Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Об аналитических и синтетических суждениях - А.Коффа

Собственно, с тем, что математические суждения у Канта, действительно, априорные, но синтетические, я уже в прошлом году разобрался и принес Канту извинения. Но Коффа, начинающий свою книгу с разбора учения Канта о суждениях довел этот вопрос и смежные с ним до полной ясности.
Дальше занудно.
Collapse )

Моя самоизоляция

Ну, что сказать? Моя (наша с Таней) самоизоляция прекрасна.

Угнездились на даче, запасшись продуктами (не исключая вина). У каждого удобное место с компьютером и интернетом. Необходимые книги.  Рядом в одну сторону лес, в другую река — ежедневная прогулка то туда, то сюда (в конце покажу фотки сегодняшней).

Мои занятия: семинар по истории методологии, куда мы запустили нашу с ЛП критику последней статьи Виталия Дубровского, и — пока там не развернулось полноценное обсуждение, дискутируем с ЛП по поводу тех моментов нашей критики, в которых мы не сошлись, естественно, с захватом вопросов более широких.

В рамках другого семинара, с логиком К.П., читаю классную книгу Альберто Коффа «Семантическая традиция от Канта до Карнапа». Прочитал пока только первую часть про Канта, но доволен донельзя: наконец-то внятное изложение (лучше, чем у самого Канта!) оппозиции аналитических и синтетических суждений. В ближайшее время хочу (чтобы самому затвердить) поместить здесь фрагменты перевода (книга по-английски) с комментариями.

Жена моя дописывает очередную книгу - не последнюю, но самую для нее важную. Мне доверяется почетная роль первого читателя-простеца и немножко литературного редактора.

А по вечерам читаем Пруста. Вчера дочитали «Любовь Свана». Тоже очень хочу написать об этом.

Ну и обещанная сегодняшняя прогулка (фотографии):

Collapse )

(no subject)

Сегодня за ужином вдруг вспомнилась шутливая песенка, которую мне пел отец - не помню в каком, но явно раннем возрасте, - сочиненная то ли им самим, то ли вместе с каким-то дядей Кукой, о котором ничего не могу вспомнить:
На-ко-ся выкуси,
Вымочи в уксусе,
Высоси, выброси,
На-ка укуси!

Вот думаю: какую роль она сыграла в моем развитии? Какую-то явно сыграла.
Как и стишок (его-то, наверно, многие знают):
Жили-были три китайца:
Як, Як-цидрак, Як-цидрак-цидрак-цидрони.
Жили-были три японки:
Цыпи, Цыпи-дрипи, Цыпи-дрипи-лимпомпони.
Поженился Як на Цыпи,
Як-цидрак на Цыпи-дрипи,
Як-цидрак-цидрак-цидрони на Цыпи-дрипи-лимпомпони.
И родились у них сыновья...

Дальше точно не помню, но что-то вроде Шах, Шах-шарах и т.д.


(no subject)

Искусный в деле своем восколей, прилежно

Трудився, излил болван, все выразив нежно
В нем уды, части, власы, так что живо тело
Болванчика того быть всяк бы сказал смело.
Окончав все, неумно забыл отдалити
Болван от огня, где воск случилось топити.
Осягл жар пламени воск, расползлося тело
Болванчика; пропал труд, пропало все дело.
Кто, дело свое вершив, утвердить желает
В долги веки, должен все, что тому мешает,
Отдалять и, что вредит, искоренять скоро;
Без того дело его не может быть споро.
Антиох Кантемир
via https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2786913111352250&id=100001007660436


(no subject)

В замечательном эссе Николая Бахтина об Иностранном Легионеmnemtsev) вот это место зацепило точностью:
Дисциплина Легиона, непрерывно выверяемая на деле, лишена догматического формализма с его неизбежным последствием – распущенностью (выделено мною).

год прошел

Чем он был для меня?
Умер самый, кажется, давний мой друг - Альберт Соболев. Я писал об этом, но обещанные себе воспоминания так пока и не написаны. Долг.
Больше, чем когда-либо в прежние года врубался в наработанное Г.П.Щедровицким и ММК. Не вылезал из архива, и это доставляло мне много радости. Затеяли с ЛП сетевой семинар по истории ММК, кое-что - благодаря Кактусу - "разворошили", вопросы подняли - надо продолжать, но слабоваты, не удается пока искру раздуть.
И с изданиями тормозим. Хотя в ближайших планах и новые "Анналы", и тексты Игр.
Прежде начатое (Библейский семинар), слава Богу, идет бесперебойно.
Первую часть Книги Т. подготовил. Под наставническим крылом Георгия Дралкина (dralkin) начал верстать и чуть-чуть освоился с Индизайном, но, столкнувшись с трудностями, затормозился.
В рамках семинара Юрия Громыко поучаствовал в работе с театром "Около" и в новосозданном Клубе при театре, где сделал доклад о Шифферсе (он в этом театре за ангела-хранителя). В этой связи посмотрел с десяток спектаклей - это после нескольких десятилетий невспоминания о существовании в мире такой вещи, как театр. Не жалею.
Кино не смотрели. Единственное исключение - японское аниме, Миядзаки. Но это - событие.
Очень важная вещь: утвердилась у нас с Таней традиция ежедневного чтения вслух перед сном. Важно потому, что иначе как-то места чтению (не методологическому, не философскому и не жж) не находилось. А так за год немало прочтено - Платонова, Достоевского, Августина "Исповедь" и Чехов, Чехов, Чехов... Чехов - это открытие! (Никак не соберусь написать, скажу только, что удивительно хорошо о женщинах он пишет). Без Тани я прочитал еще и дневники Любови Шапориной. И начал читать биографию Ленина Льва Данилкина ("Пантократор солнечных пылинок") - не удивляйтесь, правда, интересно и стоит прочтения
Крутые свершения у Тани. Подарок с неба - Ариша, юная помощница. В результате страница в ФБ, сайт и теперь онлайн-школа. А ее личная работа над обобщающей книгой идет своим чередом.
Еще один семинар - совсем келейный, на двоих с К.П., где мы делимся друг с другом отчетами о своих делах. "Где я нахожусь" - по образцу, насколько это возможно, семинаров с Т...

другое и разное

Это не одно и то же.
То есть, конечно, в языке часто эти слова употребляются как взаимозаменяемые. Стихотворение "нет, я не Байрон, я другой..." как раз о том, что Лермонтов и Байрон - разные ("души" - разные, английская и русская). Но это - обычная смысловая лабильность живого языка.
Я же про разные смыслы, и для передачи этого различиях, если хочешь быть точным, нужно употребить разные слова.
Разные, различные - это такие, которые различаются свойствами. Различие выявляется сравнением, т.е. применением какого-то теста к вещам, до и помимо сравнения неразличимым. Это различительное свойство может быть функцией в составе некоторого общего целого или атрибутом, видовым отличием в составе общего рода. Здесь очень важно именно это отнесение к целому, без которого о различии содержательно говорить невозможно. (В цитированном стихе целое - это "гонимые миром странники").
Констатация "другости" же ничего такого не требует. Другой значит не этот, т.е. нумерически другой - о различии, содержательном отличии в этом утверждении речи нет, тот и другой могут оказаться как разными, так и тождественными, неразличимыми...
Всё. Больше ничего я сказать не хочу. Мне это смыслоразличение показалось важным.

Только Россия...

Читаю понемногу дневники Л.В.Шапориной (сначала отрывки у sergey_v_fomin, теперь купил двухтомник). Вещь уникальная  по охвату - от начала века (немножко совсем, но важно для знакомства с автором, девушкой из интеллигентной дворянской семьи Яковлевых, "институтки"), и дальше с 20-х по 60-е, - и тому, как искренно и откровенно (без самоцензуры) она рассказывает о происходящем. Непосредственный, вовлеченный свидетель она жизни художников (сама рисовальщик и создатель кукольного театра), музыкантов (муж - Юрий Шапорин) и писателей (широкий круг окрест Алексея Толстого).
Дочитал до 1938 года. Об ужасах террора - тотальном страхе, доносительстве и предательствах и т.д. - можно посмотреть в отрывках, публикуемых у Фомина, "Право на бесчестье". Как и о том, как выживало сострадание и благородство. Удивительное, странное впечатление производит этот мирок интеллигенции, в котором сохраняется родственно-бытовое общение и как бы континуальность связей между жертвами, уже попавшими или готовящимися попасть в мясорубку террора и теми, кто, как А.Толстой, благоденствует и дружит с палачами (Ягода особенно выделяется обилием интеллигентных друзей).
И еще из впечатляющего: деформации сознания, пытающегося как-то вместить, осмыслить надвинувшийся ужас. Сама Шапорина, благодаря сохраненной, почти детской чистоте и здравом смысле, обаянию зла не поддалась. Но вот характерная наивность - когда посадили Ягоду, она недоумевает: почему же теперь не выпустить тех, кого туда запрятал этот мерзавец?
Там много такого, над чем подумать.
Но сейчас я вот про что. Узнав о Мюнхенском соглашении , Л.В. пишет в дневнике: "Гитлер взял Чехословакию, послал ультиматум Румынии. Впечатление, что он режет плавленный сыр. Протестовать могла бы только Россия" (выделил я). Несмотря ни на что она хранит память об особости, особом предназначении России... Вот эта память, как и само собой разумеющееся сознание того, что страна, в которой ей тяжело и страшно жить, это та же страна...

Ницше о несубъективности поэзии

Предыдущий пост со ссылкой на лекцию Максима Калинина о сирийских мистиках вызвал обвинение - в адрес лектора и публикатора - в психологизме, в неразличении духовного и психического. Это - недоразумение, связанное с неустоявшейся терминологией. "Сознание", о котором говорит Калинин, применяя (как, скажем, и Е.Л.Шифферс) этот термин для описания духовного опыта св. отцов, вовсе не "субъективно" и именно потому может быть отождествлено с "обителью", в которую может войти сам Бог - если она приготовлена к этому.
Неожиданно мне на помощь в объяснении этого пришел Ф.Ницше, чье "Рождение трагедии" с наслаждением сейчас читаю. В главах, посвященных Гомеру и Архилоху как поэтам соответственно аполлонического и дионисийского склада, Ницше вот что пишет о лирическом поэте и его будто бы "субъективности":

Collapse )