gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

Гартман о зле и Сатане

Ввиду невозможности непосредственно определить природу блага этике остается исходить из анализа его положения к другим ценностям, и попытаться определить природу блага косвенно. Это удается, прежде всего, при обращении к ряду обусловливающих актовых ценностей (т.е. таких, без осуществления которых нравственный акт невозможен).
Самое высокое положение в этом ряду занимает ценность целенаправленной деятельности. Содержательно она включает в себя весь ряд, содержит в себе низшие ценности как моменты. Она характеризует личностное существо на высоте его расцвета (как способное к целенаправленной деятельности).
Но все же целевой деятельности еще недостает важнейшей части для полноты ее ценностного содержания: сама цель, на которую направлена деятельность, в ней еще не определена… Целенаправленная деятельность индифферентна к ценности и неценности самой цели, что является ее отличительной особенностью, а, следовательно, и человека. Иначе человек как телеологическое существо не имел бы свободы, а соответственно, не был бы способен ни
к добру, ни ко злу. Но тогда он не был бы нравственным существом, способным к вменению и ответственности. Способность ко злу неотделима от способности к добру. Животное ко злу не способно. То же самое относится и к другим ценностно акцентированным моментам
акта, которые предполагаются в целенаправленной деятельности, особенно к действию, силе, свободе, предвидению. …
Добро и зло образуют, таким образом, второй слой аксиологических качеств в тех же самых актах, которые эти ценности деятельности, свободы, силы и т. д. уже предполагают как реализованные.

Т.е., как уже было раньше установлено, ценны сами способности человека, в своей совокупности делающие его способным к целенаправленному действию. Они суть необходимые условия совершения им нравственных актов. Но! Они еще не делают эти акты нравственно ценными, поскольку, обуславливая факт направленности к цели, не задаю самого направления – на добро или на зло.

Возникает вопрос: существует ли телеология зла? Разве не так устроен человек, что он может желать всегда только позитивного и никогда — негативного, контрценного ради него самого?

Гартман вслед за Сократом и большинством последующих философов считает, что человек всегда стремится к добру.

Причиняющий вред хочет не вреда для других, а собственной пользы; польза же имеет определенную ценность для данного человека. Правда, этим почти ничего не сказано. Человек, разрушающий ради собственной пользы чужое счастье, виновен в той же мере, как если бы он желал разрушения ради разрушения. Не все ценное равноценно. … Но то, что телеология человека вполне может быть устремлена к малоценному, даже к контрценному,— пусть и не ради
него самого как такового — это очевидно.

Добросовестный Гартман признает, что и стремление ко злу ради зла логически допустимо.

Если человек не способен стремиться к не-ценностям ради них самих, то это заключено не в сущности телеологии, но исключительно в сущности человека. О последней в данном случае речи не идет, речь идет об одной лишь сущности телеологии.
Но в ней ни в коем случае не заключено быть ориентированной только на ценности. Категориальная сущность телеологии сводится к способности вообще иметь возможность ставить целью ирреальные ситуации и реализовывать их. В этом еще нет никакой связи с ценностью или не-ценностью этих ситуаций. Ценность целенаправленной деятельности как таковой этим нисколько не уменьшается. И все же, если бы человек в своем ценностном чувстве обладал только ею и никаким другим отношением к ценностной сфере, то он был бы вполне способен к абсолютной телеологии зла.
Если бы это было не так, то древнее представление о «Сатане» было бы абсурдным. Последнее явно не соответствует действительности. Иначе такое представление в религии даже не смогло бы сформироваться, не то что сохраниться. Сколь бы метафизически сомнительной ни была эта персонификация как таковая, содержательно-аксиологически она сомнений не вызывает. Сатана — это идея существа, которое стремится к контрценному ради него самого. Он делает то, чего не может человек — зло ради зла; его сущность аксиологически деструктивна, разрушительна. Он — персонифицированная телеология зла. Если он,— как часто утверждали остроумные интерпретаторы (имеется в виду, например, Гёте в образе Мефистофеля),— при этом сам должен впасть в заблуждение и, не желая этого, творить добро, то это показывает лишь его бессилие, или всесилие Бога, но не опровергает его сущности. Его воление тем не менее все-таки оставалось бы категориальной формой телеологии зла.
Важность идеи «Сатаны», однако, состоит в следующем: не неценности как таковые суть зло, но поведение, направленное на них. Причем это всегда также и поведение, направленное на ценности. Не существование неких идеальных не-ценностей, и даже не наличие в реальном мире контрценного говорит о зле, но направленность на них в мире некоей реализующей силы. Такая сила может осуществляться только в форме целенаправленной деятельности; она необходимо обладает ею и там, где она существует только в тенденции или в умонастроении. И это независимо от того, направлена ли эта реализующая сила, как у Сатаны, на контрценное «как таковое», или как у человека — на контрценное, которое он в своем заблуждении представляет себе ценным. (371-373)

Tags: Гартман, дьявол, зло
Subscribe

  • не об о. Вячеславе

    Что-то ощутил нужду написать вот такой пост, отчасти дисклеймер (если верно использую басурманское слово) по отношению к вот этому. Мне совершенно…

  • (no subject)

    Напоминаю о том, что varandej продолжает странствовать и рассказывать об увиденном. Внимание к деталям и тщательное изучение истории…

  • Большой брат начеку

    Зашел в свой профиль и удивился на список "категорий". Раньше на этом месте было то, что я сам назвал в качестве своих интересов. Теперь -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments