?

Log in

No account? Create an account

gignomai


Журнал Владимира Рокитянского


Previous Entry Share Next Entry
Есть союзники!
разорву!
gignomai
Юлия Массино (yuliamass) поделилась ссылкой на замечательное интервью, которое Валерию Панюшкину дала Елена Григоренко, проводящая в Петербурге исследование детей по теме «Влияние ранней депривации на психобиологические показатели развития ребенка». Две главные мысли исследовательницы:
1) Мы ничего реально не знаем о наших детях. Нужны масштабные исследования.
2) Нет никаких опытных оснований априори отдавать предпочтение замещающей семье перед детским домом.
ЕГ ссылается на американский опыт фостерных семей (она работает в США): примерно 40% прошедших фостер попадает в криминальный мир (это вам ничего не напоминает?) и на исследования своих коллег в петербургских домах ребенка, где они добивались отличных результатов за счет устранения частой смены воспитателей.



  • 1
Да остлеживаю я тенденции - по долгу службы, и кстати, одна из книжек, на которую вы ссылаетесь, "Re-imagining Child Protection: Towards Humane Social Work with Families", очень последовательно развенчивает идею нормы и измерения нормальности как основы принятия решения в культуре защиты детей...

Edited at 2016-10-31 06:39 pm (UTC)

Насчет зацикленности на "нормальности", я этого не заметила. Она скорее говорит об этом для того, чтобы детей в "необучаемые" и "олигофрены" - "на глазок" не записывали. Оценку-то все равно производили и производят! Вот цитата: "У нас психиатр за три минуты осмотра заявляет, что ребенок необучаемый. Потому что этот психиатр не привык ничего измерять, не умеет измерять и измерять ему нечем". Понятно, что будучи вовлеченной в генетику, автору интересно выяснить какие-то механизмы из области "генетики поведения" и т.п., у неё есть работа про эпигенетические изменения в геноме детей в детских домах. Но никаких "жестоких" выводов из этого не делается. Наоборот, в одной из работ с её соавторством на тему эпигенетических изменений - призывают к бережному отношению к детям-сиротам при их помещении в семью (сейчас нет ссылки под рукой, если найду, помещу). Ясно, что такие работы позволяют разные интерпретации. Но эти исследования сами по себе "ничего страшного" не содержат. Другое дело, их применение, но никакой "жестокости" к детям ни в статьях Григоренко, ни в интервью, я не заметила. А научные данные о развитии детей всегда полезны. Статистическое понятие "нормы" ведь само по себе не означает дискриминации. И "норма" может пониматься очень широко, включая большой разброс крайних значений, как-то так.

Когда я читала лекции психологам по диагностике детского развития, то задавала им вопрос: "Что следует знать, чтобы спрогнозировать развитие ребенка с минимальной погрешностью?". И последовательно все приходили к выводу, что никакой инструмент ничего не гарантирует - если центрирован на ребенке. Собственно, социоэкологический подход как-раз об этом - в центре социально-психологические предикторы и какие-то гибкие способы их оценки. Заявляения относительно того, что если измерять правильным тестом, нужное время и в исполнении обученного специалиста - по большему счету, спекуляция профессиональным статусом.

Я не психолог, у меня другая профессия, "совсем биологическая". Но приходилось немало общаться, в том числе и по работе, с психиатрами и психологами, кое-что читать на эту тему. И я знаю, что и в детской доказательной психиатрии и клинической психологии выработан ряд специальных вполне измеряемых критериев и параметров, по которым можно достаточно объективно оценивать психическое развитие ребенка (например, соответствует ли оно возрасту или нет), неврологический статус, эмоциональный статус и т.п. Например, этот аппарат применялся в диссертации М. О. Проселковой для изучения эффектов депривации у маленьких детей в детских домах, и разработки методов их преодоления (ссылку я привела уже выше). Судя по всему, исследования Григоренко с соавт. лежат в этом же русле методов доказательной (то есть, научной) детской клинической психологии и психологии развития. Опасно, когда начинают применять методы так называемой "альтернативной психологии". Вот там навешивают детям разные вымышленные диагнозы, которые потом "лечат" с помощью псевдо-психотерапевтических методов. Вот это действительно опасно, и в США деятельность подобных псевдо-"терпевтов" уже привела к гибели и травмированию нескольких десятков детей в приемных семьях от так называемой "терапии привязанности" ("Attachment Therapy"). Поэтому важно, что Григоренко с соавт. работают в рамках доказательной психологии.

Очень многое, по моим личным и профессиональным наблюдениям, определяется культурой - в том числе, специфической детской культурой, я после перезда в Чехию работаю с детьми рома, и понимаю, до какой степени их развитие обусловлено столкновением разных норм. Насчте теории привязанности и ее огульного распространения в России я делала текст, который в этом году публиковали: http://www.soclabo.org/index.php/laboratorium/article/view/596

Как интересно. Так получилось, что в 2013 г. я участвовала (по скайпу, из Москвы) в рабочей конференции (она была в Лондоне) группы психологов, социальных работников и родителей детей с аутизмом из разных стран, которые борются с распространением "терапии привязанности" (основанной на искажении научной теории Боулби) в США и др. странах.

Там были, в том числе, докладчики из Чехии, они рассказывали об антинаучном и жестоком методе "психотерапии" Ирины Прекоп, применяемых ею и её сторонниками к аутичным детям в Чехии (но она и в Россию не раз приезжала с пропагандой своей "терапии").

Вот сообщение об этой конференции на англ.:

http://rsw.sagepub.com/content/24/2/188, или здесь:
http://childmyths.blogspot.ru/2013/05/international-concerns-with-holding.html.

А в этой ссылке мой перевод на русск. яз.: http://www.liveinternet.ru/users/julia_ma/post279432472/

Может быть Вам будет интересно посмотреть.

Edited at 2016-10-31 08:07 pm (UTC)

я помню исследование Проселковой - моя коллега, Юлия Разенкова, в этом проекте участвовала, и много рассказывала. Просто и методики контакта мало - важно, чтобы учреждение было прозрачным, внедренным в среду, не отчужденным от сообщества, в котором находится, чтобы при соответствуюзих процедурах проверки и поддержки в учреждении были внешние волонтеры, чтобы не было правила ""все службы под крышей", чтоб детей видели независимые эксперты. Конечно, речь не идет о детях, которые в период совладания с острой травмой нуждаются в стабильности и устойчивости

  • 1