Top.Mail.Ru
? ?
старый гляжу

gignomai


Журнал Владимира Рокитянского


Previous Entry Share Flag Next Entry
Еще о терроре и террористах
gignomai
Отторжение моего поста об Ульрике Майнхоф (явное в большинстве комментов и, подозреваю, неявное в молчании остальных прочитавших) требует продолжения. Впрочем, я и рассматривал его как зачин к продумыванию этой темы: террор, терроризм. Проблема-то огромная и жуткая. Последние полтора века терроризм растет и справиться с ним не удается - это, так сказать, прагматическая сторона. Но есть и нравственная: в террористы идет не худшая по своим задаткам молодежь. Кому-то может больше нравиться равнодушный и своекорыстный обыватель, мне - нет. Вам ненавистна Ульрика как чистое зло, то, что подвигло ее на насилие, представляется вам риторикой, а как вы относитесь к Че Геваре, к палестинским и ирландским террористам, наконец (знаю, что нарвусь на обвинение в кощунстве), к партизанам Великой Отечественной (они тоже, было, убивали невинных).
Я не готов расставить в этом трудном вопросе все точки над i, моя задача сейчас - попытаться обсудить подход, более разумный, более справедливый и, надеюсь, в конечном итоге более действенный.
Несколько соображений:

1. Прежде всего нужно признать, что то, что называют террором, это война (то же написал в своем комменте buddhistmind). И все АТО, независимо от того, какой стороне мы сочувствуем, это войны - и в Чечне, и в Сирии, и в Донбасе. Так к ним и нужно относиться, так и оценивать войну в целом и отдельные военные действия.

2. Войны, как известно, бывают справедливые и несправедливые - по целям и по проблемам, для решения которых они ведутся. Я считаю, что следует априори считать, что за каждой войной стоят реальные проблемы, за войной-террором тем паче. Значит, нужно понять в каждом случае, за что в этой войне воюют, с чем борются.

3. Война - всегда вещь очень жестокая, и ее жестокость (я имею в виду не жестокость людей, а последствия) в истории только растет. Всегда, помимо комбатантов, гибнет и гражданское население. Пытаются договориться о запретах и ограничениях, что-то удается, но общая картина меняется мало.

4. У войны-террора есть особенности, способствующие ее особенно жестоким и тягостным для мирных людей проявлениям. Главная из них - это неравенство сил сторон: и убежденные в необходимости более справедливого социального устройства русские революционеры, и террористы Ирландии, Алжира, Палестины прибегали террору от бессилия иначе добиться того, что они считали жизненно необходимым и чего, надо сказать, в каких-то случаях и в какой-то мере в конечном счете добивались.

5. Считаю правильным разделить борьбу с террором на две очень разных по целям и средствам составляющих. Одна - это оперативная борьба по предупреждению террористических действий для защиты мирных людей  - вплоть до уничтожения террористов. Она необходима, даже если цели террористов справедливы; точнее, тут даже ставить вопрос о справедливости неуместно, это самозащита и защита тех, за безопасность кого отвечают. Другая - это стратегическая борьба с террором как явлением. Вот тут всматривание в лица террористов и вдумывание в их "риторику" очень даже нужны.



  • 1
Знаете, когда люди государственные говорят о "борьбе с терроризмом" как с конечным явлением и ни разу не говорят о причинах терроризма -- это понятно технически, у них уже на руках крайняя ситуация требующая крайних мер, хотя в перспективе они ведут себя нелепо и безответственно. НО они практики, что с них взять.

Но когда вы, как теоретик, не начинаете с причин терроризма а начинаете с контрастной прелестной Ульрики как произведения социального искусства 20-го века, но не начинаете с вопроса "в чём причина терроризма, что есть терроризм как сущностное явление, а не не как "война" -- это уже странно.

Давайте искать корни, что толку стричь вершки, даже такие яркие как философская девушка с автоматом.

Так я же и призываю искать корни. И начал это делать, готовя инструменты для такого поиска.
А портрет - это затравка.

Вы сказали "прежде всего это война" и дальше только война и фокусируется, но разве "война" это не финальная стадия? Война этол не прежде всего, это когда всё уже потрачено и остальное лишь дело военной техники. Никто ведт в медицине не говорит, прежде всего это температура и кашель.

Террор и война, насколько я понимаю, в своей сути это не индивидуальная коллизия, а именно и всегда всегда групповая, то есть это внешние последствия внутренних трений человеческих масс, по каким то (каким?) причина разделённых в сознании и поляризованных в этом разделении настолько сильно, что "пробой изоляции" (говоря электротехнически) становится неизбежным. Если да -- то все личные страдания граждан тут уже не имеют значения, нет смысла их рассматривать, никак это нам не поможет. Если мы постулируем надиндивидуальный масштаб событий как реальный -- индивидуальной судьбой нам придётся пренебречь, чем и занимается любая война, кстати.

Для начала.

"Вот тут всматривание в лица террористов и вдумывание в их "риторику" очень даже нужны."
Ладно. Вот я "всматриваюсь", скажем, в лицо Шарлотты Корде. Думающая, начитанная девушка. Короля не любила, ставила ему в вину слабость, которая в иные эпохи для правителя оборачивается непростительной виной (аналогия с отношением многих к Николаю II), но казнью его и всеми революционными жестокостями была потрясена. Считаю я ее человеком? - да, и даже очень достойным и благородным. Оправдываю я убийство Марата, на совести которого тысячи жертв, или порицаю? - не сужу, не нахожу себя вправе судить. Оправдала ли бы я в душе это убийство, живи я там и тогда? - возможно.
А вот я пытаюсь всмотреться в лицо русских террористов. Скажем 1881 год. Вот кто-то считает устройство русского общества плохим, несправедливым. (Имеет, конечно, для этого немало оснований - идеально устроенных обществ вообще пока что в истории не было). Хорошо бы революцию устроить, но вряд ли выйдет, народ непонятлив, инертен, собственных интересов не понимает (слова "быдло", впрочем тогдашние "оппозиционеры" по отношению к народу, кажется, не употребляли, это достижение нашего времени). Революция, понятно, нужна в самых гуманистических целях - чтобы всем было хорошо. (? с чего бы вдруг? - но ладно). Но раз она пока невозможна - давайте-ка царя зверски убьем, да заодно еще пару человек ни в чем не повинных, да раним пару десятков. (Царя - отнюдь не изверга, не Ивана какого-нибудь Грозного, а, наоборот, вполне идее прогресса сочувствующего - но неважно, его личные качества значения не имеют никакого). Вот тут-то сразу все поймут, как мы правы и благородны, народ поднимется, произойдет революция и все будет замечательно.
Можно это понять? Можно этому сочувствовать? По-моему это за пределами "человеческого", понять невозможно, можно только в ужасе отшатнуться. (Еще раз скажу: холодно и отстраненно понять можно грабителя - ну не хочет он долго копить деньги, работая в конторе, быстрее ограбить и убежать, загадки в его мотивах нет. Специалист-криминолог может понять, что движет убийцей-маньяком - физиологическое извращение, убийство дарит ему оргазм, это, конечно, болезнь, но лечить пока не умеем). Но этих? - нет, чтобы этих хоть как-то объяснить, надо за пределы обычной логики выйти - ну и Достоевского почитать.
Был случай несколько лет назад - человек убил авиадиспетчера, по вине которого погиб самолет - 71человек, в том числе 52 ребенка. Среди погибших были жена и двое детей убийцы.
К этому убийце мы, не оправдывая самого убийства, за которое он и был осужден - отсидел, правда всего два года, был освобожден досрочно, - не можем не испытывать сочувствия. Мы соболезнуем его горю. Для любого, кто вообще способен к состраданию, он человек. Повторяю - не оправдываем, и понимаем, что его надо было осудить, - но мы ему сочувствуем.
А вот если, как было этой весной у нас в Питере, человек взрывает бомбу в метро, и гибнут невинные люди - ну, не знаю, по-моему, не важно, какими мотивами это можно пытаться объяснить. Каковы бы ни были мотивы - это поступок нечеловеческий.
И, не в обиду Вам говоря, мне даже кажется, что "вдумываться в их риторику" - просто предательство по отношению к погибшим.

Edited at 2017-07-01 10:21 am (UTC)

Я не только понимаю Ваши чувства, но и почти во всем их разделяю. Но, во-первых, еще раз повторяю: я хочу продумать подход к этим явлениям (всегда прискорбным), который бы помогал их предупреждать. А это, уверен, невозможно без вникания в то, что движет террористами, что их сделало такими.
Поймите, я не предлагаю их оправдывать, но понимать нужно.
Лучшее, что можно сделать в память погибших, помимо молитвы за них, это предупредить повторение. Моя мысль - об этом.

