gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

Гартман: теперь о противоречиях между ценностями и нравственном выборе

Или о внутренннем нравственном конфликте. Речь, сразу оговаривает Г., не о конфликте между ценностями и внеценностным фактором, например, между долгом и желанием. Нет, между ценностью и другой ценностью.
… в жизни наряду с конфликтом «моральных и неморальных движущих сил» (долг и склонность) существует также конфликт моральных и моральных. Структура первого еще не чисто внутренне-этическая; только структура второго ориентирована на сущность собственно этических ситуаций. Там, где ценность против ценности стоит в одной ситуации, там безвинного выхода не бывает. Ибо и от выбора человек уклониться не может. Он должен выбрать так или этак, и недеяние тоже является позитивным решением. Это-то и значит «находиться в ситуации»: выбирать приходится любой ценой. Человек, таким образом, в действительности постоянно стоит перед необходимостью разрешать ценностные конфликты, принимать решение так, чтобы он мог отвечать за эту вину. Что человек не может вполне избежать вины — в этом его рок. …
"В-себе" ценности могут и не противоречить друг другу, но, столкнувшись в рамках одной ситуации, они тем не менее заставляют одну предпочесть другой:
Тот, например, кто руководствуется скорее снисхождением, чем правом, отдает предпочтение любви и пренебрегает справедливостью, в то время как справедливость и любовь сами по себе друг друга отнюдь не исключают. Конфликт здесь возникает лишь в контексте ситуации и ценностной противоположности. И ситуация есть конститутивный фактор конфликта.
Но возможно и такое, что ценностные противоположности образуют подлинные антиномии, противоречие заложено уже в самих ценностях. Эти антиномии как таковые неразрешимы.
Одна из возможных причин этого - ограниченность нашего ценностного чувства:
Быть может, их противоположность находит свое разрешение на более высоком уровне ценностей, который мы схватить не можем. Даже без точечного единства ценностей возможно, что многообразие ценностей где-то за пределами познаваемости сходится. Тогда антиномичность ценностных противоположностей была бы только антиномичностью ценностного сознания (или ценностного чувства), в ограниченности которых только и состояла бы невозможность схватывания их компромисса.
Ну и, наконец, мы не можем исключить и существование противоположных ценностей внутри самого идеального в-себе-бытия, его внутренней противоречивости:
Само царство ценностей тогда было бы выстроено антитетически, и в этой антиномике наиболее общих постижимых ценностей мы имели бы отсылку к основной категориальной структуре всей сферы...

Единственный, кто и вынужден, и способен разрешить эту ситуацию - человек:
существует еще и другой способ решения ценностных конфликтов, что конфликты в отдельном случае, во всякой живой ситуации (коль скоро она конфликтна) решаются человеком. Человек как раз-таки не может ничего другого, чем в каждом отдельном случае — в меру своего сознания высоты ценностей и своего чувства силы участия различных ценностей в одной ситуации (то есть в меру осознания ситуации) — приходить к решению. Как бы односторонни и неверны ни были его решения, это все-таки решения, причем именно аксиологические решения. Но это значит, что в каждом отдельном случае имеют место новые попытки решения конфликта.
Tags: Гартман, выбор, конфликт, противоречие, ценности
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments