gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

Время и мир

Движение мысли Хайдеггера можно, наверно, уподобить восхождению альпиниста: вбил крюк, проверил прочность, сделал шаг, закрепился.

Мы закрепились на таких характеристиках времени, как настояние, ожидание и удержание, выговаривающих себя в "теперь", потом" и "тогда". Попробуем продвинуться дальше.

Время, которое мы отсчитываем на часах, всегда есть время "для того, чтобы сделать то-то и то-то" - подходящее или неподходящее. Иначе говоря, время как правильное время имеет характер значимости. В этом месте Х. отсылает нас к более раннему обсуждению "мира" - значимость вводилась как его, мира, характеристика. Мир не есть, нечто имеющееся в наличии, не есть природа. Мир есть то, что только и делает возможность раскрытость природного. Соответственно, нет никакого и времени природного. Но, можно сказать, что есть мировое время - поскольку оно имеет характер значимости, упускаемый Аристотелем и в традиционных определениях времени.

Еще одна характеристика - приуроченность (Datierbarkeit, букв. датированность) времени. Говорим ли мы "теперь", "потом" или "тогда", эти топы времени всегда приурочены к тому, что в них имеет место.
Точность указания срока в виде, скажем, календарной даты не обязательна, равно как и надежность его определения; сама неточность, ошибка, по уже понятой нами онтологической логике, возможна только в силу этой изначальной приуроченности и была бы неосмысленной в ее отсутствии,
Нужно ясно понять, что мы отошли от расхожего понимания времени, в меру которого "теперь" мыслятся как свободно парящие, безотносительные, в самих себе следующие - ни к чему не приуроченные. Равно как и то, что теперь-то мы видим, насколько очевидна приуроченность времени, и то, как далеко от этой очевидности ушло традиционное понимание времени. Почему? Этой загадкой Х. обещает еще заняться.

Всматриваясь в "потом", в ожидание, Х. обращает свое и наше внимание на то, что в ожидающем выговаривании "потом" некое "вплоть до..." всегда уже понято из "теперь". Если я говорю "потом", исходя из некоторого "теперь", я всегда имею в виду некий промежуток между ними. Промежуток длится, продолжается, протяжен. Так усматривается еще одна черта феномена времени: протяженность. Никакой момент времени ("теперь") не может быть сведен к точке, он всегда протяжен. Мера этой протяженности - переменная величина, измеряемая, в числе прочего, в соответствии с тем, к чему приурочено "теперь".

И наконец, еще одна характеристика времени как исчисляемого и выговариваемого - публичность. Выговариваемое "теперь" в нашем бытии-друг-с-другом понятно каждому. Независимо от того, что каждый может приурочить это "теперь" к своему, отличному от других событию. "Теперь" не принадлежит никому в отдельности, оно, как пишет Х., "некоторым образом - вот". В силу этогго оно обретает своеобразную объективность, оно имеется в наличии, хотя мы и не можем сказать, как и где оно есть.

Мы обнаружили ряд характеристик того времени, которое имеет в виду Аристотель, определяя время как исчисляемое. Предстоит определить, "в какой мере эти моменты сущностным образом присущи времени? В какой мере возможны сами эти структуры?",
Tags: Аристотель, Хайдеггер, время, мир
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments