Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Не только в индологии

Хороший постинг написал edgar_leitan про отсутствие - он даже резче сказал: изгнание - из западной индологии метанарративов и утрату жизненного смысла этого занятия. Но ведь это, наверное, ко всей гуманитарной науке относится, и к философии, а, возможно, и к искусству: для чего они делаются? чтобы что изменить в человеке и мире?

Не забывайте передумывать то, что подумали

Из введения к учебнику логики "для гимназий и самообразования" одесского психолога и философа Николая Николаевича Ланге (1858-1921):
"Если мышление и не производит первоначальных общих и отвлеченных представлений, оно во всяком случае играет особую важную роль в употреблении или пользовании такими представлениями, а именно эти общие и отвлеченные представления принимаются мышлением как заместители или знаки для соответствующих им индивидуальных и полных вещей. Возникает особая мысленная связь между знаком и тем, что он обозначает, или тем, к чему относится этот знак. И впредь, в дальнейшем наша умственная работа происходит уже не над реальными и полными представлениями, а над их знаками или заместителями.

В развитии мышления эта замена конкретных и сложных представлений их знаками-заместителями имеет огромную важность, ибо вносит крайнее упрощение и облегчение в наши умственные операции. Можно сравнить это с упрощением торговли, которое произошло, когда она перестала быть меновой и стала денежной. <...>
Полное развитие это получает после появления речи, которая представляет в словах точных заместителей соответственных реальных представлений. И в конце концов всё наше мышление переходит в умственные операции над этими словесными знаками, с которыми мы и ведем легко и просто всю нашу умственную работу, подобно тому, как для математика его расчёты облегчаются системой алгебраических знаков или символов. <…>
Все рассмотренные виды мышления первоначально происходят непроизвольно, независимо от нашей воли. Они имеют характер инстинктивных действий. но по мере того, как мышление человека становится более зрелым, он старается отдавать себе отчёт в своём непроизвольном мышлении, относится к нему критически, сознательно и намеренно передумывает его. Такое произвольное, направляемое волею передумывание и проверка инстинктивных утверждений называется рефлексией или рефлективным (т.е. как бы отражённым, повторным) мышлением. Это критическое, сознательное и намеренное передумывание приводит наконец нас к установлению тех общих правил, которые могут нам гарантировать истинность утверждений мышления. Совокупность таких правил и условий правильного мышления, т.е. теория научного мышления, и составляет науку логики".

Автор пишет, что это - сокращенное изложение "Логики" Зигварта.
Язык мне очень нравится. Особенно хорошо русское слово для пояснения рефлексии - передумывание.

трудовая или потребительская

Продолжаю понемногу двигаться по диссертации ГП.
Конечно, как я понимаю, для мысли самого ГП правота или неправота Маркса как экономиста-теоретика особой роли не играет. Однако все равно интересно, почему он не замечает очевидной логической неувязки у Маркса (я потом справился у экономиста - оказывается, ее сразу же критики заметили).
Вот Маркс, цитата:
«Известный товар, например один квартер пшеницы, обменивается на x сапожной ваксы, или на y шелка, или на z золота и т.д., одним словом – на другие товары в самых различных пропорциях. Следовательно, пшеница имеет не одну-единственную, а многие меновые стоимости. Но так как и x сапожной ваксы, и y шелка, и z золота и т.д. составляют меновую стоимость квартера пшеницы, то x сапожной ваксы, и y шелка, и z золота и т.д. должны быть меновыми стоимостями, способными замещать друг друга, или равновеликими. Отсюда следует, во-первых, что различные меновые стоимости одного и того же товара выражают нечто одинаковое и, во-вторых, что меновая стоимость вообще может быть лишь способом выражения, лишь "формой проявления" какого-то отличного от нее содержания.
Возьмем далее два товара, например, пшеницу и железо. Каково бы ни было их меновое отношение, его всегда можно выразить уравнением, в котором данное количество пшеницы приравнивается известному количеству железа, например: 1 квартер пшеницы = a центнерам железа. Что говорит нам это уравнение? Что в двух различных вещах – в 1 квартере пшеницы и в a центнерах железа – существует нечто общее равной величины. Следовательно, обе эти вещи равны чему-то третьему, которое само по себе не есть ни первая, ни вторая из них. Таким образом, каждая из них, поскольку она есть меновая стоимость, должна быть сводима к этому третьему.
<…> Этой общей основой не могут быть геометрические, физические, химические или какие-либо иные природные свойства товаров. Их телесные свойства принимаются во внимание вообще лишь постольку, поскольку от них зависит полезность товаров, то есть поскольку они делают товары потребительными стоимостями. Очевидно, с другой стороны, что меновое отношение товаров характеризуется как раз отвлечением от их потребительских стоимостей. В пределах менового отношения товаров каждая данная потребительная стоимость значит ровно столько же, как и всякая другая, если только она имеется в надлежащей пропорции <...>.
Если отвлечься от потребительной стоимости товарных тел, то у них остается лишь одно свойство, а именно то, что они – продукты труда. Но теперь и самый продукт труда приобретает совершенно новый вид. В самом деле, раз мы отвлеклись от его потребительной стоимости, мы вместе с тем отвлеклись также от тех составных частей и форм его товарного тела, которые делают его потребительной стоимостью. Теперь это уже не стол или дом, или пряжа, или какая-либо другая полезная вещь. Все чувственно воспринимаемые свойства погасли в нем. <...>
Рассмотрим теперь, что же осталось от продуктов труда. От них ничего не осталось, кроме одинаковой для всех призрачной предметности, простого сгустка лишенного различий человеческого труда, то есть затраты человеческой рабочей силы безотносительно к форме этой затраты. Все эти вещи представляют собой теперь лишь выражения того, что в их производстве затрачена человеческая рабочая сила, накоплен человеческий труд. Как кристаллы этой общей им всем общественной субстанции, они суть стоимости – товарные стоимости.
<...> Таким образом, то общее, что выражается в меновом отношении, или меновой стоимости товаров, и есть их стоимость. Дальнейший ход исследования приведет нас опять к меновой стоимости как необходимому способу выражения, или форме проявления стоимости; тем не менее стоимость должна быть сначала рассмотрена независимо от этой формы»

В самом деле, в выделенном куске Маркс предлагает отвлечься от потребительской стоимости. Почему? Потому что мы ищем общее у пшеницы и железа, и этим общим не могут быть их физические свойства и проистекающая из них потребительская ценность - питательная вм случае пшеницы и, скажем, строительная в случае железа. Все так. Но для того нам и дана способность обобщения, чтобы увидеть за этим равную "жизненную" ценность (Wert - и ценность, и стоимость) разных товаров: я готов ограничить себя в еде, чтобы покрыть дом железной крышей и тем обезопасить себя от непогоды.
Да, важны и трудовые затраты. И в этом случае, как и в первом, мы мерим обобщенные затраты труда. Полная аналогия.
Как я понимаю, экономическая теория и пошла по пути учета разных факторов.
Правда, при этом в число факторов, учитываемых при расчете цены товара стали на равных правах включать и абсолютно случайные вещи... Исчез поиск сути дела.

Форма и содержание

Пока я набираюсь сил, в порядке разминки почитываю диссертацию ГП.
И вот набрел там на место…
ГП критикует Канта. Суть критики (моими словами, соответствующий кусок текста диссертации – под катом) в следующем. Ошибка Канта - в том, что он Форму (априорные формы рассудка) мыслит как нечто субстанциональное, отдельное от Содержания (данных чувственного созерцания), тогда как субстанциональностью обладает лишь их единство.
Мне по невежеству трудно судить, насколько оригинальна эта критика. Впрочем, в философии, кажется, ничто не бывает вполне оригинально, В данном случае это, кажется, реплика Аристотелевой критики Платона, его учения о самостоятельном бытии идей (форм).
И этот "глубинный платонизм" очень живуч: нам все мерещится самостоятельное существование белизны вне белых предметов, доброты вне добрых людей и т.д.
Как будто бы форма обладает своим, собственным содержанием…
Вот против этого удвоения и выступают, как я понимаю, Аристотель и ГП.
Мне кажется, что категория формы и содержания - это вообще ключевое для всей неметафизической философии.

Из диссертации:
Collapse )

Три типа чтения

Встретившись с похвалами в адрес скорочтения, сначала возмутился. Я, наоборот, культивирую в себе способность медленного чтония - того, что стоит читать, а то, чего читать не стоит, не нужно читать ни с какой скоростью.
Но потом, особенно вспомнив, как недостает на все время, немного охолонил.
И подумал, что всему свое место.
Допускаю, что и скорочтение нужно - для того, что носит вспомогательный характер. Хотя бы для того, чтобы о неизвестном решить, читать или не читать. Поймал себя на том, что ленту так просматриваю, откладывая часто то, что подлежит внимательному прочтению, и отбрасывая остальное.
Медленное чтение содержательного, глубокого текста - возможно, неоднократное, с пометами (раньше конспектировали) - это основное в отношении текстов философских, научных.
А вот текстам художественным - как поэзии, так и прозе - надлежит третий тип: в ритме самого произведения, не быстрее, но и не медленнее.
Наверно, границы не всегда отчетливы. Можно, как недавно услышал, и "Илиаду" конспектировать...

принуждение к медленности

Конспектируя трудный для понимания текст (диссертацию А.А.Зиновьева), столкнулся с вызовом новой ситуации: компьютер с его легкостью копирования. Эта легкость ведет к скольжению по тексту. Приходится понуждать себя к замедлению: пересказу, комментированию, многообразным выделениям - чтобы вчитываться, вникать - от целого к деталям и опять к целому.
Понятно, что очень помогает конспект-замечания ГП (даже помимо того, что именно восприятие зиновьевского текста ГП и есть главный предмет моего интереса).
Собственно, конспект - это и есть средство замедления. Замечательно, что ГП начал свои "Замечания" (его название) с беглого пересказа того, что он, по-видимому, счел достаточно понятным (сам-то ведь тоже штудировал и переписывал "Капитал"), а потом перешел к комментированному переписыванию больших кусков диссертации.
Но помогает и привходящее обстоятельство: неисправность текста - во-первых, сам печатный источник явно не прошел редакции кем-то способным его понимать, во-вторых, я имею дело с лишь частично редактированным сканом. Так что в результате процесс чтения-коспектирования превращается в многократное перечитывание, все более подбирающееся к ухватыванию сути...

Да, у ГП еще важно то, что он тут же примеряет вычитанное у Зиновьева к своим проблемам. Ну и я пытаюсь...

Восходим понемногу - от абстрактного к конкретному

Читаю сейчас диссертацию А.А.Зиновьева "Восхождение от абстрактного к конкретному (на материале "Капитала" К.Маркса"). Зачем? Ну, это та "шинель", от которой все пошло быти... В том числе и в первую очередь ГП.
Переживание потрясающей мощи ума - и самого Зиновьева, и Маркса (не путать с автором "Манифеста", с тем еще разберемся).
"Маркс отвлекся от меновой стоимости, чтобы раскрыть ту сущность, которая проявляется в ней. Потому меновая стоимость должна постоянно иметься в виду, как то, что подлежит объяс­нению. Ее надо объяснить. Отвлечение означало лишь то, что познание — прерывистый процесс, фиксируемый в определен­ных точках — в категориях. Только связь их и образует движе­ние мысли".
Понятно, да? Речь о том, как реально работает продуктивная мысль, которая вся в движении, не имеет остановки. Только паузы, передышки - в категориях.
Это маленький, первопопавшийся под руку пример.

И - надо же! - другой гений, Е.Л.Шифферс, когда ему О.Генисаретский дал посмотреть эту диссертацию (от Олега и слышал), вернул со словами: "Сбесившийся компьютер!".
Чудное ты вылепил из глины, Господи!

О свободе и рефлексии

Кажется, вышел из затыка – помог ГП, слежение за его мыслью, как уже не раз бывало.

Речь о вот этом моем посте. Напомню, я рассуждал примерно так.
Есть зов – следовать за Ним. Не получается, нужна Его помощь. Проси! Не получается просить – искренно, от всей души («разделенное царство»). Проси, чтобы помог, научил просить… А это как? Тоже не получается… И т.д.
Но ведь это типичная рефлексивная возгонка, феномен, пристально рассмотренный в ММК. Чистая рефлексия, без попыток применения ее в практике, в действии на каждом уровне рефлексивного восхождения – это путь в никуда, в безумие. Рефлексия – это рефлексия действия (или решения действовать), осмотр «доспехов», целей и средств действия.
Не заморачивайся следующим уровнем рефлексии, не попытавшись практически осуществить схваченное на этом.

На другом языке речь о свободе, рефлексия – это освобождение от власти ранее принятых решений. Свобода, как точно выразился один мой совопросник, не субстанциональна; свобода как субстантив не имеет содержания, свободно всегда что-то – действие, мысль. «Познаете истину, и истина сделает вас свободными».

Collapse )

Об аналитических и синтетических суждениях - А.Коффа

Собственно, с тем, что математические суждения у Канта, действительно, априорные, но синтетические, я уже в прошлом году разобрался и принес Канту извинения. Но Коффа, начинающий свою книгу с разбора учения Канта о суждениях довел этот вопрос и смежные с ним до полной ясности.
Дальше занудно.
Collapse )

Зачем хотим знать?

На мой взгляд, разговор о познавательной установке есть неправильное, неадекватное представление одного момента, который действительно реализуется в мышлении, в исследовании. Почему «неправильное» и «неадекватное»? Поскольку разговор о познавательной установке вне контекста деятельности и мышления, а как об особом смысле, создает видимость, будто познавательная установка существовала сама по себе. Дальше появляется представление, что если ученый спрашивает, что такое мел, то он реализует познавательную установку. Из нашего обмена репликами выяснилось, что это не так .... Оказывается, что вопрос не в том, что я спрашиваю, а с какой тайной мыслью я это спрашиваю, для чего. Так я утверждаю простую вещь: мы всегда спрашиваем с тайной мыслью. Ибо всегда познание завязано на тот или иной вид практики. Разница может заключаться только в одном: либо мы это осознаем, т.е. осознаем, как это действительно обстоит, либо мы этого не осознаем и делаем вид, что мы свободны, вот и вся разница.
Г.П.Щедровицкий. Заключительное слово к обсуждению его доклада "Знание в деятельности" (октябрь 1976).