Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

А я шагаю по Москве...

Проект "Курьерство" удался!
Второй раз я уже не нервничал, разве что сохранял сосредоточенность.
Читать и слушать пока что не случилось, но уже думал не о маршруте. И вспоминал на ходу любимые стихи. 

(no subject)

Я вглядывался в то место на картах, где когда-то находилось мое Пахтино, и удивлялся тому, что меня не удивлял скачок из малюсенькой русской деревушки в многомиллионные современные города Париж, Лондон, Нью-Йорк, Рио-де-Жанейро, Токио, не удивлял скачок от старой клячи по имени "Соколка", на которой я ездил верхом мальчишкой и возил навоз в поле в колхозе, к современному самолету "Боинг-747", который переносил меня за несколько часов с одного континента на другой.
- Вот ты летишь из Мюнхена в Нью-Йорк, - говорил я себе. - Прекрасный самолет. Прекрасное обслуживание. Вино. Фильм. Музыка. Еда такая, какая тебе не снилась в молодые годы. И такой порции тебе тогда хватило бы на неделю. Несколько часов, и ты - на другом континенте. Поразись этому чуду прогресса!
- А зачем мне Нью-Йорк? - возражал я сам себе. - Какая нелегкая сила несет меня туда? Посмотреть на статую Свободы, которая, на мой взгляд, есть верх безвкусицы? Побродить по Манхэттену? Побывать на Уолл-стрит? Как говорят в России, видал я это все в гробу в белых тапочках. Несет меня в Нью-Йорк не любопытство к нравам и обычаям на другом континенте и не интерес к красотам "каменных джунглей", а обыкновенная нужда: прочитать какие-то лекции и заработать на жизнь.
- Но все-таки чудо прогресса то, что европеец может слетать в Америку, прочитать лекцию и получить за это какие-то деньги. Потом ты полетишь с такими же лекциями в Чили и Бразилию. Весь мир в твоем распоряжении.
- Пусть так. Но ведь у всего этого есть и обратная сторона. А почему я не могу заработать на жизнь там, где живу, а должен тащиться за тридевять земель, где я не живу и жить не хочу? А "весь мир" теперь стал маленьким и тесным.
- Но не будешь же ты отрицать технический прогресс! Возьми те же компьютеры...
- Мир не стал от них умнее. Прошлый век был умнее нашего, а будущий будет еще глупее. Ребенок, умеющий обращаться с компьютером, но не знающий таблицу умножения, есть признак деградации. Ко всему прочему в мире исчезла тайна и святость. Мы превращаемся в умную машину, состоящую из глупцов и служащую еще более глупым ловкачам.
- Что поделаешь! Прогресс в одних отношениях всегда сопровождается регрессом в других отношениях. За прогресс приходится расплачиваться. Вот ты сейчас отказался бы от результатов прогресса, которыми ежедневно пользуешься? Сменял бы ты этот "Боинг-747" на своего пахтинского Соколку? Если мне не изменяет память, ты еще в 1941 году начал летать на самолетах предшественниках современных. Будущее все равно принадлежит Нью-Йорку, а не твоему исчезнувшему Пахтино. Ты просто к старости становишься консерватором.
- Ты меня словом "консерватор" не обидишь. Когда в мире все становятся сторонниками прогресса, то самым прогрессивным становится тот, кто протестует против безудержного прогресса, ведущего к невосполнимым потерям. Между прочим, мое малюсенькое и навечно исчезнувшее с лица земли Пахтино существовало (по словам стариков) еще до того, как появился Нью-Йорк. И хотя последний стал городом-исполином, он также исчезнет в Небытие, как и Пахтино. С точки зрения Вечности даже миллион лет есть мгновение. А с точки зрения бесконечности пространства Нью-Йорк есть такая же мизерная точка, как и Пахтино. Я не хочу возвращаться в прошлое, но меня не удовлетворяет и настоящее.
- Есть будущее!
- Но я не принимаю то направление, в которое покатился мир.
Такого рода разговоры я не раз вел с самим собой, переносясь с огромной скоростью из одного города в другой, из одной страны в другую, с одного континента на другой. Но в глубине души шевелилась тревога от мысли о том, что кто-то из нас двоих - я и остальной мир - совершил изначальную ошибку и пошел в ложном направлении. Но кто? Если я, то это - пустяк. А если не я?!
Во время одного из таких опостылевших мне полетов я сочинил такое стихотворение, которое я потом включил в книгу "Евангелие для Ивана":

Бесконечная череда
Поезда, самолеты,
отели.
Промелькнули, прошли,
пролетели
Города, города,
города.
Убеждаемся скоро мы,
Что тоскливо в них так,
хоть вой,
Что хватило бы нам с лихвой
Костромы, Костромы,
Костромы.
А.Зиновьев. Исповедь отщепенца

как купить билет на самолет?

Меня уже не первый раз выручает жж - задам вопрос, попрошу совета и обычно получаю ответ и совет от тех, кто в теме. Попробую и в этот раз - заранее благодарен.
Мне нужно купить билет во Владивосток и обратно. Недорогой. Я обратился по адрксу skyscanner.ru, обещающий подыскать самые дешевые варианты. Подыскал. Отослал на сайт Kupi.bilet. Но пока я прошел путь оформления, билетов по этой цене уже не оказалось, предлагались значительно дороже. Этот цикл повторился несколько раз. Подошедший приятель посоветовал обратиться на сайт авиакомпании (S7), билеты которой предлагались, так там были еще дороже. Может ли такое быть, чтобы посредник продавал дешевле авиакомпании, нет ли тут мошенничества?
Ну и как все-таки лучше действовать?
сплю

действовать или играть

Вернулся к 16-й ОДИ - на проблематизацию, последнее прочтение перед типографией.
И, как в прошлые разы, задержался на вот этой ситуации: там, в И-16, имитируется И-12, посвященная вузовскому образованию (я ее как раз сейчас тоже читаю в связи со своими замыслами). Имитируется, т.е. как бы по-актерски проигрывается (ну, в первом приближении так можно сказать, они там сами все время театр вспоминают). И вот идет диалог между ГП и "исполнителями" И-12 в рамках И-16. Они говорят: мы имитируем, играем. ГП им: Забудьте! Вы действуете в И-12, решаете тогда поставленные задачи. А вот если ты, Петр, сойдешь со сцены и сядешь в зал, где сидят внешние наблюдатели, то ты сможешь и должен будешь смотреть на это как на имитацию. Понятно: смена позиции изменяет онтологию.
А вот теперь я вспоминаю (как-то уже вспоминал) историю из времен моего юношеского актерства. Напомню. В качестве этюда я выбрал ни много ни мало, как сцену, в которой шекспировский Ричард III охмуряет Анну, вдову и сестру тех, кого он только что прикончил. Ему надо на ней жениться, и он убеждает ее в своей безмерной любви...
Что сделал я (всем на смех, добродушный)? Я был железобетонно логичен: раз я должен убедить, я должен быть предельно искренен в выражении своей любви - что мне было не трудно, потому что в партнершу (как, впрочем, и почти во всех особ женского пола из студии я был влюблен). Я и сыграл одуревшего от любви юношу, рубашку даже на себе порвал.
А вот теперь внимание. Применим к этой ситуации инструкции ГП из И-16. Вроде бы я действовал правильно... Нет! Я должен был действовать не как влюбленный, а как злодей-охмуритель. Операционально разницы никакой. Но в театральной игре (в отличие от оргдеятельностной) есть еще выращивание в себе на время игры другой личности. Если бы я ОЩУТИЛ СЕБЯ Ричардом, то при говорении тех же слов и усилии быть убедительным, натура злодея бы проявилась.
Это по Станиславскому. А, скажем, по Мейерхольду это второе дно можно было бы приемчиком показать...
сплю

Что это всё значит?

Сначала ludmilapsyholog (за которую я, было, порадовался, что она пару умных статей за последнее время написала) перепостила у себя Илларионова о "панике в Кремле". Потом в Ворлдкризисе у Хазина какой-то Портников напечатал хамскую статью с названием, перефразированным из Сола Беллоу. О чем они? Вот, говорят, что теперь, когда голландцы всё про Боинг выяснили, Путину не миновать суда и тюрьмы в Гааге. Я, честно признаюсь, сначала испугался. Не потому, что запереживал за ВВП, но позор-то какой!
Но потом подумал. Хорошо, допустим, что стопроцентно доказано, что самолет сбили ополченцы из российской установки, т.е. что это так и было и что вот теперь доказано. Я не вникал ни в какие дооводы и факты, которые с той и другой стороны приводились. Мне это трудно понимать и некогда, пусть решают специалисты. Могу ли я допустить, что вина лежит на нашей стороне? Могу. Могу допустить, что намеренно сбили именно пассажирский самолет? Нет, не могу. Не нужно долго обосновывать мое неприятие этой версии. Простой вопрос: ЗАЧЕМ?
А если случайно, по ошибке, то... ужасно, конечно. И вина есть. И кто-то, наверно, должен наказание понести, если возможно, как утверждают голландцы, установить конкретных виновников. Но Путин-то причем? Понятно, что скажут: как виновник "российской агрессии". Ну да, а другие тотчас на это про заваривших майданщину и про спровоцировавших Донбасс на восстание - и пошло-поехало.
Так зачем же эти вопли про панику? По глупости или с какой-то скрытой целью?
сплю

Теряем ли мы, взрослея?

Это из Игры-16. Поясняю. Это была игра на проблематизацию в ОДИ. И важной частью замысла было то, что в ней воспроизводились и рефлектировались ключевые моменты более ранней игры, 12-й. Это плюс то, что все это происходило в рамках Совещания на тему "Проблематизация в ОДИ", создавало невероятно сложное пространство, мысля, коммуницируя и действуя в различных подпространствах которого, надо было все время им соответствовать, в них входить.


Наумов. С моей точки зрения, ни Петр, ни участники его тематической группы не могут сейчас оставаться только участниками тематической группы, что постоянно демонстрирует Ольга Львовна. Они имеют единственную возможность войти в И-12, если как участники всего, что сейчас происходит в зале, они будут иметь две бирки: бирочку участника И-12 и вторую, которая может быть и подвижной, но о которой они должны объявлять, – участника И-16/12.5.
Г.П.Щедровицкий. А зачем? И почему?
Наумов. А потому что иначе будет та самая фальшь и неестественность, которая была в нашем эпизоде и от которой они иначе из­бавиться не могут. Потому что реального самоопределения –  как игроки тематической группы в И-12 – они сейчас проделать не смогут.
Г.П.Щедровицкий. Почему? – спрашиваю я снова. Что не могут, я вроде бы уже понял на вашем эпизоде 1, нам это демонстрируют второй раз, но меня-то интересует – почему? Я ставлю себя на место Петра или любого из участников...
–– Георгий Петрович, они же от вас развились.
Г.П.Щедровицкий. ... и говорю: развитие не мешает входить, а помогает. У меня такое ощущение, что я бы сейчас влез и обсуждал бы… Я могу вам это продемонстрировать. И, больше того: в чем состоит мое развитие методологическое, если оно не дает возмож­ности делать те вещи, которые я умел раньше? Казалось бы, наобо­рот, я тогда свободно делаю одно, другое, третье. Поэтому меня сейчас интересует, почему это происходит. И кто виноват? Когда вы мне говорите: этого нельзя, потому что этого нель­зя, – меня это не убеждает.
Нам нужен новый виток: рефлексия второго порядка по поводу вашей рефлексии.       Collapse )

Переформулирую обсуждаемый вопрос для другой ситуации: может ли взрослый, предположительно развившийся, поумневший человек на время "вернуться в детство", т.е. верно воспроизвести то, как мыслил и действовал бы в предложенных обстоятельствах ребенок? ГП утверждает: обязан мочь, иначе, какое же это развитие, если он чего-то перестал мочь.

ОТЕЦ 279: 1944 (185)

Сын на излечении в госпитале. Госпиталь рядом; на воскресение его отправляют домой; собираются товарищи со двора; отец любит и молодежь и вино; мать с неудовольствием "Теперь каждую субботу и воскресенье покоя не будет". Сейчас здесь две девушки и приятель. У приятеля гитара, знак гвардии, значок "отличный ..." и ленточки каких-то четырех орденов-медалей.
Песни под гитару.

Пилот Дымба хорошо играет на аккордеоне и большой любитель самодеятельности. Когда он прошел курс в летном центре на пилотирование Дугласов, он попросил себе самодеятельный экипаж. Вторым пилотом у него сейчас "роскошный" плясун, девушка-штурман - скрипачка, борттехник - поет.
... Поезд с болгарским правительством догнали за 40 км от турецкой границы. Сел за 2 км до границы. 235 автоматчиков заняли станцию. Под конвоем двух отправились под арест министры...
Садятся еще самолеты. Наших ВВС. Узнают, сто их опредили аэрофлотовцы. В сердцах улетают. В сердцах улетают обратно, несмотря на просьбы помочь в охране станции и отправке арестованных


ОТЕЦ 182: 1944 (59)

Известия 11.VI.44. «Партизанский врач» В.Каверина об Анне Масловой, студентке-медичке IV курса.

На будке надпись «Метиостанция». Кто-то над «и» поставил поправку: «ять». Перед входом в будку большая канава, но через нее перекинут мостик: лыжа от тяжелого бомбардировщика.

Когда проходишь сзади шеренги самолетов, выстроившихся вдоль асфальтовой дорожки аэродрома, лопасти винтов торчат над плоскостями как уши у зайцев. У одних настороженно вверх, у других лениво и беззаботно свернуты набок.

Почему-то общество считает для себя необходимым помогать только утопающим. Для какого еще числа разных бедствий, стерегущих людей, требовалось бы тоже развесить спасательные круги, устроить спасательные станции!
А то ведь вся гуманность и заключается только в том, что повесят несколько пробковых кругов и дощечек с надписью «Брось утопающему».
(В то время, как требуются более общие, напоминающие об обязанностях надписи: «Помоги погибающему»).

Белобрысый старичок-милиционер с помощью трафарета обновляет белые ромбики на асфальте перекрестков.

На тротуаре растерянно остановились два беленьких козленка с красными бантиками. Они не слышат, как в десяти шагах их кличет хозяйка «Белянка, белянка» и от волнения оба обмочились.

ОТЕЦ 135: 1944 (12)

– Нет, панихиды по Ленину не будет. Это церкви не касается…  

Разговор у собора:
– Завтра сам патриарх служить будет.
– Патриарх заболел.
То-то его давно в храме не видно. А я-то и не знала.

Должны быть крещенские морозы, но идет липкий, хлопьями снег. Сейчас 5 часов утра, и тонкие снежные перинки на тротуарах только сейчас начнут портиться следами первых пешеходов.

Облачность низкая. Самолет идет низко, метрах в 10 над верхушками сосен. Дачный поселок в хвойном лесу выглядит очень нарядно и игрушечно, как макет, сделанный искусными руками мастеров начальной школы.

Ближе к Горькому – чаще большие деревни, раскиданные в длину. Недалеко от деревни правильный квадрат кладбища.

Тараненко полетел первым и напередавал с пути во Внуково хорошую погоду. Горький не дал казанскую погоду и пришлось садиться в Горьком. За ним в Горький налетело все Внуково. Кастелянше беспокойство: негде разместить экипажи. Ленуголок всплошную устелили матрасами. Анекдоты, домино, карты. На корточках два капитана (усы и бородка, как у прежних офицеров) греются у батареи. Один-двое с книгой.

Дворники чистят тротуары от угла и до угла. Ни одного сантиметра дальше границы своего дома. Экипаж весь – от пилота до радиста – готовит самолет к вылету. Это лучше. Но если бы все выполняли свои обязанности, как дворники (от сих до сих), то и то было бы хорошо.

Среди летчиков самолет называется аэропланом.

Маленькая якутка возвращается обратно с Всероссийского совещания по народному образованию
– У нас 9,5 месяцев снег, снег, снег…
– Наша зима лучше. Сухая, морозная. А от этой погоды я ослабла.
Я вижу здесь специалистов не очень хорошо снабжают, а к нам приезжают – недовольны. Все им мало.
В Якутске она работает в Институте усовершенствования врачей. Окончила в Ленинграде пединститут имени Герцена.

Третий день ждет погоды на Москву вылетевший из Казани НКАПовский самолет. Полный пожилой пилот говорит:
– Зимой лучше всего банщиком работать, а к весне можно и в пилоты переходить.

ОТЕЦ 130: 1944 (7)

В парткабинете обсуждают ошибки некоторых агитаторов, которые употребляют фразы о "наших поражениях в 41-42 годах", в то время как "т. Сталин ни в одном приказе и ни в одном докладе не употреблял термин "поражение", а говорил о временных неудачах".

В метеобудке чувствуется, что хозяева девушки. В углу елка (здесь справляли Новый год. Елка украшена латунной стружкой, медной оплеткой, бумажными гирляндами, и коробочкой из-под пудры, и бумажными корабликами. На стене самолетные часы вделаны в картонный футляр. Вид получается как у настоящих стенных.

В будке светло и тепло. Пищит телеграф. Летчики ждут, даст ли погоду Москва. "Придется лететь через Арзамас".

В будке летчиков ежедневно одна и та же картина. За дверью с надписью "Без дела не входить" играют в кости. Партнеры меняются, но одна фигура неизменна. Это старший испытатель, полковник. У него высокая серая папаха, которую он никогда не снимает и длинное (гармонирующее с папахой) с крупными чертами лицо.

Синяки пожелтели, так что рыжая борода (после ушиба он не брился) вместе с этими желтыми синяками слились в один синевато-желтый тон.

У мотора (на четырехмоторном самолете это высоко) возится техник.
Подполковник говорит: 
- Заводские ваши возятся у самолета неделями, потому что нет дисциплины и ответственности. А в армии не так. Вот этот техник... Один раз сорвал вылет самолета, три месяца отбарабанишь в штрафном батальоне, на передовой.

Б. говорит: "А вообще говоря, это даже к лучшему, что в 30 лет в отставку. Сейчас уже в армии начинается... а уж после войны (делать будет нечего) такую муштру разведут".

11.1.44