gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

И последнее в этой серии. Гартман о свободе

Важным в этой модальной структуре долженствования бытия, прежде всего оказывается появляющееся в ней понятие свободы. Оно не совпадает с расхожим понятием свободы воли. Последнее есть свобода личностного субъекта в отношении долженствования. В данном же случае дело идет о присутствующей в самом долженствовании свободе в отношении бытия и его детерминаций. Это автономия этического принципа. Ибо долженствование бытия исходит от принципа, от чистой ценностной сущности. Тенденция, которая кроется в долженствовании, свободна по отношению к реальному; и эта свобода присуща и всякой реальной тенденция субъекта, всякому направленному акту, определенному долженствованием бытия. В этом смысле свобода необходимости от связи с онтической возможностью есть на самом деле важнейшее предварительное условие и для собственно свободы воли.
Характерной для всякой направленности и стремления, а, следовательно, и всякой настоящей телеологии, является именно самостоятельность в отношении действительного — а следовательно, и онтологически возможного — независимость, которой заранее, в обгон реального, установлено направление, цель, бытийственно должная материя. … Но это значит, речь идет не о свободе возможности, но свободе необходимости. … Индетерминизм, даже и частичный, есть ложная теория; все реальное детерминировано.
Подтверждение же на деле этой свободной необходимости есть как раз тот проблемный пункт, который касается реального взаимодействия аксиологической и онтологической детерминации в одном существующем мире, проявление долженствования актуального бытия в этической действительности. Это проявление есть осуществление заранее установленного недействительного, реализация идеального. Что оно имеет место в третьем звене телеологической связи [т.е. в звене реализации цели; первые два звена – целеполагание и увязывание цели с ситуацией и средствами, построение проекта], что оно имеет причинно-следственную структуру, как и все реальные процессы, и непринужденно присоединяется к последним, несмотря на их противоположную детерминацию [причинно-следственную в отличие от целевой], показал анализ целевой связи. Теперь же обнаруживается, что в этом процессе и свободная аксиологическая необходимость присоединяется к онтологически связанной — а именно, задним числом создавая еще отсутствовавшую онтологическую возможность, которая как бы дает недостающие условия действительности. В этом создании возможности долженствования бытия в действительности аксиологическая необходимость, правда, уже не свободна, или же свободна только ограниченно — в рамках вообще данного реального или данной реальной ситуации, которая рассматривается как исходный пункт реализации. Осуществление бытийно должного есть не что иное, как создание его онтически реальной возможности.
Вслед за этим в осуществлении вновь начинается уравнивание необходимости и возможности. Это нарушенное в долженствовании бытия равновесие того и другого, онтически стабильный уровень действительности, возникает вновь. Но возникает уже совсем не то же самое действительное, но содержательно измененное; долженствование бытия и нарушение равновесия не прошли бесследно. Вырвавшаяся было вперед необходимость, от которой отстала возможность, отхлынула назад, но в осуществлении она потянула за собой отстававшую возможность. … она осуществляет то, что в ней намечено, путем подготовки возможности, создания условий. И так как онтологическая необходимость реализуется лишь при наличии всех условий, то с равным правом можно сказать: она ведет от только лишь этической, свободно
парящей и как бы голой необходимости, через создание реальной возможности к необходимости онтологической, связанной, следующей за возможностью.
Третья ступень целевой связи есть это реальное следование за возможностью. Здесь шаг за шагом вызываются к существованию прежде отсутствовавшие условия,— потому что этот процесс — причинно-следственный. Здесь проявляется живая энергия, производится реальная работа. Ибо реальное, на уровне которого происходит процесс, уже заранее имеет свои онтологические детерминации. Оно оказывает сопротивление; правда лишь пассивное,— так как оно не имеет
никаких собственных «тенденций»,— но как раз это пассивное сопротивление действует как инертная масса, которой тенденция процесса только навязана. Осуществление выполняет эту работу, оно тянет эту инертную массу за бытийно должным, приводит ее в движение и вновь заставляет успокоиться там, где состояние бытийно должного содержательно достигается. Это осуществление есть модус бытия идеальной энергии в реальной сфере. Оно в строгом смысле слова делает невозможное возможным. (257-258)
Tags: Гартман, свобода
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments