gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

обрезание ума

Актуальность обрезания крайней плоти снята для христиан Новым Заветом. Не так с обрезанием сердца. Высказанная еще в Ветхом Завете (Втор. 10:16), повторенная пророками (Иерем. 4:1-4, Иез. 44:9), эта заповедь сохраняет силу и в Новом Завете (Рим. 2:28,29). Конечно, это метафора, но метафора - это не пустое, это смысл, который почему-то и пока что не удалось схватить в понятии. Попытаюсь продвинуться в этом.
Изначально эта заповедь прочно связана с иудейством: два обрезания - плоти как знак принадлежности к Народу, и сердца как то, чего ждет Бог от Народа. Эта связь сохраняется и у Павла, только понятие подлинного иудейства переосмысляется как иудейство по духу.
Но мое внимание привлекло именно соотношение между двумя обрезаниями. Сердце - это, как известно из аскетики, духовный центр человека, та самая обитель, которую нужно приготовить Господу. Приготовление описывается как очищение - от всего, что мешает принять Гостя, а точнее истинного Хозяина, и обрезание, как неотделимое от первого придание сердцу восприимчивости, чувствительности к божественному воздействию.
Центральность сердца означает в этой парадигме периферийность, инструментальность всех других органов - в том числе и того, к которому относилось плотское обрезание, но ведь не только!
Не буду инвентаризовать с этой точки зрения всё устройство человека (чтобы поближе к правомыслию, надо бы перечитать "Об устроении человека" св. Григория Нисского), но как мыслить в этом ключе ум, его отношение к сердцу? Вроде бы ясно, что ум должен быть подчинен сердцу. Да и аскетика, сколько знаю, о том же: о сведении, совредоточении ума в сердце.
Далее. Если вернуться к метафоре обрезания, то вроде бы ясно, что ему подлежит прежде всего сердце, а уж потом другие, подчиненные ему органы. В том числе и ум.
А вот теперь самое интересное: что может значить применительно к уму обрезание? Видимо, что-то связанное с его сведением в сердце, которое тоже отнюдь не так уж понятно.

Вот что об аскетической практике сведедения ума в сердце пишет С.Хоружий в своем аналитическом словаре исихастской антропологии (даю в выдержках):
особый процесс концентрации, сосредоточения или центрирования сознания...
с древности известный аскетике путь преодоления этой рассеянности, путь организации всех энергий не просто в единство (в некое единство их организует и страсть), но в единство, пригодное для соединения с Божией энергией. В его основе – объединение и взаимная координация энергий умственных и душевных. ...
Имеется в виду, как мы видели, отнюдь не то, что ум обращается к рассмотрению «сердца», внутренней жизни, а то, что он прекращает быть головною активностью, внешней по отношению к «сердцу», и актуально переходит к нему, соединяясь с ним воедино. Специфическая операция! Осуществляет же её внимание (προσοχή — способность концентрации и интроспекции, внутреннего самонаблюдения и самоконтроля) – важнейшая категория и основное орудие умного делания, «корень всей внутренней духовной жизни» (Феофан Затворник). Прежде всего, происходит поворот, обращение сознания «отвне внутрь»; затем начинается самое «сведение». Оно рисуется как путь ума в сердце, на котором ум встречает определенные препятствия и, преодолевая их, изменяется, испытывает внутреннюю трансформацию. Первое из препятствий-воображение, фантазия.
Следующий этап — решающий. Вместо того, чтобы рассматривать сердце извне, ум присоединяется к его работе, начинает делать то же — тем самым, как раз и оказываясь сошедшим или сведенным в сердце. При этом должно произойти изменение, а то и полная смена всего множества умственных энергий.
создается новый тип энергийного образа, в котором энергии умственные и душевные образуют единую структуру, «сочетание ума с сердцем», «умо-сердце». Эта энергийная структура – порождение подвига и один из его центральных элементов, несущих опор. Сцепка умственных и душевных энергий (куда возможно подключить и энергии телесные обладает известной прочностью и устойчивостью.
Другими словами, сведение ума в сердце дает возможность осуществлять блюдение сердца (как видим, блюдение вовсе не наблюдение!) или, что то же, хранение сердца, φυλακή καρδίας; причем хранение сердца и хранение ума оказываются неразрывно связаны и взаимно равносильны.

Но меня, как и в других аналогичных случаях, интересует вопрос о "ПРОТО", в данном случае, о тех качествах ума, которые безотностельны к религиозной аскетике, ничего о ней "не знают", но объективно принадлежат развитию ума в том же направлении. Два качества легко извлекаются из приведенного описания: нерассеянность, сосредоточеность (держание предмета) и нефантазийность (самоконтроль, рефлексивность). В скобках я привел термины, которыми эти качества обозначены в СМД-методологии. Если к ним добавить императив различения ("мухи отдельно, варенье отдельно"; ср. евангельское "различайте духов), то приходим к тому, что в развитии методологического мышления можно видеть своего рода проторелигиозную аскетику ума. Ничего себе вывод!
Tags: Библия, аскетика, методология, проторелигиозность, сердце, ум
Subscribe

  • Сон-во-сне-во-сне...

    Давно не делился снами и не собирался. Но этот озадачил меня... Не знаю, с какого конца начать, поскольку он как бы надстраивался вширь. Возможно,…

  • (no subject)

    Ты посмотри, какая в небе тишь! Ночь обложила небо звездной данью. В такие вот часы стоишь и говоришь векам, истории и мирозданью. Вдруг как-то…

  • ОТЕЦ 445: Енакиевский купец Жив, мой прадед

    Подзаглохла эта линия моих записей - потому, в основном, что отцовские дневники... Остались тетради-ежедневники, но в них по большей части конспекты…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Сон-во-сне-во-сне...

    Давно не делился снами и не собирался. Но этот озадачил меня... Не знаю, с какого конца начать, поскольку он как бы надстраивался вширь. Возможно,…

  • (no subject)

    Ты посмотри, какая в небе тишь! Ночь обложила небо звездной данью. В такие вот часы стоишь и говоришь векам, истории и мирозданью. Вдруг как-то…

  • ОТЕЦ 445: Енакиевский купец Жив, мой прадед

    Подзаглохла эта линия моих записей - потому, в основном, что отцовские дневники... Остались тетради-ежедневники, но в них по большей части конспекты…