gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

Еще один западный фантаст

Второй из прочитанных мною западных фантастических романов - «Отчаяние» (Distress) австралийца Грега Игана (Greg Egan) по наводке (не рекомендации) chur72.
Для меня вся эта область ихнего фантазирования в новинку, потому интересно. Контрастом с нашей фантастикой. Все это работает на типологию идеалов.
Сюжет можно прочитать в Вики. Я суммирую свои впечатления по нескольким основным темам.

Технология.
Речь идет о середине НАШЕГО века. Расцвет биотехнологий и био- (в том числе генной) инженерии.
Еды всем вдоволь, в основном искусственной. Питание убоиной не запрещено, но презирается.
Медицина творит чудеса. У главного героя рядом с будильником находится «фармацевтический блок», с которым он в постоянном диалоге:
– «Приготовить мелатониновый курс, который к завтрашнему вечеру вернет тебя в норму?»
– Приготовь, – Я прижал большой палец к стеклянной трубке, крохотное перышко чуть царапнуло кожу, выдавило еле заметную капельку крови. Неинвазивные микроанализаторы вот уже два года как появились в продаже, но для меня они еще дороговаты.
– Дать снотворного?
– Угу.
Фармаблок тихо загудел, готовя лекарство в точности по моему теперешнему биохимическому состоянию и ровно столько, чтобы я проспал до двух. Встроенный синтезатор использует набор программируемых катализаторов, десять миллиардов электронно преобразуемых ферментов в полупроводниковой микросхеме. Процессор погружается в раствор исходных молекул и может синтезировать несколько миллиграммов любого из десяти тысяч лекарств. Во всяком случае любого лекарства, на которое у меня есть программа и оплачена лицензия.
Машина выдала маленькую, еще теплую таблетку. Я сунул ее в рот.
– «С апельсиновым вкусом после тяжелой ночи»! Молодец, не забыл!
Я лег на спину и стал ждать, когда таблетка подействует.

Не везде, правда, но в клиниках Сант-Яго и Бомбея, могут за секунды проанализировать вирус неизвестной болезни и синтезировать необходимое лекарство…
Цифровые чудеса. Программа Сизиф мгновенно предоставляет информацию по запросу, включая персональную. Программа Очевидец корректирует зрение, убирая помехи и настраивая на целевые объекты (например, лица злоумышленников в толпе). А при повторном чтении текста компьютер, им управляемый, выделяет в тексте куски невнимательно прочитанные в первый раз.
У героя, журналиста, в кишки вживлена камера для съемок, откуда отснятое по его команде передается на персональный компьютер.
И т.д. и т.п.

Особое внимание – тому, что называется «гендерной миграцией», т.е. сознательному выбору и изменению своей половой принадлежности.
«Уже почти сто лет люди, рожденные с несоответствием психологического гендера физиологическому, могут изменять свое тело, причем год от года операции делаются совершеннее. В 20 х нашли другое решение: изменять пол мозга, подгонять существующую в нем схему тела под реальную. Многие – среди них заметное число транссексуалов – бурно протестовали против легализации НКП, опасаясь, что операцию будут делать принудительно или в младенческом возрасте. Однако к сороковым годам страсти улеглись, и возможность стала вполне законной: примерно двадцать процентов транссексуалов прибегают к ней по собственной воле.
Один, родившийся с женским телом и после операции превратившийся в эн мужчину, захлебывался от восторга: «Это оно! Это мое! Я свободен!» Другая – выбравшая НКП– взглянула в зеркало на свое не измененное лицо и заявила: «Такое ощущение, будто я очнулась от сна, от галлюцинации, и вижу себя такой, какова я есть».
В результате, помимо, нормальных мужчин и женщин (их приходится специально маркировать, добавляя в название «эн-»: эн-женщина) и обычных гомосексуалов, мы будем иметь, например, «у-мужчин»:
«У мужчинами становятся, чтобы дистанцироваться от слабостей современных биологических мужчин, натуралов. Объявить, что их «консенсуальная общность» – не смейся – настолько немужественна в сравнении с тобой, что ты принадлежишь как бы к совершенно иному полу. Сказать: простой эн мужчина не имеет права говорить от моего лица, как не имеет такого права женщина».
И асексуалов. К этой категории принадлежит Акили Кували, в которую (-ого) влюбляется герой, Эндрю Уорт. В трогательной (пишу без иронии) сцене, где после множества драматичных событий, пережитых вместе, дело доходит до объяснения, очаровательная (-ый) Акили так отвечает на горестное недоумение Эндрю:
– Почему? Как можно так возненавидеть свое тело?
– Здесь нет ненависти. Просто я не собираюсь идти у него на поводу, – стараясь не раздражаться, мягко ответил(а) он(а) – как же, должно быть, устаешь без конца оправдываться! … Сторонники культов невежества сами себя загоняют в крошечные клетушки, какие только могут отыскать, и знай себе поклоняются этим оковам – случайным свойствам, дарованным им по рождению, диктуемым биологией, историей, культурой… и готовы обрушиться на каждого, кто смеет указать им, что воздвигнутые ими тюремные решетки на самом деле в миллионы раз мощнее. Но мое тело – не замок. Но и не навозная куча. Эти крайности – для всяческих идиотских мифологий. Технолиберация так вопрос не ставит. Все, что держит тело в узде, так или иначе сводится к физике. Вот в чем заключается глубочайшая истина. Мы можем подвергнуть наш организм любому преобразованию, которое допускает ТВ. …
– Эта самая глубочайшая истина была бы истиной, если бы ради нее тебе не пришлось пожертвовать…
– Мне ничем не пришлось пожертвовать. Разве что коренящимися в недрах лимфатической системы врожденными инстинктами, вызывающими под воздействием неких зрительных и феромонных раздражителей первобытные поведенческие реакции, и потребностью в выбросах в мозг небольших доз эндогенных опиатов».

В этом диалоге употреблены три слова – технолиберация, культы и ТВ, – относящиеся к двум основным глобальным конфликтам описываемой эпохи. Один – между сторонниками ничем не стесняемого развития научного познания, вершиной которого является «теория всего» (ТВ), к созданию которой параллельно подходят несколько ученых, и приверженцами культов (оппоненты называют их «культами невежества»), таких как «Смирись, наука!» и «Мистическое возрождение», обвиняющих науку в изгнании из мира тайны. Другой – между биотехнологическими корпорациями, на поводу у которых и мировые правительства, и ООН, и анархистами-технолибералами, отстаивающими право всех на свободное пользование научными и технологическими достижениями. Технолибералам удалось биоинженерными методами создать остров в Тихом океане и образовать на нем свободное общество под названием «Безгосударство» (Stateless), которому ООН объявило бойкот.
Пожалуй, именно это общество можно считать общественным идеалом автора.

В этом раскладе сил есть еще один важный участник – антропокосмологи. Ученые относятся к ним как к одному из культов, но это не совсем так. Им автор приписывает концепцию (в нескольких вариантах соответственно у разных направлений антропокосмологии), суть которой пока что мною не вполне уяснена, но примерно речь вот о чем. Вселенная имеет информационную природу (вроде сложной компьютерной программы). Она «формируется теми, кто ее населяет и объясняет», т.е. знание о мире меняет его онтологию. В одном из разговоров эта идея иллюстрируется примером Библии, которая онтологически отлична от близкого по размерам и физическим свойствам предмета (немного напоминает то, что Павел Флоренский писал об измененных физических свойствах иконы). «Закон не существует, пока он не понят». «Осознать и тем самым создать…».
Астрофизик Джон Уилер, которого Иган сам упоминает как своего вдохновителя (скачал его статью, про бытие и время), выразил это формулой: It from bit (вещь из информации). В вики есть статьи и про Уилера, и про «цифровую физику».

Вообще, позицию самого автора в отношении описываемых им «новаций» я бы определил как любопытство, практически не окрашенное оценкой. У героя, Эндрю Уорта, не так нейтрально, поскольку происходящее сурово обходится с ним и дорогими ему людьми. Он за науку и против «культов», за технолиберацию и сочувствует жителям Безгосударства, в целом терпим к гендерной миграции, но что-то его все время смущает.

Вот, например, еще одна тема. Ему приходится для фильма брать интервью у аутиста, более того, у пресс-секретаря АДА (Ассоциации добровольных аутистов) Джеймса Рурка. Суть там вот в чем.
Ученые к тому времени открыли, что аутизм связан с поражением в мозгу некоей области Ламента, которая отвечает за видение другого и взаимпонимание. Есть аутисты полные, а есть частичные, вроде этого Рурка, которые достаточно легко компенсируют дефект и социализируются. Так вот, они могут – медицина позволяет – устранить дефект совсем, но – выбирают противоположное: полностью разрушить область Ламента т стать полными аутистами… Вот как Рурк это обосновывает:
«Главное назначение области Ламента – сделать возможным обман. Благодаря ей вы догадываетесь, как воспринимают вас другие, и прячете свои истинные намерения. Если вы умеете прикинуться угодливым помощником, вам легче украсть еду или переспать с чужой самкой. Однако, едва такая возможность возникла, естественный отбор неизбежно выработал и противоядие: те, кто научился различать обман, оказались более жизнестойкими. Как только люди изобрели ложь, пути назад не осталось. Снежный ком мог только расти.
Уорт возражает:
– Моделируя других людей, можно не только обманывать, но и сотрудничать. Сопереживание сплачивает общество на любом уровне. … эволюция изобрела взаимопонимание. Оно позволяет перенести некоторые – или даже все – черты, ассоциируемые с драгоценным эго – моделью себя, – на модели других людей.
Можно без вреда для мозга взять из него небольшое количество нейронов и глиальных клеток, вернуть их в эмбриональное состояние, размножить в пробирке и впрыснуть в поврежденную область. Эмбриональные гормоны введут клетки в заблуждение, и те, поверив, что находятся в формирующемся мозгу, попытаются заново выстроить недостающие синаптические связи. У полных аутистов такое лечение редко дает результат, но у людей с небольшими зазорами выздоровление наступает в сорока процентах случаев.
– «Добровольные аутисты» не против такого варианта. Мы боремся лишь за то, чтобы нам разрешили другой выход.
– То есть увеличить зазор?
– Да. Вплоть до полного удаления области Ламента.
– Зачем?!
– Опять таки, вопрос сложный. У всякого своя причина. Во первых, мы хотим иметь возможно более широкий выбор. Как транссексуалы».
Вот где-то здесь и нужно искать суть либерального идеала.

Да, еще две замеченных мною особенности.
Там, как и положено в романе о глобализованном будущем, действуют представители разных народов и рас, однако нигде в описании внешнего облика не упоминаются цвет кожи и другие расовые признаки.
И среди очень большого числа упоминаемых стран нет России.
Tags: Запад, аутизм, гендер, фантастика
Subscribe

  • Проходим историю философии

    Читаю внучке и Тане еженедельные лекции по истории философии (сам при этом освежая и восполняя свое знание). Первые лекции - по античной и…

  • Про системную сложность

    Очень, по-моему, интересный текст Алексея Кунгурова (и не слишком, против его обыкновения, стёбный):…

  • Гуляем, но и работаем

    Съездили сегодня в Петрово-Дальнее, погуляли по парку пансионата. Под катом несколько фотографий реки - там Истра впадает в Москва-реку - ну и моих…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Проходим историю философии

    Читаю внучке и Тане еженедельные лекции по истории философии (сам при этом освежая и восполняя свое знание). Первые лекции - по античной и…

  • Про системную сложность

    Очень, по-моему, интересный текст Алексея Кунгурова (и не слишком, против его обыкновения, стёбный):…

  • Гуляем, но и работаем

    Съездили сегодня в Петрово-Дальнее, погуляли по парку пансионата. Под катом несколько фотографий реки - там Истра впадает в Москва-реку - ну и моих…