gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

в помощь пониманию Гегеля

Заглянул в А.М.Деборина, в свое время раздолбанного за гегельянство ("Диалектика в классической  немецкой философии"). Критика Канта - убедительная:


Значит, отношение представлений, имеющее субъективное значение и связанное только согласно законам ассоциации, превращается в новое отношение, устанавливающее связь представлений в объекте,— отношение, которое отвлекается от всех субъектов и приобретает характер объектив¬ной связи. Однако, Канту не удается разрешить эту проблему. Ибо труд¬ность вопроса заключается здесь в том, что субъективные представления должны принять характер общеобязательных суждений. И Кант вместо того, чтобы объяснить возможность этого «превращения», только догматически постулирует объективное сознание, в котором случайная связь представлений принимает форму всеобщей связи. Это перенесение содержания субъективного я на все человеческие существа является вопиющим противоречием. Правда, речь идет у Канта о явлениях. Но именно потому, что явления суть только мои представления, на чем и основывается право применения субъективных чистых понятий к ним, совершенно невозможно относить их ко всем субъектам. Если явления суть мои представления, связь и объединение и правомерны относительно моего сознания, относительно субъекта. Так и категории: именно потому, что они субъективны, их применение к «сознанию вообще», т.е. их превращение из субъективных форм в свою противоположность, в объективную и общезначимую связь, решительно ничем не оправдывается.
… Ибо трансцендентальная апперцепция, сознание вообще, означает не что иное, как необходимость выйти за пределы субъекта и обратиться к объективной действительности, где мы только и можем найти критерий всеобщности и необходимости. Можно сколько угодно твердить, что я есть мы, но для всякого непредубежденного человека, не испорченного в конец школьной схоластикой, очевидно, что я не может превратиться в мы и что этому делу помочь не может придуманное Кантом в противоположность эмпирическому сознанию сознание трансцендентальное, что это превращение, словом, основано на чуде. Но вместе с тем, допущением объективного значения познания Кант выходит за пределы субъективного, между тем как стремления Канта направлены к тому, чтобы обосновать познание на почве субъективизма, чтобы в субъекте найти основание достоверности познания. Кант превосходно чувствует и понимает, что всякое познание претендует на объективное значение, на сверхсубъективный характер. В этом заколдованном кругу вращается мысль Канта, который с одной стороны признает за категориями субъективную значимость, с другой стороны — объективную. Применение моих категорий к явлениям другого субъекта совершенно невозможно и неправомерно.
… совершенно неправильно, будто трансценденталь¬ная апперцепция, или тождество познающего субъекта, является логическим основанием суждения, ибо мы в суждении высказываем такие положения, которые предполагаются истинными, независимо от того, мыслю ли я их или нет. Тождество нашего сознания вовсе не является тем логическим усло¬вием или необходимой предпосылкой, которая лежит в основании нашего познания. «Я мыслю», как логическое основание познания, вовсе не сопро¬вождает все наши суждения. Конечно, для того, чтобы вообще возможно было познание, — а ведь речь идет о нашем, человеческом познании, — необхо¬дима наличность познающего субъекта. И в этом смысле можно сказать, что без субъекта нет объекта. Но это условие чисто психологического порядка. Для познания объекта необходим субъект. Но для существования объекта никакого субъекта не требуется. А между тем тут происходит у Канта смешение познания и существования. Условия познания превращаются в не¬обходимые условия существования. Но, как бы ни было справедливо утвер¬ждение, что субъект участвует в процессе познания — и довольно активно участвует, — как бы ни было верно то утверждение, что в качестве условия познания тождество субъекта, наше самосознание является известной пред¬посылкой возможности познания, речь идет только об известном необходи¬мом психологическом условии. Но познавательный акт состоит именно в том, что известные суждения мои претендуют на независимость от моего и всякого другого сознания. … Мои представления, как мои представления, субъективны, но мои же пред¬ставления объективны, т.е. лишаются характера субъективности, по¬скольку они относятся к тому, что не есть мои представления, т.е. к внеш¬нему миру. Так субъективный момент в процессе познания снимается и переходит в свою противоположность.

Посмотрим, чего он про Фихте, Шеллинга и Гегеля напишет. И про Маркса.
Tags: Кант
Subscribe

  • Усваивается сопротивляющееся усвоению

    Перечитывая то, что когда-то читал, но не оставшееся или стершееся в памяти, а теперь раскрывающее себя (в данном случае это Ясперс о бреде в его…

  • о медленном чтении

    Семинар ММК, декабрь 1985 года. Обсуждается книжка вильнюсского профессора Павилёниса про аналитическую философию: Пинский. Можно брать тексты…

  • (no subject)

    Из воспоминаний А.Пинского: На другом заседании кто-то высказал одну мысль, которая показалась мне неверной, но Щедровицкий стал ее активно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments