?

Log in

No account? Create an account

gignomai


Журнал Владимира Рокитянского


Entries by category: дети

СИРОТЫ НАВИГАТОР
сплю
gignomai
Осенью 2012 года я начал заниматься этой темой - сироты, их судьба и разные формы помощи этим детям. Ближайшим толчком было удивление и огорчение бессмысленностью того шума, который был поднят законом против усыновления российских сирот американцами, бессмысленностью того, что говорилось-кричалось по этому поводу, как "за", так и "против". Говорили о чем угодно, только не о главном: как решить или хотя бы начать решать эту проблему у нас в стране. Решать в целом, системно. Я решил попробовать. Сначала разобраться, а потом подумать о том, что нужно делать.
По собранным ниже ссылкам можно посмотреть записи, в которых я рассказывал о том, что удалось узнать, понять и придумать - в порядке их публикации.

UPD. 2016

Эта подборка файлов давно уже приобрела новые функции. К ней обращаются многие за справками, я сам рассматриваю ее как инструмент приобретения сторонников своей позиции и организации работы. Но, поскольку появлялись эти записи как странички "путевого дневника", то многое в них устарело и в отношении фактов, и в отношении моих суждений. Не желая, отказываться и от "дневника", я ничего не буду менять, но по мере возможности пройдусь по ним и добавлю корректирующие примечания.

Да, и еще: я давно уже вышел за рамки собственно сиротской темы. С одной стороны, решая проблемы сирот и детских домов, пришлось обратиться к общим вопросам образования, с другой - думая, о развитии и возможностях интернатной формы образования, естественно взять в рассмотрение все виды интернатов, не только для детей, оставшихся без родителей.


Read more...Collapse )

(no subject)
gignomai
Говорят, что это старый фейк. Так что, извиняйте.
Но детям брать конфеты у незнакомых всяко не стоит.



Нет описания фото.
Светлана Каценельсон

Внимание!!!!! Провести беседу с детьми. Новый препарат в школах . Надо передать это, даже если у вас нет детей. Все должны знать об этом наркотике. Это новый препарат, известный как «земляника». В настоящее время в школах очень опасно - это все мы должны знать. Существует тип кристаллов, выглядит как клубничные поп-рок (конфета, которая шипит и «тает» во рту). Она так же пахнет земляникой и раздаётся детям в школьных дворах. Нескольких детей уже доставили в больницу в тяжелом состоянии. Этот наркотик также поставляется в шоколаде, арахисовом масле, кола, вишне, винограде и апельсине. Пожалуйста, научите своих детей не принимать конфеты от незнакомых и даже не принимать конфеты, как "у друга» ( которому, возможно, дали его знакомые, считая, что это конфета). Предупредите как можно большее число людей (даже если у них нет детей), чтобы предотвратить трагедии. #нетнаркотикам


"другой" Платонов: "Семен"
gignomai
Подцензурность этого рассказа тоже не вызывает сомнения: тяжелое дореволюционное детство. Опять-таки нисколько не ложь: было такое. Да рассказ-то и не столько про судьбу мальчика, сколько про то, как он в этой судьбе чувствует и действует. Еще один святой в "безбожном" иконостасе Платонова.
Отмечу две темки, боковых, но любопытных перекличкой-спором с современными темами.
В современной возрастной психологии много говорят о "ревности сиблингов", т.е. разновозрастных братьев и сестер, в частности ревности старших к младшим, которые крадут у них внимание родителей. Там в рассказе это есть, вырастающее на более суровой почве.

Мать все время рожает:
"Отец и мать семилетнего Семена Пономарева были люди добрые, поэтому мать постоянно рожала детей; чуть откормив грудью одного, она уже починала другого.
– Пускай живут, – говорил отец, узнав, что жена опять понесла, – чего им там томиться?
– Папа, а где они там? – спрашивал Семен. – Они там мертвые?
– А то какие же? – говорил отец. – Раз с нами не живут, то мертвые.
– Они там мучаются? – узнавал Семен.
– Ты видишь, сюда все лезут – значит, мучаются, – сообщал отец. – С нами им плохо: ты уж большой – сам знаешь, а там еще хуже...".
Живут, понятно, впроголодь. И вот следующий за Семеном, Захарка не хочет, чтобы его объедала младшая сестра:
"Вдали, на дворе, за курником, сразу с чего-то закатилась криком младшая сестра Нюшка, – может быть, она упала из тележки вниз головой.
Но крик сестры вдруг прекратился, как будто его и не было и он лишь почудился. Семен побежал туда, к детям, на проверку. На дне тележки спал один меньший Петька, а Захарка и Нюшка уже вылезли оттуда куда-то: это, наверно, Захар вытащил сестру, сама она не сумела бы оставить тележку. Семен огляделся и услышал, что Захарка говорит кому-то: "У, гадина такая, ты зачем рожалась!" Семен вошел в курник. Там в сумраке, под пустыми куриными насестами, Захарка сидел верхом на животе маленькой сестры и душил ее горло руками. Она лежала навзничь под ним и старалась дышать, помогая себе голыми ножками, которыми она скреблась по нечистой земле курника. Заплаканные глаза ее молча и уже почти равнодушно глядели в лицо Захарке, а пухлыми руками она упиралась в душащие ее руки брата. Семен дал сзади кулаком Захарке в правое скуло. Захарка свалился с сестры и ударился левым виском о плетневую горбушку в стене курника; он даже не заплакал, а сразу забылся от сильной боли в голове.
Семен ударил его еще несколько раз по чем попало, но вскоре опомнился, перестал бить и сам заплакал. Сестра уже повеселела, она подползла к нему на четвереньках и ждала, пока старший брат обратит на нее внимание. Семен взял ее к себе на руки и, послюнявив одну свою ладонь, вытер ей заплаканные глаза, а потом отнес ее в тележку, побаюкал там, и сестра покорно, испуганно заснула рядом с меньшим братом.
Захарка самостоятельно вышел из курника; на левой щеке его засохла кровь, но он больше не обижался. "Ладно, – сказал он Семену, – я тебе, вырасту, все вспомню!" – и лег спать на землю около тележки, зная, что мать опять рожает и обед не готовила.

И другая модная тема - "трансгендер". Мать умерла последними родами.
Read more...Collapse )

(no subject)
разорву!
gignomai
Есть, оказывается, такая серия книг, издаваемых для детей (натолкнулся, разбирая книги, собранные для детских домов) - "Любимые книги девочек". Ау, девочки, вы это читаете? И вы, мальчики из издательства АСТ, это для них издаете? Придется, видимо, не просто выкинуть, а сжечь, не убоявшись сходством с мракобесами.


СИРОТЫ 375: в Приюте Святой Марии, или ЦССВ имени Россолимо
аква 1
gignomai
Итак, сейчас (с сентября 2014) место, в которое я вчера ездил, называется Центром содействия семейному воспитанию им. Россолимо. Я давно хотел здесь побывать, звонил еще в прошлом году, но попал как раз в тяжкое время реорганизации, было не до гостей.
А рвался я сюда из-за истории этого заведения, которое существует с 1873 года, основанное как Убежище или Приют Святой Марии для неизлечимо больных детей. Менялись названия – после революции «детский дом», который со смертью в 1927 работавшего здесь с 1907 г. Г.И.Россолимо был назван его именем, потом «школа-интернат», теперь вот ЦССВ. Менялось местоположение – приют был на Швивой горке, где сейчас высотка на Котельнической набережной, с 1949 года в Измайлово, рядом с парком, а в 2007 году переехал в специально построенные корпуса в Кожухове, где я и побывал. Несколько менялась специализация: долгое время здесь содержались дети с умственной отсталостью, позднее – с задержкой психического развития (различие принципиальное – сейчас они получают основное среднее образование, 9 классов). Но это – незаслуженно краткая историческая справка, очень рекомендую исторический очерк на сайте, тем более, что он результат большой изыскательской работы с участием детей.
Разговаривали большую часть времени с Татьяной Ивановной Прохоровой, старшим воспитателем (в интернате 15 лет, по образованию учитель физики). Только уже в конце к разговору присоединилась директор Татьяна Александровна Тюрина (она ездила в школу) и еще чуть позже Вера Ивановна Аникина, замдиректора по УВР. Но кто что именно мне сказал разделить по памяти трудно, тем более, что все они (как и временами присоединявшийся замдиректора по безопасности Алексей Викторович Самомыленков) в суждениях были едины.
В том, что я услышал и о чем спрашивал, сплелись воспоминания о жизни и работе приюта (буду так его называть), еще недавней, и тема происходящих изменений.
Вот, скажем, директор ездила в школу – какую? Одно из преобразований – то, что у приюта отобрали образование, которое он успешно давал детям десятилетиями, сложив прекрасный коллектив и накопив огромный опыт. Чтобы не потерять все это, директор добилась разрешения создать здесь филиал кожуховской средней школы –  так что дети пока изменений не ощутили…

Сейчас здесь 61 воспитанник  (еще в прошлом году было 90). Возраст с 10 до 18 (когда-то было и дошкольное отделение).
Говорим о персонале. Т.И. о директоре: замечательная, благодаря ей все держится, «мамка настоящая». Персонал сложился за много лет, все преданы своему делу. Рассказывает, как переезжали из Измайлово, никто не ушел, квартиры обменяли.
Учителя продолжают работать как прежде, также остаются после уроков помогать в самоподготовке.
Воспитателям в связи с реорганизацией приходится доучиваться на курсах, организованных департаментом – на соцпедагогов (кстати, за свой счет).
Спросил про зарплату – хорошая, но точных цифр не знает, там ведь надбавки разные, стимулирование, каждый месяц по-разному.
На сайте прочитал, что существует наставничество опытных педагогов над новичками.

Образование. Заинтересованный тем, что здесь дети сейчас получают9-классное образование и поступают в колледжи (Т.И. сказала, что почти 100%, а некоторые после колледжей в вузы), я спросил, решили бы они задачу про двух велосипедистов (которую мы давали в смоленских интернатах). Ответ: нет. Их по-другому надо учить – чтобы видел, потрогал, и главное: объяснить, для чего это пригодится в жизни… Это интересно и в целом понятно, но встает вопрос: а как их учат в колледже, там тоже особый подход?
В целом раньше учились лучше, меняется контингент. Ну, об этом везде говорят.
Много и подробно Т.И. говорит о проектах. Каждый год – своя тема. Много связано с историей. Очень увлеченно изучали и продолжают изучать историю приюта. Тома уже накопились результатов. Жизнь и работа Россолимо. Ему посвящен целый отдел в Музее приюта.
Как и везде военная тематика. Города-герои. 70-летие Победы. Но одно и то же везде по-разному.
Т.И. рассказывает, как в измайловский период дети обнаружили в парке заброшенный памятник героине Сталинградской битвы Наташе Качуевской, прибежали: дайте нам бетон, мы его поправим. Этого им не разрешили, но памятник был восстановлен и россолимовцы за ним ухаживали, когда переезжали, передали другой школе.
Изучили все окрестности, улицы (обнаружилась по соседству улица имени Н.Качуевской). Составили списки ушедших на фронт, погибших и тех, кто вернулся. Навещают ветеранов.

Спрашиваю про поощрения и наказания. Главное поощрение – похвала. Грамоты, благодарности за успехи в учебе, в спорте – для них есть специальный угол. Линейка – лучшие из лучших получают подарки. А наказания? Отсутствие похвалы, публично пристыдить: смотри, ты же тоже мог бы.
Ставят на учет в Совете профилактики правонарушений. В совет входят директор, соцработник, зам по ВР, ст. воспитатель, врач, представитель Комиссии по делам несовершеннолетних. Объясняют, чем это грозит. Составляется индивидуальный план работы. За нарушителем закрепляются педагог, психолог. Прошло время без нарушений – снимают с учета.
Каждый месяц приходит представитель МВД рассказывать о законах.
Основные нарушения – это воровство, побеги. Кто бежит? В основном те, что привыкли к воле (тоже мне говорили в Кардымово).

Дополнительное образование. Раньше было 10-12 кружков, сейчас в связи с сокращением числа детей, сокращают ставки. Много работают с компьютерами.
Живут группами («семьями»). Группы есть разновозрастные, есть составленные только из мальчиков и только из девочек одного возраста (для удобства организации учебы).
Детского самоуправления я не обнаружил, возможно, здесь это неактуально.
Про воспитание самостоятельности. Самостоятельного выхода из интерната нет – «мы за них отвечаем». Но каждое воскресенье – экскурсия в город: запоминают улицы, учатся ориентироваться. Самостоятельно передвигаются продолжающие здесь жить студенты колледжей.
Все умеют – шьют, вяжут, гладят. В Измайлове занимались пчеловодством. По всему Измайловскому парку повесили расписные скворечники – название проекта «Птичья столовая».
Есть оранжерея, огород, но летом, когда надо работать, дети на юге (сейчас в Крыму). Это о трудовом воспитании. Здесь особенно остро чувствуют потери от ухода из школы труда – для этих детей это основа образования.

На вопрос о чтении Т.И. рассказала про конкурс чтения – чтение и рассказ о смысле прочитанного. Интересно было бы посмотреть, как он проходит.

Телевизор. Доступ к трем программам. «Остальное им смотреть незачем».
Про общение с кровными семьями: мало, незачем, что хорошего он там увидит, если мать пьет. Родственники навещают – с разрешения муниципалитета.
Зато работу по семейному устройству «Центру» вменяют как основную. Есть план (!): 18 детей в год. Есть школа приемных родителей, Т.И. говорит: очень хорошая. Занятия ведут здешние работники – психологи, соцпедагоги.
Про бытовые условия рассказывать не буду, в следующем постинге – экскурсия с фотографиями.

Выпускники. «Все про всех знаем». И раньше знали, а теперь официально одна из функций – постинтернатное сопровождение. Поступление на учебу, учеба. Получение жилья: поселяем, обставляем. Все это по договору. Не все хотят, некоторые предпочитают самостоятельность.
Все мальчишки хотят в армию.
Интернат посещают, приходят с семьями, с детьми.
(У В.И.Аникиной такое промелькнуло: здесь им так хорошо, что у многих появляется желание отдать сюда детей на воспитание).

У приюта много попечителей – Институт управления, институт МВД, Военный институт…
Есть «Совет Дома», состоящий из работников приюта – нашел положение о нем на сайте.

В самом конце разговора, уже в расширенном составе, мне рассказали о последствиях реорганизации. Про школу я уже сказал. Но отобрали и медицину. Была «Территория здоровья». Свои кабинеты стоматологии, физиотерапии, бальнеологии, два массажных кабинета, лечебная физкультура. Ничего этого сейчас уже нет, как будут решаться вопросы профилактики и лечения, неясно. Фтизиатр приходит на два часа в неделю – во время уроков, добавляет В.И.Аникина.
С семейным устройством – спешка. Я знаю про так называемый «пилотный проект», писал о нем: иногородних побуждают брать детей на воспитание, предоставляя жилье в Москве. Что движет этими людьми. Т.А. приводит пример пара, 53 и 58 лет берет ребенка – «что они могут?».
Разговор печальный.
Напоследок Т.И. ведет меня показать, как здесь живут.

СИРОТЫ 281: эх! ненароком обидел человека...
gignomai
Я о Наталье Станиславовне Поспеловой, директоре белорусского Центра усыновления и нашей с нею переписке. Такой шел, на мой вкус, хороший, содержательный разговор. Мне он помог что-то уточнить и подправить. Но вот, надо же, мои резко высказанные доводы обидели…На последнее мое письмо получил вот такой ответ:

Добрый вечер, Владимир Ростиславович. Возражать у меня нет ни желания, ни, простите, интереса. вот Вам ссылочка. Очень классно Альтшуллер о хороших детдомах говорит. http://www.youtube.com/watch?v=I-LbMGZ6UuE
И правильно депутатка говорит, что дети в детдомах как пленные. Очень метко. Точно. Ребенку обязательно нужен защитник. А его нет. И уповать, что директор хороший или няня профессиональная, я не могу. Детдома это бесчеловечно и отстало. Наполните их каким хотите смыслом – концлагерь, просто есть очень хорошие концлагеря, а есть похуже.
А про Пушкина... Восторженным его поклонникам сложно признать, что гениальность в любом случае есть показатель проблемного депривированного детства. Всегда. Это доказали все мало-мальски дельные психологи и психиатры. И пальцем в небо не я, а те, кто не видит очевидного. Я очень люблю поэзию, но нельзя же не понимать, что и великие творения Пушкина, и гениальная музыка Моцарта  суть несчастья, полученные этими малышами в детстве от самых родных людей. Там мама на балах и неграмотная нянька как базовый взрослый,  там папа бил по пальцам, чтобы в три годика Вольфганг цитировал крупные музыкальные произведения. Оно, конечно, сейчас всем хорошо. А тогда?
Что касается усыновления... Очень спорна для меня его типично всеми воспеваемая "лучшесть" и приоритетность  перед иными формами семейного устройства. Не всегда. Не для всех. Не везде.  "Как вы, взрослые, не понимаете? Родить ребенка  это отпустить его А усыновить - присвоить" Так сказала  девочка-подросток на терапии по вскрытой некорректно тайне усыновления. Можно, мы уже не будем переписываться? Я устала руками махать. Хотите создавать дальше детдома  -   Ваше право. Какой смысл в этих диалогах когда Вы и так все знаете и во всем разбираетесь? Я же не спарринг-партнер, не девочка для битья... То, что для меня очевидно - для Вас спорно и глупо. Давайте каждый из нас по-прежнему будет делать свое дело. Успехов! ПНС.


Продолжать содержательное обсуждение после этого, понятно, стало невозможно. Я ответил извинением и подтверждением того, что переписке – конец.

Конечно, прекратим, если Вы утратили интерес.
Успехов, глубокоуважаемая Наталья Станиславовна!
Извините, что дал повод считать, что воспринимаю Вас как "девочку для битья", никак не хотел этого. И вовсе не считаю Ваши аргументы глупыми, просто не согласен с ними. Привык считать, что честный и жесткий спор - возможность для его участников углубить свои позиции. Вы мне сильно помогли - спасибо!

Ну, а здесь, у себя, скажу как итог вот что.
Ну, по главному вопросу – о детдомах – всё сказано. Дальше пусть, с одной стороны, жизнь говорит. С другой, нужно вглубь идти – в вопросы, семьи и образования в целом.
С тем, что «гениальность в любом случае есть показатель проблемного депривированного детства. Всегда», я, конечно же, не согласен. Что бы там не  доказывали «все мало-мальски дельные психологи и психиатры». Предрассудок, по-моему.
А вот насчет усыновления и того, что оно не всегда предпочтительней других форм, - здесь что-то важное схвачено (про «присвоение»). Вспомнил, по этому поводу, что ислам (а при всех наших претензиях к воинствующему исламу, это глубокая традиция, в которой многое заслуживает осмысления) запрещает усыновление как нарушающее Божий порядок.

СИРОТЫ 251: Детские дома: мыслимое будущее и зона ближайшего развития
аква 2
gignomai
Так называется очередная статья, которая будет напечатана в журнале "Детский дом". Но журнал выйдет только в июле, а текст пусть начинает работать. Тем более, что аудитории у того журнала (детские дома) и этого - практически не пересекаются. Там все моё принимают на ура (проверено), а здесь можно получить критику, которая мне нужна.
Так что помещаю текст здесь. А в следующем посту расскажу о планах на близкое будущее.

Я не буду здесь возвращаться к вопросу о нужности детских домов, о том, есть ли у них будущее в России. Считаю, что ответил на него в статье «Есть ли будущее у детского дома»[1]. Там же была поставлена задача и намечены векторы развития и преобразования существующих учреждений для детей, оставшихся без попечения родителей. Здесь я хочу подробнее рассмотреть эти направления развития, факторы (и акторов), от которых оно зависит, и препятствия, которые предстоит преодолеть[2].
Прежде, однако, чем отвечать на вопрос о том, как, в каких направлениях нужно развивать и преобразовывать детские дома, нужно определиться с целью: чего мы хотим достичь. Я исхожу из того, что детские дома (в широком смысле слова) – это учреждения для образования и воспитания детей и потому цель, которой они служат, – та же, что и у семьи плюс школы: воспитание и образование нового поколения.
По-моему, мы уже достаточно ощутили дурные последствия фактического устранения государства от управления развитием образования и воспитания, утверждения в этой области идеологии услуг, пассивным поставщиком которых оказываются при таком подходе государственные (как и частные) образовательные организации. Это касается всякого образования. Но при общности генеральной педагогической цели сиротские учреждения налагают и на само целеполагание, и тем более на пути достижения целей отпечаток своей специфики. Специфика эта состоит, прежде всего, в том, что здесь воспитываются и учатся «государевы дети», для которых государство и его представители заменили семью. В детские дома государству не нужно возвращаться, здесь оно не только оказывает «образовательные услуги», но их «заказывает». Нужно только осознать, какой результат мы хотим получить в результате своих образовательно-воспитательных усилий.

ОСНОВНЫЕ ВЕКТОРЫ РАЗВИТИЯ
Назову эти векторы с тем, чтобы потом обсудить каждый из них подробно:

  1. Радикальное повышение качества образования

  2. Привлечение детей к участию в осмысленном, педагогически организованном труде

  3. Открытие в мир и миру

  4. Определение каждым детским учреждением своей миссии – педагогической, культурной, социальной

  5. Формирование сети детских домов – региональной и общероссийской

Read more...Collapse )


СИРОТЫ 154 - как складывалась система: усыновление
сплю
gignomai
Как этот вопрос решался при царях?
В Своде гражданских законов Российской Империи на 1911 год соответствующий раздел начинается с того, что «Усыновление дозволяется лицам всех состояний, без различия пола, кроме тех, кои по сану своему обречены на безбрачие». Из остального что-то выглядит вполне обычно и для нас (требования к возрасту и правоспособности усыновителя, разница в возрасте, согласие родителей, усвоение усыновленным прав наследования и т.п.), что-то связано с сословными реалиями и преимуществами христианского вероисповедания перед прочими; это любопытно, но не отвлекаюсь – кому надо, см. по ссылке.
Впрочем, один пункт таки приведу, касательно иностранного усыновления. «Право усыновления подкидышей или непомнящих родства предоставляется живущим в России иностранцам, не принявшим Российского подданства, но с тем, чтоб усыновляемые подкидыши, которых происхождение и крещение неизвестны, были крещены и воспитываемы в Православном исповедании, кроме только трех Прибалтийских губерний, для коих сие правило не обязательно, и чтобы, сверх того, они сохраняли звание Российских подданных; в причислении же таковых лиц к надлежащему сословию, должно быть поступаемо по законам, на сей предмет постановленным.
Примечание. Христианам всех исповеданий разрешается принимаемых ими на воспитание некрещенных подкидышей и детей неизвестных родителей крестить по обрядам своей веры».
Мотив законодателя кристально ясен: дитя необходимо сохранить в православии или, на худой конец, в инославном христианстве, а нехристей по возможности крестить.

Выделяю две вещи.
Первое: деление детей на законных и незаконных. Эта тема подробно трактуется в других разделах, но сюда она входит пунктами об усыновлении собственных внебрачных детей и вопросом об уравнении их в правах с детьми законными. И тем, что сама ситуация наличия в семье своих детей и усыновленных возможна только при усыновлении собственных внебрачных детей. Соответственно:
Второе: "Усыновление чужих детей не допускается, если у лица усыновляющего есть собственные законные или узаконенные дети".
Что за идея стоит за этим запретом? Могу предположить только одно: забота о том, чтобы не были ущемлены права родных детей. И это тесно связано вообще с тем значением, которое тогда придавалось родству – ему посвящена отдельная глава «О союзе родственном», где даже таблица степеней родства приведена. Об этом надо отдельно поговорить.

Для начала достаточно. Посмотрим, что сюда внесли большевики.
Очумел я, братия и сестры, читая первые декреты советской власти (1918-1919).Read more...Collapse )

СИРОТЫ 146: о явных и скрытых детдомах Приморья
просыпаюсь лицо
gignomai
Возвращаюсь в Приморье. Как там с сиротскими учреждениями?
По данным 103-рик за 2012 год сравнительно простая картина, без большого разнообразия форм: 32 учреждения, 20 в городах, 13 в сельской местности. Из них 28 детских домов (17 городских, 11 сельских), все общего типа (не санаторные и не коррекционные).
Две коррекционных школы-интерната, одна в городе, одна в селе.
Две просто школы-интерната для сирот, обе в городах.
Детдомовские дети учатся в обычных школах. В школах-интернатах, в соответствии с их названиями,  детей обучают по программам общего образования.

Это – официальные цифры. Но, когда я попытался разыскать сведения об этих заведениях, это оказалось безумно трудно. Но, когда я попытался разыскать сведения об этих заведениях, это оказалось безумно трудно. По моим понятиям должны быть их списки с какими-то характеристиками на сайтах департаментов, которым они подведомственны – образования и науки, здравоохранения и труда и социального развития.
Департамент образования у себя не сообщает ничего.
На сайте департамента здравоохранения список лечебно-профилактических учреждений, в котором есть и «Краевой психоневроло-гический дом ребенка», но даже без указания места его нахождения.
На сайте департамента труда есть интересный доклад о положении детей в крае, из которого можно выколупать несколько упоминаний о детдомах, в том числе об одном недавно расформированном.
Те списки, которые попадаются на сайтах благотворительных фондов или в адресно-телефонных справочниках неполны и разноречат… Черт-те что!
Под катом то, что я смог надыбать. Поскольку это полнее, чем все, что я находил, приведу. Рад буду, если пополнят и поправят. Чтобы двигаться дальше, нужно инвентаризовать то, что есть.
(В списке попадается аббревиатура "ЗАТО". Как я выяснил, это значит "закрытый административно-территориальный округ", ну где военно-морские базы, например).

Read more...Collapse )

СИРОТЫ 134: что происходит с детдомовцами после
аква 2
gignomai
kiprian_sh напомнил мне о существенном пробеле в моем комплексном исследовании проблем сиротства, задав вопрос: Вы касались вопроса о статистике, того, какое будущее ждет выходцев из детских домов? Об этом много говорят (что большинство становятся преступниками, или, во всяком случае, оказываются неприспособленными к нормальной жизни), но есть ли реальная картина? Я ответил, что пока не знаю – выясню. Выяснил вот что.

  1. В официальной сиротской статистике Минобразования такого раздела нет.

  2. По самым разным текстам гуляют цифры будто бы от Генпрокуратуры за 1999 год: успешно социализируются лишь около 10%  выпускников, 40%  становятся алкоголиками и наркоманами, 40%  пополняют преступный мир, 10%  заканчивают жизнь самоубийством.

  3. У Генпрокуратуры есть статистический портал, довольно интересный, но не такой степени дробности показателей (пока?), чтобы там были выделены выпускники детдомов. То же относится к статистике на сайте МВД. Возможно, что такая статистика и есть, но как ее получил тот первый автор, у которого потом стали списывать все остальные, неведомо. Мне этот феномен гуляющей по интернету статистической туфты хорошо знаком.

  4. Не встречал я и исследований (как в Америке), посвященных всестороннему изучению судьбы выпускников детских домов. Немногое, что мне попадалось, во-первых, сделано на небольшом материале, во-вторых, нацелено на выявление психологических характеристик, влияющих на судьбу не прямо и не жестко, типа «жизненных ориентаций».

  5. За одним счастливым исключением, о котором я только что узнал – но это исследование только начато. По инициативе Натальи Степиной, много лет занимающейся помощью бывшим детдомовцам в социализации и сталкивающейся с общественным их неприятием (стигматизацией), начат сбор данных о выпускниках конкретных домов в разных регионах России. Наталья так ясно излагает свою позицию и свои мотивы, что лучше всего ее процитировать

«Официальная статистика вбивает в головы тысяч людей неизменные цифры об их почти тотальном неблагополучии (якобы только 10 процентов выпускников в состоянии социализироваться, остальные уходят в криминал, наркоманию, суицид). Кто и когда "посчитал" всех выпускников, кто отвечает за эти повсеместно цитируемые цифры, кто знает, что происходит на самом деле? Именно в этих вопросах мы и хотим разобраться в первую очередь.
Сообщество создано инициативной группой, в которую входят специалисты, много лет работающие с детьми и выпускниками детских домов, и сами выпускники.
Мы не верим цифрам старой статистики, мы считаем, что существующий миф дискредитирует тех, кто волей судьбы вырос в детском доме. Наш опыт говорит совсем о других процентах. Мы хотим знать, каковы ситуация на самом деле.
У нас есть ресурсы и желание приблизить ситуацию к реальности. Будем рады единомышленникам».

«Мы хотим, чтобы люди видели в детдомовском ребенке не потенциального преступника или иждивенца, тотально искалеченного «фашистской» системой, а ребенка, попавшего в трудную ситуацию, с потенциалом, не худшим, чем у «обычных» детей, но имеющего меньшие возможности. Часть детей (и дай бог, чтоб немаленькая часть) уйдет в семьи, где их возможности расширятся в разы. А часть детей останется в системе, и многие из них, вопреки антигуманности этой системы, вопреки ее «уравниловке» и прочему, реализуют свой шанс «остаться людьми» и выйдут в мир с позитивными намерениями строить свою жизнь. Вот этих, вышедших в мир, выпускников пусть этот мир встретит сочувствием, уважением и предложениями, расширяющими возможности (то, чего им так не хватало в детдомовском детстве). А не отвращением или нелепым восхищением. Вот чего мы хотим».

  1. И наконец, последнее, для полной ясности. Наталья Степина и ее единомышленники подчеркивают, что они никак не против семейного устройства и не защищают систему детских домов. Просто, раз есть эти дома и есть выпускники, то… см. выше. Я тоже не против семейного устройства, о чем многократно говорил. Но я таки защищаю детские дома, не наличное состояние, а возможности интернатов, которые, на мой взгляд, могут развиваться и стать частью общей системы устройства детей, которые остались без родной семьи. А для того, чтобы это развитие, преобразование осуществлять, нужно, конечно, исследовать реальные недостатки интернатной системы, то, чего она не дает детям и что приходится восполнять последующей работой с выпускниками.