Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Простое и сложное, легкое и трудное

Разбираясь с извивами мысли в одном тексте о понятии системы, наткнулся на такое:
"При анализе существующего и разработке нового понятия системы, мы будем исходить из того, что это понятие характеризует особый способ мышления, предназначенный для преодоления затруднений, связанных с решением задач, в которых объект мышления предстает как сложный предмет. ... Сложность - это лишенность простоты. А простота это то, с чем иметь дело понятно и легко. Уже сама характеристика чего-то как “сложного” указывает на общий подход к преодолению затруднений, связанных с этой сложностью: русское слово «сложность», как и английское «complex», означают «сложенность». Если у нас есть сложная задача, мы обычно сводим ее к набору простых, разбиваем на более простые подзадачи, решаем сначала подзадачи, а затем из этих решений выводим решение исходной сложной задачи".
И задумался: а почему, собственно, считать сложное, в смысле сложенности из частей, трудным - для познания, для восприятия, а простое - легким? Почему язык так распорядился? Автор текста ссылается на ситуацию решения задач, и, действительно, для некоторого типа арифметических и алгебраических задач задач это работает: можно сложный пример разбить на простые, легко решаемые. Но, очевидно, не для всех, даже в математике - скажем, геометрические задачи явно решаются иначе. Если же иметь в виду всё многообразие задач, проблем, загадок, которые могут вставать перед человеком, то приравнивание простоты к легкости, удобопонятности не имеет ни малейшего основания.
Однако вроде бы во всех европейских языках это соединение значений в одном слове таки присутствует...
Попробовал поэтимологизировать. Интереснее этимология слова "простой", "сложный", действительно, вторичное словцо - от "слагать", хотя и тут есть некоторые тонкости.


Collapse )

Вокруг театра

Встреча сообщества театра "Около", о которой я сообщал, прошла сегодня очень неплохо. Народу было очень немного, человек пятнадцать - хорошо это или плохо, я не знаю.
Ю.Громыко в своем вступительном слове поставил несколько вопросов: о каком времени спектакль - чеховском времени, о нашем или он вне времени? почему и зачем в спектакле смещены возраста персонажей? почему они так странно одеты? зачем в спектакль вставлена сцена из "Гамлета"?
Кто-то давал на эти вопросы свои ответы, кто-то ставил новые.
Из тех деталей, на которые не обратил внимание я, а другие заметили. Там несколько раз звучит за сценой гитара и на вопрос Р-й что это, Гаев отвечает, что это еврейский оргестр, в котором - помнишь? - были две скрипки, контрабас... (были да сплыли). Или то, что окончание гамлетовской сцены не торопящийся в гардероб зритель мог прочитать написанное фломастрером на картонке, на которой дремлет в конце спектакля Фирс...
Неожиданностью оказалось то, что разговорился сам режиссер, Ю.Н.Погребничко.
На вопрос юной девы, а зачем в спектакле все эти детали-загадки, не заслоняют ли они пьесу, он сначала ответил в своей обычной, "игровой" манере: "Если отвечать совсем просто, то мы играем". - "А если посложнее?". (улыбаясь) "Играем, играем, играем. А как можно иначе обойтись с пьесой, как не сыграть ее?". Но потом разговорился щедрее и простодушнее. И то, что он говорил о том, как рождаются решения, детали, было очень интересно.
Почему, например, так молода в спектакле Раневская? Ю.Н. не был уверен в правильности выбора на эту роль Маши Погребничко, но вот зашел на репетицию кто-то из знакомых и сказал: "А мамы всегда - молодые" - и это решило дело.
Как появился "Гамлет"? Непонятно было, как ставить сцену бала. Для бала по пьесе пригласили музыкантов.. Но могли бы пригласить и актеров... (Ну уж о символическом смысле театра в театре, театре "двойной семиотики", об этом еще раньше Громыко говорил).

Моим вкладом в обсуждение была цитата из Набокова, встреченная накануне в книге А.Соболева, ею и закончу (она - о чеховских героях):
"Такие люди могли мечтать, но не могли править. Они разбивали свои и чужие жизни, были глупы, слабы, суетливы, истеричны; но за всем этим у Чехова слышится: благословенна страна, сумевшая породить такой человеческий тип. Они упускали возможности, избегали действий, не спали ночами, выдумывая миры, которых не могли построить, но само существование таких людей, полных пылкого, пламенного самоотречения, духовной чистоты, нравственной высоты, одно то, что такие люди жили и, возможно, живут и сейчас где-то в сегодняшней безжалостной и подлой России, - это обещание лучшего будущего для всего мира, ибо из всех законов Природы, возможно, самый замечательный - выживание слабейших". (Выделения А.Соболева).

78

Из семинара 2009 года:

Опять разбирательство со мной, с моими усилиями по выстраиванию «жизненной стратегии». Т. начинает с того, что указывает мне, ссылаясь на принятое в культуре, в военном, прежде всего, контексте, понятие стратегии, что в моем ее понимании отсутствует главное для стратегии – целеполагание.

Collapse )

ГП о ситуации 6: беседует с народом

Это - кусок ответов на вопросы. Просто интересно как он совмещает серьезность с шуткой, не впадая в звериную серьезность, но и не упуская уточнить, заострить, разъяснить мысль.

Collapse )

Опять про факт

Подключил к разговору логика - К.П-ва. Новый участник - новый виток.
Collapse )

UPDATE.
П-в ответил без задержки, так что добавляю сюда же еще одно коленце:

П-в - мне

Пока что очень бегло отвечаю (покуда есть связь).
Да, конечно, то что я написал есть проявление гипер-осторожности, а также предвосхищение возможных (и во многом "неестественных", но таки возможных) возражений.
И вы правы (да и я сам об этом же пишу) что такая гипер-осторожность далеко не всегда продуктивна, а зачастую в конкретных случаях и не нужна.
На мой взгляд, "плюс" моего внимания к такой гипер-осторожности только в одном - очертить тот круг, за которым уже точно нет ничего продуктивного.
Я (сам для себя в первую очередь) очертил тот предельно возможный спектр разно-толкований (условно говоря, связанных с обсуждением 2+2=4) и их потенциальных смысловых форм, в рамках которых любой поворот взаимо(не)понимания в принципе может (при надлежащих усилиях) получить конструктивное разрешение.
То, что это спектр получился довольно широким и абстрактным есть лишь результат моих наблюдений за теми спорами, которые актуально развернулись на страницах Вашего ЖЖ. Практически ВСЕ эти ходы мысли и повороты так или иначе использовались разными оппонентами.
Я просто зафиксировал для себя все те причины, которые (на мой взгляд) как раз и проявились в виде коммуникативных сбоев и взаимных непониманий.
БОльшая часть сбоев - результат несовпадения преследуемых целей, или же несовпадения подразумеваемых критериев правильности аргументации (и т.п.)
В каком-то смысле, я набросал карту того "архипелага", вокруг "островков надежности" которого вращались все споры.
Каждый раз, когда спорящие стороны оказывались на одном и том же "островке надежности", спор становился продуктивным и понятным.
И каждый сбой понимания происходил тогда, когда оппоненты подразумевали разные островки надежности.
Это происходило либо случайно, либо же намеренно (например, с целью перетащить оппонента на "свой" островок надежности и там продолжить спор).
Я и сам не думал, что описание этого "архипелага" окажется столь громоздким и "абстрактным".
Но останавливаться не имело смысла - не попробуешь довести до конца это дело, будешь всегда блуждать по этому "архипелагу" в потемках, не представляя ни его масштаба, ни границ, ни "географического" взаиморасположения различных островков надежности.

Вот, собственно, что стояло за моими "абстрактными" размышлизмами.

Я - П-ву

Понял, спасибо.
Вообще-то, вероятно, Вы правы: если не исключать никого из коммуникации (это я против подразумеваемого смысла реакции А.), то такого рода спектр-карта нужна и максимально полная. А потом ее можно сокращать или перерисовывать.

П-в - мне


по поводу Вашего второго соображения.
Я ведь из возможности взаимопонимания и исхожу. Просто учитываю также и нередкую возможность не-понимания.
И анализирую обе возможности.
В терминах "архипелага": островки надежности - это условие возможности общения. А также максимально глубокого обоснования той темы, которая рассматривается.
Там где нет совпадения островков, надо либо уметь передать оппоненту "оптику" которая бы позволяла увидеть чужой островок надежности, либо тут никакого содержательного спора не будет.
Во многих случаях такая передача оптики возможна. Но не всегда.
Мои нудные "абстрактные" построения учитывают и этот случай.

Я - П-ву

Да, нужно попробовать работать с Вашей картой. Именно ее инструментальная пригодность в смысле для работы на взаимопонимание должна, по-моему, быть критерием.
Я бы к пониманию и непониманию добавил бы еще и лжепонимакние.

П-в - мне

да, согласен, лже-понимание, или не-туда-понимание тоже очень важная вещь...
не менее частая, чем просто не-понимание


Что дает ОДИ участникам

ОДИ-12 идет к концу. Десятый (из одиннадцати) дней. Завершая четырехчасовое обсуждение докладов экспертных групп, Руководитель игры обращается к ним с просьбой:

Дорогие друзья, я, конечно, понимаю, что все это опостылело, что все мы устали и одна мысль есть у всех членов экспертных и тематических групп: наконец-то бежать домой, передохнуть и завтра прийти послушать результаты, но уже не с больной головой. Но мы вас очень просим провести сегодня рефлексивные занятия в группах как обычно, больше того, обсудить не сегодняшнее заседание, а обсудить очень серьезно, очень резко и определенно, что дала, а самое главное, чего не дала эта игра. Поскольку перед нами стоит задача совершенствования этих игр, мы убеждены в их эффективности, но нам очень важно дальше их развивать, и поэтому ваш ответ и ваш рассказ о том, что вы сделали и чего не получилось, и что было очень плохо, здорово поможет нам в этой работе. Мы очень просим вас, чтобы вы эту последнюю работу в последние полтора часа проделали и сформулировали бы мнение групп на этот счет.

Сохранились записи двух таких рефлексивных обсуждений – студентов-архитекторов и сборной группы студентов других вузов.
Студенты-архитекторы чувствуют себя героями дня. Они очень хорошо выступили, их доклад стал центром всей дискуссии. Бойцы вспоминают…

–– Группа так и не смогла соорганизоваться.
–– Почему не смогла?
–– Смотри, нас сейчас пять человек, это, фактически, те пять человек, которые работали. Первое и главное – это то, что мы не работали коллективом.
–– Мы учились понимать друг друга, а остальных заставлять на себя работать.
–– Я бы хотел не просто обсуждать, кто что делал, а делать все по порядку.
Нас собрали не для того, чтобы решать какие-то проблемы, создать в конце концов какой-то проект и кому-то предложить. Упор делается на то, чтобы мы сумели соорганизоваться и нашли свое место, чтобы каждый самоопределился. Насколько мы, студенты, соорганизовались, судить трудно, Это можно оценить, глядя на общую картину. Методисты нашли свое место и показали, что… Методисты есть методисты. То, что преподаватель не знает, кто такие методисты и кто такие исследователи, тоже ясно.
–– Но преподаватели не знают даже, кто они сами такие…
–– Мне кажется, дело не в том, чтобы самоопределиться. Самое главное – понять, как можно и как нужно развиваться.
–– Мы уйдем из игры значительно богаче, чем мы пришли.
–– Игра отбрасывает тех, которые всем своим естеством противостоят идее развития.
–– По-моему, эти и выйдут не обогащенные. Они обогащались тем, что стояли на своей позиции.
–– Я не предполагал, что за два часа можно обсудить проблему, которая ранее нами не обсуждалась и не вставала как таковая, и, кроме того, выдать еще результаты в виде оформленной мысли, отчета или доклада. Вот, что поразительно.
–– В нашем докладе было много хороших моментов, но были и недостатки. Главное – что нас поняли.
Дело в том, что у других экспертных групп, которые подходили к проекту, отсутствовала элементарная вещь – база: они отбрасывали то, что было сделано раньше и начинали с нуля...
А мы сегодня обратились к докладу 3-ей тематической группы по этой теме. И потом к тому, что мы сами делали в первой фазе игры. И на базе этого сделали проект. Он потому и получился, что в нем было рациональное зерно, так как мы базировались на том аппарате, который был выработан до этого.
В принципе, мы заработали только сегодня.
Игра показала нам, что работать мы не умеем. А вы заметили, как мы сами в первый день начали решать те проблемы, которые нам дали – по списочку. Потом, смотрите, мы ударились лбом, увидели, что так работать нельзя. Ведь то, что сформулировано в этом списке – не проблемы, а проблемы из этого списка надо еще выявить.
–– Мы не знаем, чем эту «дырку в действительности» затыкать – техники нахождения «пробки», т.е. решения проблемы, нет.
–– Мы и сегодня интуитивно ее, эту «пробку», искали,
–– Не интуитивно... Мне кажется, что это два разных основополагающие подхода. Один – создавать машину и под нее подстраивать деятельность. А мы сделали вот что: мы сначала выдвинули какую-то установку, представили, что мы должны получить, а потом – какими средствами мы будет делать. И так оно и получилось...
–– Я вот что хочу сказать: сегодня мы как бы нарисовали линию собственного развития и попытались найти механизм этой системы...
–– Работали мы сегодня практически по аналогам: опираясь на опыт доклада 3-ей тематической группы, пытались извлечь содержание из нашего материала, т.е. мы работали по образцам...
–– Я просто не ожидала, что такая игра может вызвать в человеке вот такое море противоречий и настолько усугубить их. Какая-то совершенно нелепая раздвоенность... абсолютно не в состоянии представить себя чем-то цельным... Я очень серьезно относилась к условиям игры, но, честное слово, я не ожидала, чтобы человеческая психика подвергалась таким воздействиям. И в этом, наверное, и сила такого подхода... Мне теперь совершенно очевидно, что поставить себя еще раз в такую ситуацию я не хочу. Чтобы этого не было, мне надо учиться мыслить, учиться анализировать... Это уже не просто слова, это уже конкретный, очень сильный импульс к действию.
–– Теперь задача: завтра изложить в тезисах, то, что сегодня мы обсудили.

И другая студенческая группа. Разговор начинается с вопроса методолога:
–– Что вы получили от игры? Что вам показалось самым существенным в игре?
–– Мне самым интересным показалась установка на работу со схемами, с организационной схемой и с предметом.
–– А мне понравилось, что были поставлены условия такой сложной организации жизнедеятельности, когда первый раз, может быть, ощущаешь шаги своего развития. Из-за того, что задавался такой жесткий темп работы, так собираешься, что живешь в этом интерьере и оторваться от него не можешь. И у меня часто бывало такое настроение радости какой-то, победы.
–– Не то, что победы, а как будто прояснилось что-то, действуешь уже не вслепую.
–– На мой взгляд, ценность всей игры в том, что тут происходило то, что в реальном вузе никогда происходить не могло. Произошло взаимодействие, мы достигли какой-то соорганизации между теми, кто участвовал и участвует в учебно-воспитательном процессе в вузе. Например: как мы до этого работали в вузе? К нам спускались какие-то требования, и мы в той мере, в какой они не отвечали нашим запросам, их игнорировали. А тут мы столкнулись с другими «позиционерами» [людьми, занимающими другие места в системе вуза], мы можем поговорить –  не то, что договориться, а поговорить о том, чего они от нас хотят и чего мы – от них. Я получаю точки зрения и представления всех позиционеров вуза. И если я захочу развиваться, то попытаюсь организовать их работу для себя так, чтобы самому как-то двигаться, достигать своих целей. Вот что важно, важно не только для меня, но и для всех других. Они теперь знают, чего хотят студенты. И все задумались над тем, что же мы делаем в вузе, чего мы хотим и как это сделать.
–– Очень важно было то, что нас поставили в такую ситуацию, когда нам необходимо было организовать молодежный коллектив, который бы работал на выдачу какого-то определенного продукта по заданным темам, и что совершенно разные люди должны были соорганизоваться. В последние дни люди начали работать на мышление друг друга, то есть мы получили коллективную мыследеятельность.
Мы сдружились, стали видеть способы работы друг друга. Кто-то один из нас онтологии постоянно выдает, кто-то – какие-то представления, но хорошо положенные, другие это проблематизируют, третьи начинают это вводить в схемы. Каждый человек делает какую-то одну операцию, но очень грамотно…