Ваш пример хорош сам по себе, но не учитывает одной детали: Шарлотта Корде не была террористкой - она была попросту мстительницей. В известном смысле, другой приведённый Вами пример - с Калоевым - гораздо ближе к ней, нежели любой вид политического террора. Она действовала одна, не принадлежала ни к какой организации и не без оснований видела в Марате эффективную машину убийства, которую хотела вывести из строя, остановив тем самым конвейер смерти. Террористы же, как правило, стремятся к определённым целям, которые сами по себе к террору отношения не имеют (почему я, кстати, и считаю, что анализировать то, что они говорят и кропают, в большинстве случаев, пустая трата сил и времени), и готовы этот самый конвейер пустить в ход как средство к их достижению. Так что, в отличие от Вас, я без каких-либо колебаний оправдываю Шарлотту Корде, не усматривая ни малейшего противоречия в своей позиции.

Имхо, словом "террор" называется сегодня куча разных, порой совершенно разных и чуть ли не противоположных понятий и явлений. Возможно даже, что это специально так замутили.
Поэтому пока всё это аккуратно не разложено по разным полочкам осмысленного обсуждения не получится.

Ну, например, одно дело - партизанские военные действия против комбатов и совсем другое - атаки на мирных жителей как средство политического давления, и т.д.

Согласен.
Но, когда какое-то множество явлений произвольно и бессмысленно разделены и сгруппированы, нужно сначала задать максимально широкое поле рассмотрения, внутри которого потом наводить порядок. Я и подумал, что "война" может быть таким объемлющим понятием.

К сожалению, все ограничивается голым осуждением террористов. По трем (как минимум) причинам:
ужас факта убийства гражданских;
страх, что сработает;
нежелание говорить о причинах.

Я не согласен, конечно, с тем, что всех "террористов" (вообще, нужно отказаться от этого слова в пользу "вооруженных повстанцев" и т.д. - кроме одного случая, см. ниже) нужно в обязательном порядке государственными средствами насилия "нейтрализовывать" и "уничтожать".

Такое необходимо только в случае массового террора . В массовом терроре - исламском par excellence - война идет против обширных структур общества, против "не шариата" (с молчаливого одобрения больших мусульманских масс, отнюдь не фундаменталистских).

С массовым "террором" нужно бороться как на войне и в медицине : уничтожить его в корне. Ликвидировать/нейтрализовывать по принадлежности к этому течению. А корень - фундаментальный ислам. Пространственно - Саудовская Аравия...

Это война с глобальной наднациональной политической гегемонистической силой.

Другое дело - индивидуальный террор. Народовольцы , ИРА, РАФ во многом действовали именно этим путем. В данном случае мы имеем дело , во многом, с гражданской войной и гражданским сопротивлением, и здесь необходимы тонкие процедуры установления мира и порядка с учетом мнений обоих участвующих в конфликте сторон. В данном случае мы вступаем на ненадежную почву, где "государственная машина" как глобальный общественный институт "пробуксовывает" и оказывается неээфективной и нерелевантной в выполнении собственных заявленных целей - мира и благоденствия "в семье" (государстве) и "общественного уговора" ("договора") . Фактически, "государство" этим самим фактом самоотменяется. В таких конфликтах государство должно развоплощаться, перетасовываться и изменяться, и , вероятно, иногда отмирать, чтобы цели общественного благоденствия выполнялись.

В случае индвидуального "террора", преследующего достойные и благородные цели, государство должно преследовать лично тех, кто совершил уголовные преступления и применять к ним законные меры воздействия после открытого и независимого расследования всех обстоятельств. И с учетом мнения тех, кто подвергает сомнению сам общественный консенсус, на котором существуют суды; тех , кто подвергают сомнению само государственное устроение. В диалоге.

Само направление мысли: с разными по-разному, - мне кажется правильным.

Совершенно непонятны Ваши императивы вроде "государство должно развоплощаться, перетасовываться и изменяться, и , вероятно, иногда отмирать". К кому обращен императив?
Этой невнятностью Вы подсказали мне, любой план действий на публичном поле должен быть расписан по исполнителям.

Не вижу принципиальной разницы между теми "вооруженными повстанцами", кто уже совершил уголовное преступление, и теми, кто их по достоверным сведениям готовит.

В отношении нейтрализации и уничтожения государственными средствами я двояко с Вами не согласен. В моем понимании каждый должен делать свое дело. Те, кому по долгу службы надо заниматься в этом,существующем государстве защитой граждан от опасностей пусть нейтрализуют и уничтожают тех, от кого опасность исходит - и массовых, и индивидуальных. А те, кто решает стратегическую задачу пусть подходят к делу глубоко и тонко. С исламским терроризмом сложнее всего, но он не исключение.

Бог в помощь. Так понимаю, поиск коммунистического идеала мягко перетек во всматривание в лица террористов и вдумывание в их "риторику" (вспомнился давно забытый Трифонов).

Милый Аноним, продолжайте хихикать. Мне это не в тягость.

(no subject) (Anonymous) Expand
  • 1