gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

изменение - метаморфоза - пресуществление

Читал в библиотеке Чекановского про кенозис.
И опять о сущности и природе. Но не буду трогать мыслью Бога, даже не о человеке поначалу – о вещи.
По старинке примем, что у нее есть сущность и есть привходящие, или случайные, свойства. Эти свойства меняются – вещь остается самой собой. Может измениться то, какой она является нам – вид, облик, «зрак» (по-славянски), морфе (по-гречески). Тогда можно это изменение назвать метаморфозой. Правда, метаморфозой, или превращением, называют обычно разительное, действенное изменение свойств. Вот в сказках: прутик превращается в меч, царевна в лягушку и обратно. Но сказка уже выводит нас за пределы аристотелевской оппозиции: как сказать, что тут сущность, а что акцидентальный зрак – царевна или лягушка?
Но если все-таки вернуться в аристотелевский мир, то метаморфозе, противостоит перемена сущности при неизменном облике – пресуществление, транссубстанциация (никаких аллюзий к евхаристии!). Примеров не могу найти, но близко к тому подходят истории о порче или о заражении вампиризмом, если принять, что новое «нутро» знакомой вещи или лица есть новая сущность.
Вот то-то и оно! За пределами аристотелевской логики и метафизики и основанных во многом на них богословских концепций оппозиция «сущность – акциденции» абсолютного смысла не имеет. Не только в сказках, но и в старой натурфилософии, и в современной науке даже при самых разительных превращениях – хоть свинца в золото, хоть массы в энергию – никто не ставит вопроса о том, где сущностное, где нет. Меняются свойства, за этими изменениями – перестройка структур и т.д. Про сущность имеет смысл говорить релятивно – применительно к осуществляемой деятельности или ситуации (ну, это ясно, и я про это уже писал).
По-моему, вернуться к Аристотелю в этом вопросе уже немыслимо.
Но возможно ли тогда и как понять православные догматы, где все держится на этих оппозициях?
Ведь вот, например, важнейшее положение: даже грехопадение изменяет образ существования человека, но не его сущность, не его природу – так следует мыслить за отцами. Почему? Разве приключившееся изменение не существенно?
Ответ может быть, подозреваю, один: что сущность, а что (в конечном счете, вопреки очевидности) случайное изменение образа определяет только Он. Если и после грехопадения человек по природе своей остался человеком (а не стал животным, на кого он во многих отношениях похож), то это потому, что он и падшим нужен еще Богу в своем человеческом качестве – планы на него есть.
Но и при, страшно сказать, обожении тогда тоже человек остается человеком – по природе (хотя, говорят, богом по благодати). Значит, его пресуществление, слияние с Богом не предусмотрено.
Это похоже на некоторый ответ…
Tags: /akula_dolly, /alexandrg, /amypp, /kiprian_sh, /olgaw, /readership, Аристотель, Бог, акциденции, грехопадение, изменение, кеносис, логосы, метаморфоза, пресуществление, природа, сущность, человек
Subscribe

  • (no subject)

    Правда, хорошая статья о том, "за что воевали". Про смысл победы и про то, почему ее стоит праздновать, несмотря на все, что этот праздник…

  • (no subject)

    С Днем Победы! Вечным.

  • (no subject)

    Иду по переулку в Гнездо. Навстречу мусульманочка молодая - голова и шея так, знаете, платком укутана. Зырк на меня глазками и кивнула головой. Я…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 63 comments

  • (no subject)

    Правда, хорошая статья о том, "за что воевали". Про смысл победы и про то, почему ее стоит праздновать, несмотря на все, что этот праздник…

  • (no subject)

    С Днем Победы! Вечным.

  • (no subject)

    Иду по переулку в Гнездо. Навстречу мусульманочка молодая - голова и шея так, знаете, платком укутана. Зырк на меня глазками и кивнула головой. Я…