gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

Гартман об энергии идеала

Все яснее, что ценность благородства для Гартмана – это ценность развития, а ее этическое содержание – готовность к риску развития, к тому, что Г.П.Щедровицкий эпатажно называл «окаянством».

«В ценности благородства человек обладает силой отрывать свое собственное развитие, совершенствование своего типа от случая, от слепой необходимости, предписывать ей свои собственные цели; и одновременно еще большую способность активно достигать своих целей.
Этот тезис выглядит сомнительно, если принять его интеллектуалистски и абсолютно … Никакой вымышленный «сверхчеловек» не может повести людей куда-то ввысь, не говоря уж об ограниченной силе человеческого предвидения и предопределения. … И все же ценностно ищущее и ценностно направленное сознание является здесь руководящим. Не постижение и не понимание, но чуткое восприятие, знающий контакт с трансцендентными силами подлинного в себе сущего идеала есть движущий принцип».

Вот это – то самое, что нужно понять об идеале: что он – нечто живое, динамичное и энергийное, действенное, возможно, даже личное, ипостасное. В этой связи пора вернуться к давним дискуссиям об ипостаси и энергийности образа.

«Устремленность вверх, которая имеет здесь место, поэтому все же является подлинно провидческим и нравственно творческим восхождением — в отличие от всякого естественного стремления, которое направлено только на жизненную ценность витально потребного. В естественном процессе жизни человеческого рода все следует законам природы; целенаправленная деятельность только кажется целесообразной. Здесь же есть целенаправленная деятельность, направляемая, ведомая согласно предвидению, ориентируемая по зримым ценностям — быть может не ярко выраженная, но оттого не менее значимая нить исторической телеологии в чудовищном переплетении слепой необходимости и дифференцированных в соответствии с целями цепочек детерминации…. Совсем не нужно приписывать этому слабому элементу подлинного предопределения в духовной жизни эпохи особую революционную силу Его сила и нравственная ценность заключается не столько в успехе, сколько в самом его реально-этическом присутствии и в аксиологической высоте детерминации, которая от него исходит».

Это – то, чего не понимали утописты-революционеры.

«В данном случае еще более четко, чем в соответствии со всем ранее сказанным, проявляется отличие ценности благородства от сферы витальных ценностей. Сами конструктивные силы в ней по сути иные, даже если и могут быть указаны на той же самой реальной линии координат, на линии временнóго развития типа. Да и в рамках общей действительности они однозначно стоят в отношении надстройки к ценностям витального процесса, причем тенденции более высокого, ценностно направленного развития над более общими и природно направленными имеют характерное свободное пространство, которым всегда обладает более высокая детерминация по сравнению с более низкой».

Относительную независимость надстройки от экономического базиса даже Маркс признавал.
И далее – социология идеала:

«Моральное восхождение человека никогда в истории не является делом широких масс и осуществляется не ими, но небольшими группами авангарда. Быть таким авангардом есть путеводная функция благородства в жизни и творчестве общности. Массы инертны, они крепко держатся за то, что имеют. Благородный в своем стремлении вверх не тащит за собой этот ненужный балласт, он спокойно может оставить его, заботясь только о развитии этоса. Таким образом, это ведет к изолированию группы, даже к ее противопоставлению обществу. Изолирование здесь не является намеренным, но есть неизбежное следствие. … Не в изолировании происходит исполнение; в конце концов, все, что достигается этим изолированием, вновь идет на пользу общности. Группа в своем восхождении преобразует саму массу, она влечет ее за собой. Увлекать за собой не то же, что тащить за собой. Здесь действует иная сила. В зародыше любое духовное движение слабо, оно нуждается в поддержке и свободе действий. Если же оно усилилось и выросло, то оно движет тяжелейшую массу. В этом и состоит закон благородства, и одновременно его правом на обособление и селекцию.
Благородство представляет в истории этоса революционную тенденцию. Не неудовлетворенность порождает эту революционность, но полнота и способность к прогрессивному преобразованию ценностного взгляда».

Вот это важный момент отличия от концепции развития в ММК. Там развитие исключительно через разрыв, тупик, проблему; здесь – от полноты. Это имел в виду О.Генисаретский, настойчиво цитируя Евангелие: «от полноты сердца глаголют уста».

«В благородстве заключена тенденция к постоянному открытию новых ценностей. Постоянной же эта тенденция является именно потому, что группа благородных всегда увлекает за собой массы. Все непосредственно постигаемые ценности имеют тенденцию становиться общими. Но если ценность стала общей, то она уже не является благородной. И благородство стремится дальше, к новым ценностям, всегда исследуя неиспытанное, исключительное». (386-387)
Tags: Гартман, Генисаретский, Щедровицкий, благородство, идеал
Subscribe

  • классическое и развивающее образование

    Полагаю, что эта книга - "История русской школы" Любжина - много еще материала даст для обдумывания. Вот еще одно интересное замечание:…

  • логика и жизнь

    Почитываю "Логику" Челпанова. Зачем? Чтобы терминологию логическую получше узнать - встречается в текстах. Не как пособие по мышлению. А…

  • Что такое скандал

    Готовясь к "докладу" о Шифферсе на встрече с театром, задумался. Спросил при встрече сестру - что она понимает под скандалом. Ответ:…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment