре, пять и после этого больной умрет, ему никто слова не скажет, ведь он все делал по правилам!
Россиянам, не привыкшим к такому подходу, это может показаться абсурдным, но поверьте: отступление от стандартов иногда действительно может спасти одного, двух, трех человек, тогда как массовое несоблюдение принятых алгоритмов может привести к весьма тяжелым последствиям. Кстати, меня на первом году пребывания в американском госпитале хотели уволить с формулировкой: «ставит диагнозы на основе интуиции, а не на четком анализе всех медико-диагностических данных».
Стандарты лечения обеспечивают пациенту защиту от некомпетентного врача. У нас сплошь и рядом как? Приходит человек в поликлинику, там ему выписывают какое-то лекарство.
Проходит некоторое время, он попадает к другому врачу, и тот говорит: «Кто это вам такое назначил? Надо принимать не это, а вот это»… Потом, по каким-то причинам, он идет к третьему, который говорит, что два предыдущих доктора все сделали неправильно, и назначает совсем другой препарат. То есть человек оказывается совершенно беззащитным перед медиками.
Врачи в Нью-Йорке никогда не скажут, что в Детройте вас лечили неверно. В Нью-Йорке врач посмотрит, чем вас лечили в Детройте, оценит результаты и, если они неудовлетворительны, опираясь на стандарт, попробует другие лекарства, потом третьи.
Если что-то пойдет не так, он станет думать, почему тысячам пациентов помогает, а этому, конкретному, нет? И начнется работа над стандартами, то есть дальнейший диагностический процесс.
Это правильно. Так и должно быть. Даст Бог, и мы когда-нибудь к этому придем, и тогда все узнают, что лучшее лекарство от гипертонии – копеечные мочегонные, от стенокардии – аспирин, от воспалений – тетрациклин стоимостью 15 рублей, а не дорогущие импортные препараты.
Система стандартов спасет пациентов также от болезненных и зачастую бесполезных операций. В России при гайморите до сих пор делают проколы, хотя доказано, что эта процедура не облегчает недуг. Тромбоз глубоких вен во всем мире лечится разжижающими кровь препаратами, у нас же пациента оперируют.
А вообще я так скажу: можно долго спорить, выясняя, где хорошо, а где плохо. Но вот факты: американец в 80-85 лет в охотку возится в своем саду, нянчит внуков, путешествует по миру, а в России на могилки большинства его сверстников приходят дети. Внуков они, увы, не дождались.
АЛЕКСАНДР ЛЕОНИДОВИЧ МЯСНИКОВ О БЕСПЛАТНОЙ МЕДИЦИНЕ
Ратую за бесплатную медицину, но только для определенных категорий граждан. Сейчас за каждым больным в медицинское учреждение идет по системе обязательного медицинского страхования (ОМС) определенное количество денег.
И это абсолютно правильно. Другое дело, что тарифы ОМС не покрывают и трети себестоимости всех затрат. Условно говоря, я потратил на лечение больного десять рублей, а по страховке ко мне вернулось только три. Мне такое лечение в убыток.
Сегодня за бабушку, ребенка, трудоспособного человека со средним доходом и олигарха мы получаем по ОМС одинаковое (в Москве это 7 тысяч рублей в год) финансирование. На мой взгляд, это неправильно.
Я предлагаю совершенно простую и логичную вещь. Пожилым людям и детям медицинская помощь должна оказываться бесплатно. К работающим – дифференцированный подход.
Допустим, привезли человека без сознания на «скорой» – жизненно необходимые манипуляции бесплатно, а за все остальное он вполне может заплатить. Ну, а богатый пусть платит по полной программе. По-моему, так будет справедливо.
МЯСНИКОВ: КАК ЖИТЬ ДОЛЬШЕ
Я являюсь действительным членом американской академии «Медицина против старения». В Америке этим заниматься в финансовом отношении выгодно и интересно.
Вернувшись в Россию, я утратил интерес к этому направлению. Объясню почему.
Что представляет собой американец, который хочет жить долго? Он не курит, следит за уровнем холестерина и сахара, поддерживает нормальный вес, бегает и плавает, с профилактической целью посещает врача не один, а нескольку раз в год.
И возьмите нашего пенсионера. Давление 160/100, холестерин за восемь ммоль/л, сахар под семерку, обрюзгший, курит и при этом заявляет: «Я не хочу стареть»…
Мы, к глубокому моему сожалению, больная нация. Для нас сейчас главное — прекратить себя разрушать.
ДОКТОР О ЛЕКАРСТВАХ
Откройте практически любой журнал, включите радио или телевизор и тут же узнаете о новом волшебном средстве, которое лечит все на свете. Это огромный бизнес, участники которого пытаются заработать на наших болезнях и слабостях.
Мы очень удобны для таких дельцов, так как не готовы ради здоровья отказаться от колбасы, хотя бы час в день отдавать физической нагрузке. Мы не готовы ходить в медицинское учреждение на профилактический осмотр. Но зато хотим волшебную таблетку, которая разом решит все наши проблемы.
В России принимается лекарств больше, чем во всех странах мира. А ведь мировая практика показывает, что достаточно 50 наименований препаратов. У нас популярны дорогостоящие средства с недоказанным эффектом, разного рода гепатопротекторы, иммуномодуляторы, пробиотики. Все это – разводка на деньги.
Осенью появляется много рекламы антивирусных препаратов: «Пейте и не заболеете гриппом!» В большинстве своем они бесполезны. Чтобы не заболеть гриппом – делайте прививку, ведите здоровый образ жизни, закаляйтесь, занимайтесь физическими упражнениями, правильно питайтесь и не пичкайте себя всякой химией!
Как правило, обычная инфекция проходит сама в течение одной-двух недель. Надо просто отлежаться, много пить и ждать. Все пройдет само без лекарств и уж тем более без антибиотиков. Они при вирусной инфекции вообще не действуют!
ЧТО НЕ ЛЮБИТ СЕРДЦЕ?
Сердце наше в первую очередь не любит табак. Это – враг №1. Во-вторых, малоподвижный образ жизни. Среди факторов риска развития сердечно-сосудистых патологий не последнее место занимает недостаточное потребление фруктов и овощей. Ежедневно нам необходимо съедать, не падайте только в обморок, полкило фруктов и полкило овощей.
Очень не любит сердце нездоровые жиры: колбаса, мороженое. Подсолнечное, оливковое или любое другое растительное масло – полезно.
Сердце не выносит подъема давления, значит, боремся с гипертонией и в первую очередь уменьшаем употребление соли. Кстати, мы единственная страна в мире, потребляющая 12 г соли в день на душу населения при норме для здорового человека – 5 г. Повторюсь, для здорового, а для гипертоника, для человека, которому больше 50 лет, норма должна быть 1,5-2 г.
Всем своим пациентам, страдающим тем или иным заболеванием сердца, я не устаю повторять: «Ни на минуту не забывайте, что за вами ходит мужик с топором, поэтому будьте предельно осторожны. Не бегите за автобусом – дождитесь следующего. Хотите в жаркий денек позагорать? Сто раз подумайте, стоит ли игра свеч. Небольшое обезвоживание может повысить вязкость крови и привести к инфаркту.
Не нервничайте по пустякам. Да и не по пустякам тоже. Даже небольшой стресс может изменить функциональное состояние тромбоцитов, они начнут слипаться друг с другом и закупорят ток крови в сердце. Помните о мужике с топором у вас за спиной. Одному Богу известно, когда он вас стукнет, но это может произойти в любую секунду. Поэтому думайте, прежде чем сделать тот или иной шаг.
ДОКТОР МЯСНИКОВ СОВЕТУЕТ
♦ Первое. Двигаться, двигаться и еще раз двигаться. Даже если очень хочется лечь, все равно превозмогайте свою лень и двигайтесь, двигайтесь, двигайтесь!
♦ Второе. Никогда себя не жалейте и не загоняйте в депрессию. Стрессы и депрессии «съедают» нас. Многие тревожатся о завтрашнем дне. Не надо этого делать. Будущее еще не наступило, поэтому нечего о нем и думать.
♦ Обязательно следуйте принципам здорового питания. Выражение: «Вилкой и ложкой мы роем себе могилу» навязло, наверное, у всех в ушах, и тем не менее это так.Категорически откажитесь от курения, как можно меньше употребляйте алкоголя.
В рационе делайте упор на овощи, фрукты, рыбу. Если кто-то не любит рыбу, можно принимать витамин D, который продается как омега-3 – рыбий жир в капсулах.
Очень полезно съедать в день хотя бы один зубчик чеснока, в котором содержится большое количество флавоноидов, предохраняюще действующих на сердце. Много флавоноидов содержится также в черном шоколаде. Один кубик черного шоколада в день можно считать приемлемой заменой чесноку.
♦ Сдерживают рост холестерина и даже понижают его орехи, особенно миндаль, поэтому считаю, что 70 граммов орехов в день для сердечника обязательны. Если очень уж хочется съесть что-нибудь вкусненькое (а мы знаем, что все вкусное – вредно – съешьте, но только чуть-чуть, совсем маленький кусочек. И пусть это будет все-таки не колбаса, рекламу которой, я считаю, надо запретить так же, как рекламу табака и алкоголя, потому что она не менее вредна.
просыпаюсь лицо

и снова о норме и творчестве

Мы с В. Дубровским продолжаем.
ВД:
Володя, здравствуйте.

  1. У меня сложилось противоположное мнение [это ВД в ответ на то, что я в прошлом витке порадовался, что разговор становится все интереснее]. Мне кажется, что наш разговор зашел в тупик и ему следует придать новое направление. Он зашел в тупик по нескольким параметрам.


  • В соответствии с понятием стандарта, если я в рефлексивной позиции меняю стандарт какой-то деятельности, то я связан двумя стандартами – (1) стандартом деятельности-предмета изменения (игры в гольф) и (2) стандартами инновации (решением о количестве лунок на международных соревнованиях). В последнем случае, инноватор связан всеми нормами гольфа, включая существующее количество лунок. Если бы было предложено больше 25 или меньше 13 (предложено было среднее статистическое 18), совет клуба нового предложения не принял бы (стандарт, помимо норм и нарушений, включает также и нормы реакций, цель которых вменять стандарт). Предлагающий член клуба связан множеством норм, включая протоколы делания предложения, правил приличия и т.д. То, что он говорил о виски – это его персональный выбор (об этом особая речь) в рамках стандарта, например пошлость ему бы не простили. Я вижу так, потому, что в соответствии с понятием стандарта, я должен так видеть. И мелочи: (1) Мое выражение «частично нормированно» гольфом означает лишь то, что акт инновации имеет и свой собственный стандарт; (2) «использует микрокультуру» было несущественным словом, ведь я своими словами передал, почему Г.П. отказывался от перечисления норм, одновременно отмечая, что он не может обойти реализации культурных стандартов. Я должен отметить, что каждый акт лежит на пересечении воспроизводства массовой деятельности и жизнедеятельности как само-актуализации персоны. Поэтому, выражаясь более точно, Г.П. не использовал свою «микрокультуру», а реализовал свою персональную культуру (но здесь я забегаю вперед, выходя за пределы массовой деятельности).

  • Отрицательные определения творчества вроде «ненормированный акт» для меня невозможные понятия. Я понимаю когда буддисты говорят «не это» и «не это»..., ведь они говорят о «ничто». Но «ничто» меня западного человека не интересует. Если говорить в терминах Аристотелевской «лишенности», которая для него имеет положительное значение, то он говорит о лишенности чего то у того, что «по природе» этим обладает. Например, человек может быть слепым (лишенным зрения), а камень не может (разве что фигурально), поскольку камню «по-природе» зрение не присуще. Поэтому, если вы задаете творческий акт, как ненормированный, и говорите, что понятие стандарта его не схватывает, то мой ответ: и слава богу что не схватывает, я с мысленными фикциями и «ничто» дела не имею.


  • Я называю эту ситуацию тупиковой, потому, что, и здесь Кактус прав, наше обсуждение каким-то образом соскользнуло в натуралистическую модальность. А именно, Вы меня спросили «как быть с таким нарушающим норму, акультурным явлением, как творческий акт? Как он вписывается в Вашу классификацию стандартов?» При этом, Вы предположили, что существует такой объект как акультурный творческий акт. Мой ответ должен был быть: «А никак не быть, поскольку нет такого. Вместо этого я вышел в деятельностную методологию и попросил Вас передать мне положительный смысл термина «творческий акт». Вы отказались. Тогда я пытался «вытащить» из Вас положительный смысл, предлагая простой пример. Но и этот ход не удался.


  1. Поэтому я предлагаю сменить направление дискуссии. Для этого я попытаюсь ответить на Ваш исходный вопрос иначе.


  • На уровне здравого смысла я принимаю, что принято считать, что существует такой феномен как «творчество», который означает создание нового, культурно значимого. Кроме того, я принимаю, что не всякое выполнение акта реализует соответствующую норму – некоторые выполнения «лишены» нормативности в той или иной степени. В деятельностной онтологической картине есть практика нормировки, направленная именно создание культурно значимого нового, которая, конечно, сама нормирована. Поэтому мой ответ Вам должен был быть следующим: Целью разработки мною понятия стандарта было такая модификация понятия нормы, которая бы включала отклонения, механизмы вменения нормы и, которая могла бы служить теоретическим основанием, как для функционального определения целей инновационного акта, так и для задания способа этого акта. Другими словами, если вы под «творческим актом» имели в виду акт создания культурно значимого нового, то мой ответ должен быть: «творческие» = инновационные акты задаются стандартами практики нормирования – модификации старых или разработки новых стандартов.

  • Другими словами, я перевел вопрос с натуралистической -- «что есть творческий акт?» (ведь может быть его и нет)в деятельностную модальность -- каковы должны быть цели, методы и средства того, что принято называть «творческим» или инновационным актом, т.е. какова технология инновационного мышления? Инновационный акт здесь не объект, а предмет мышления и деятельности.

  • Соответственно, я задаю Вам встречный вопрос. А что Вы собираетесь делать в отношении Вашего «акультурного и ненормированного творческого акта»? Может быть, ответ на этот вопрос поможет мне уяснить тот положительный смысл, который Вы вкладываете в этот термин.

А это я:
Здравствуйте, Виталий.
Начну с того, что я согласен с Вашей характеристикой ситуации как тупика – с той оговоркой, что считаю тупик плодотворным. Вы это и подтверждаете своим предложением выйти в деятельностную модальность (классическая ситуация проблемы-апории, требующей для своего разрешения выхода в другой подход). Я только дерзну усомнить то, как Вы проводите границу между деятельностным подходом и натуралистическим. Повторяю вопрос, который уже задавал, но ответа не получил: признаете ли Вы различие между теоретико-деятельностным и деятельностным подходами? Мне представляется, что, излагая свои теоретико-деятельностные представления, в том числе о нормировании и стандартах, Вы остаетесь в рамках онтологической плоскости, т.е. в рамках натуралистического подхода. Здесь, действительно, нет места произволу, чему-то, что никак не нормировано. Инновация всегда относительна, она – инновация для данной области деятельности. Соответственно, нормами этой области деятельности она не нормирована, но чем-то другим – Вы «так должны» думать – нормирована.
Вот на Вашем примере с инноватором в гольфе: если я спрошу Вас, чем нормирован «персональный выбор» инноватора (о нем, Вы пишете, «особая речь»), то Вы, вероятно, как и в толковании слов ГП, будете апеллировать к «персональной культуре». Согласен, Вы «так должны» – оставаясь в рамках деятельностной онтологии (подобно тому, как Спиноза должен был оставаться абсолютным детерминистом, отрицающим свободу, в рамках метафизической онтологии).
Признаю, что и мой вопрос о творческом акте был так сформулирован, что понимался натуралистически. Следуя Вашему предложению сменю подход на деятельностный.
Сейчас, в рефлексии, я понимаю, что изначально я и имел в виду то, что я делаю, намерен делать, когда собираюсь совершить «творческий акт», т.е. акт создания нового – например, найти решение проблемы. У меня в этом случае нет способа совершения акта и в этом я не нормирован. Я нахожу, угадываю решение. Разумеется, есть много всяких знаний, приемов, инструментов и т.д., которыми я воспользуюсь в процессе поиска, но способ как то, что принадлежит культуре и может транслироваться, появляется только после того, как будет найден и отрефлектирован. Мой поиск решения он не нормировал, этот поиск не был реализацией его как нормы, так ставить вопрос нельзя.
Collapse )
сплю

о советском общем образовании

Не так давно я не без удовлетворения перепечатал у себя американский отзыв о советском образовании 50-х годов (как раз когда я учился). И вот что-то засомневался. Ну, во-первых, объективности ради укажу, что появился дисклеймер: покопавшийся в опубликованных архивах НАТО человек утверждает, что в том документе не официальная позиция НАТО, а всего лишь частное мнение одного из привлеченных экспертов, было, мол, и обсуждение, и другие оценки. Это - вот здесь. А во-вторых, что нам американцы, сами-то мы что думаем о тогдашнем образовании?
Вот я для начала ставлю вопрос. Была ли советская школа, та, о высоком уровне которой идет речь, массовой или элитарной? Аттестовала она себя, разумеется как массовая, общенародная - общество-то социалистическое. А на деле?
Моя рабочая версия. Высокий уровень среднего (и основанного на нем высшего) образования в СССР, позволивший стране добиться технических успехов (космос, вооружения и др.), обеспечивали школы элитарные - спецшколы и школы-интернаты. Массовая же была средненькой и давала много откровенного брака.
Это - огрубленная картинка. Все-таки массовая средняя школа, а также система ПТУ и т.п. выполняли как-то функцию обеспечения достаточно квалифицированной среды для технической элиты...
Однако хотел бы послушать, что другие скажут, кто лучше знает.