gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

Естественная воля и намерение

Это из Иоанна Дамаскина (но, видимо, целиком по Максиму Исповеднику):

Следует иметь в виду, что Богу мы приписываем хотение, но не приписываем Ему в собственном смысле выбора, ибо Бог не обдумывает Своих действий, поскольку обдумывание есть следствие неведения: никто не обдумывает того, что он знает. Если же обдумывание есть следствие неведения, то, несомненно, то же самое нужно сказать и о выборе. А так как Бог непосредственно знает все, то Он не обсуждает Своих действий [Макс. Исп. Письмо 1-е к Марину].
Равным образом и по отношению к душе Господа мы не говорим о обдумывании и выборе, ибо ей не было свойственно неведение. Если Ему и принадлежала природа, не ведущая будущего, однако, ипостасно соединившись с Богом Словом, она обладала знанием всего не по благодати, но, как было сказано, по ипостасному соединению; ибо один и то же был и Богом, и человеком.
Вследствие этого же у Него не было гномической (выражаемой намерением) воли (oude gnomikon eiche thelēma). Правда, Ему принадлежала простая естественная воля (thelēsin phusikēn tēn aplēn), какую мы одинаково усматриваем во всех ипостасях человеческого рода. Но Его святая душа не имела намерения (gnomēn) или предмета хотения (to thelēton), противного предмету Его Божественной воли (thelēmatos) или отличного от предмета Его Божественной воли. Намерения в отдельных ипостасях различны, за исключением ипостасей святого, простого, несложного и нераздельного Божества. Здесь ипостаси нераздельны и неразлучны, а потому неразделен и предмет хотения; здесь – одна природа, а потому и одно естественное хотение; здесь ипостаси неразлучны, а потому и – един предмет хотения и едино движение (kinēsis) трех Ипостасей. Что касается людей, то у них, правда, одно естественное хотение, ибо одна природа, но так как их ипостаси разделены и разлучены одна от другой, – местом, временем, отношением к предметам и очень многими другими обстоятельствами, – то поэтому воли их и намерения различны. В Господе же нашем Иисусе Христе природы различны, а потому различны и естественные хотения, или способности хотения (θελητικαι δυναμεις), принадлежащие, с одной стороны, Его Божеству, а с другой – Его человечеству. Но, с другой стороны, в Нем одна ипостась, один хотящий (θελων), а потому и один предмет хотения, или выражаемая намерением воля, ибо Его человеческое хотение, разумеется, следовало Его Божественному хотению и хотело того, чего пожелало от нее Божественное хотение [Макс. Исп. Диспут с Пирром].

Это отвечает на главный вопрос о жизненном смысле ипостасного единства Богочеловека: единство гноми, намерения, и значит "предметов хотения". Вполне ли отвечает на вопросы кенотиков, надо посмотреть.
Subscribe

  • Не понимаю!

    В чтении Лобачевского запнулся на вот этом месте: "Сумма углов прямолинейного треугольника не может быть > π; напротив, сумма углов…

  • (no subject)

    Читаю Лобачевского "О началах геометрии" - наслаждение! Во-первых, подзабытый уже в чтении гуманитарного вкус строгости. Во-вторых,…

  • о развитии вкуса

    Давно как-то сформулировал (и писал, наверно, об этом, не помню), что вкус - эстетитческий - и совесть (нравственный вкус) развиваются в опыте…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments