Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Монастыри - старая новая реальность

Все время на пути попадаются монастыри - на месте, когда-то существовавших, восстановленные, с огромными соборами. Чаще всего сейчас они живут в основном паломничеством, но вот в Алатыре был очень необычный случай. В Краеведческом музее нам сказали, что с монастырем не только в мире живут, но и благословляют его существование: не возродись монастырь - неизвестно, остался ли бы Алатырь на карте (это, конечно, гипербола, но), их паломники, это наши посетители. И вообще, они молодцы - завели иконописную мастерскую, резьбу по дереву. И еще у них скит есть, в 15 км отсюда - там и коровы, и птица, и зерновые, овощи, сады... Мы там побывали - действительно, напоминает хороший колхоз. Работают и монахи, и т.наз. трудники, т.е. приходят люди потрудиться, не знаю, на каких условиях.
Ну, а то, что это красит всю окрестность, и говорить нечего.
Разыгралась моя фантазия. А что, если бы монастырм развивались в направлении научно-образовательных центров, такие православные Касталии или Сколковы тео-антропологгической направленности?
Но, конечно, нужно было бы, наверно, зонировать - в центре собственно монастырь с обетами и т.п., а вокруг более светские зоны, наподобие католических ретритов...
И в самих научных изысканиях больше свободы поиску и разномыслию - наука развивается через ошибки.  

милый Елец

Пускай покажусь сантиментальным (таков и есмь), но не нашел точнее эпитета.
Небольшой по размерам, невысокий - абсолютное преобладание одноэтажных домов, чистый, нешумный...
Маленькая деталь, но примечательная для жителя мегаполиса: дети стайками свободно бегают по городу.
Связь его с людьми искусства - конечно же, не случайна. И слова о том, что дал для их возрастания Елец, искренние.
Единственный из знаменитых, кажется, кто без особой любви писал о Ельце, это В.В.Розанов, который мучился учителем географии в мужской гимназии, терпя издевательства от таких охламонов, как М.М.Пришвин-подросток.
Мы аккуратно посетили все дома-музеи и фабрику валяльную (валенок купили себе и в подарки) и кружев елецких, и женский монастырь, удивительно красиво расположенный.
Ну и снимал, естественно:

Collapse )

О развитии

Из ОДИ-12 - про высшее образование (шестой день игры, обсуждение докладов экспертных групп):

Г.П.Щедровицкий. Теперь перехожу к замечанию по поводу тезиса развития. Это мой главный тезис. Я утверждаю: все разговоры преподавателей архитектуры и других о том, что они готовы принять тезис о развитии, являются неправдой. Почему? Я ссылаюсь на выступление представителя ЭГ преподавателей архитектуры Ю.М.Михеева: «Я готов взяться за хвост слона, но ведь хочу вытащить крокодила». Развитие отличается от всех других форм тем, что там будущего нет, поскольку мы его делаем. Поэтому пойти на развитие означает пойти на риск – не то, что вы вытащите крокодила, а то, что из вас сделают крокодила. Именно поэтому никто и не принимает по-настоящему тезис о развитии. Принять тезис о развитии значит пойти на риск, а на риск вы идти не хотите, поскольку вы [в нем] не видите четко определенного будущего. И поэтому надо трижды крепко подумать, допустимо ли в школе, тем более высшей, развитие.
аква 1

из советского: 1

Это - хорошее, правильное дело: обдумывать СССР. По-всякому - и в серьезных исследованиях, и в частных воспоминаниях. Попробую, не напрягаясь, вносить свои копеечки. В беспорядке.
Вторая половина 1970-х. Я работаю в ЦНИИЭП ЗЗ и СС (не расшифровываю, догадайтесь). В общем, этот институт был архитектурного профиля, а научное его подразделение, расположенное в стене Донского монастыря, - это социологи разные, философы и прочие культурологи. А я, попробовав быть социологом, осел в переводческом отделе (как и много раз в жизни, спасался усвоенным в спецшколе английским). У нас чудесная начальница, Наталия Яковлевна Матвеева, дворянских кровей и воспитанности. Работаем посильно, помногу гуляем по монастырскому кладбищу и философствуем, философствуем, философствуем... Или богословствуем. Словом, болтаем, треплемся.
В институте, особенно в нашем научном отделении, конечно же, чуть не половина - евреи. А время это - когда многие советские евреи стали вспоминать, что их родина, историческая или по каким-то другим меркам, не Россия, а Израиль или Америка. И стали подавать заявления на выезд. Их позорили, увольняли с работы и т.п.
Так вот, у нас в отъезжанки подалась Женя Гаклина, очень, надо сказать, эффектной внешности молодая дама. И ее (либеральный у нас был начальник, Юрий Петрович Гнедовский, потомственный архитектор, позднее, кажется, даже ставший председателем Союза архитекторов), ее стали исключать из профсоюза. В библиотеке собрали собрание. "За" проголосовали все, кроме двоих, меня и еще одного юноши (молоды мы были...), имя которого из памяти выпало. Хотя именно он - герой моего рассказа. Я-то, как это со мной в ту пору часто бывало, был смел во хмелю. Перед этим мы неплохо выпили (не специально для собрания, а потому что часто это делали), и я произнес вдохновенную речь о бедной женщине, которую ни за что лишают средств к существованию. А вот второй "борец" поступил изысканней: В одной древней книге, - так начал он, - сказано "не судите". Не стоит ли нам последовать этому совету?". И сел.
Ни его, ни меня с работы не выгнали. Премии, кажется, лишили. Ко мне на следующий день пришла эта Женя благодарить за заступничество, но разговор неловкий какой-то был...
сплю

Толгский монастырь

Как я уже писал, из Ярославля сюда ходит теплоход. Встали спозаранку, чтобы успеть, и поехпли.
Приблизились:


Collapse )

Collapse )Осталось еще рассказать о впечатлении, не сфотографированном: монашки перемещаются по территории на велосипедах.
И подслушанный разговор пожилой монахини с обступившими ее женщинами-паломницами:
- Ох, не сказать как здесь хорошо! Кормят, одевают. Живем в подворье. Трудись да молись. Ну как тут Бога не любить!