gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

О несыгранной роли в истории (окончание статьи Громыко)

10.
На наш взгляд, методологи не смогли занять управляющую позицию по отношению к процессам перестройки, поскольку в системомыследеятельностной методологии отсутствует и никогда не прорабатывалась проблема государства и государственности. Системомыследеятельностной методологии были чужды вопросы разработки и анализа глобальных экономических и геополитико-экономических моделей. Методология оторвана до настоящего момента от религиозных форм сознания. Прежде всего, от православно христианских форм и религиозной антропологии. В системомыследеятельностную методологию до сих пор не внесен и в ней не проработан весь пласт представлений и идей из этнографической антропологии, то есть из исторической антропологии разных пародов.
И, наконец, последнее – в методологии в настоящий момент отсутствуют комплексные проекты социально-производственных систем, отвечающих мировому уровню развития современного технологического производства. Рассмотрим некоторые из этих блоков проблем более подробно.

11.
В Московском методологическом кружке никогда не ставился впрямую и не обсуждался вопрос государственной политики, не анализировались понятия государства и государственности. Конечно, в кулуарном общении все это было темой обсуждения, но не предметом анализа и проработки. Насколько я понимаю, до 1985 года это не делалось совершенно сознательно. Г.П.Щедровицкий ставил задачу сохранить методологическую школу, не дать ее уничтожить. Проработка же вопросов, касающихся государственной политики, государства и государственности, конечно же, привела бы к вполне определенным результатам анализа и проектам, следствием чего явилась бы прямая оппозиция власть предержащих. Сам Г.П.Щедровицкий для меня по своей позиции всегда являлся «государственником». Во всяком случае, я так его интерпретировал и понимал. Но при этом он был идеальным государственником, государственником по позиции – осуществляя жесткую критику государственного руководства до перестройки. Эта его позиция резко отличалась от настроений шестидесятников-общественников (А.Е.Левинтов, С.Б.Поливанова[10]10 ), считавших существующее государство злом (термин А.А.Зиновьева), которое необходимо уничтожить. Поскольку тема государства и государственности не прорабатывалась, различие позиций не было выявлено, не стало предметом обсуждений и анализа.
Ошибкой (в том числе и своей личной, как члена кружка) я считаю отсутствие этой темы в качестве предмета разработок уже после начала перестройки – с 1985 года. Без анализа этого предмета – государства и исторических форм государственности – тема региональные общественные системы – бессмысленна. Она так и останется сюжетом эксквизитных теоретических изысков и не станет предметом практических разработок, если с людьми из регионов не прорабатывать вопрос, что такое региональная государственность, как должно быть представлено и должно присутствовать государство в общественной региональной жизни.
Следует отметить, что Московский методологический кружок, в отличие от диссидентских кружков, внутренне всегда тяготел к жизнестроительным программам, а поэтому нуждался и в идее государственности, и в практике государственного строительства.
Оставляя в стороне вопросы более конкретного рассмотрения различных типов государственного устройства, государственного права, государственного управления, государственной внешней и внутренней политики, разные типы государств {моноэтнические, политические, светские, религиозные, моноконфессиональные, поликонфессиональные и пр.), обозначим предпонятийные контуры идеи государственности.
Эта идея для нас состоит в историческом формировании для общностей, живущих на той или иной территории, условий существовать в истории, передавать последующим поколениям результаты общественной деятельности и присваивать результаты общественной деятельности предшествующих поколений. Таким образом, государственность определяет условия существования общественной деятельности в истории. Без рассмотрения форм общественной деятельности в истории исчезает субстанциональность культуры. Культура превращается в каналы кастово-элитарной передачи от одиночки к одиночке или от одного члена группы к другому, из рук в руки, высокотехнологических секретов. Исчезает идея культуры народа, которая как раз и является субстанциональной.
Но с уничтожением онтологического представления об общественной деятельности обессмысливается также идея деятельности. Она начинает носить предметно-научный, но не практический характер, поскольку практический характер идеи деятельности заключается в ответе на вопрос, что создано материального и духовного за определенный период времени данной нацией или народом, кем и как присваиваются эти материальные и духовные результаты, каковы типы и формы продуктивной работы общностей, образующих народ, какова творящая субстанция народной жизни. Ключевыми, наиболее выраженными формами продуктивной работы, определяющими и подчиняющими себе все другие формы, могут быть: труд (примат денежно-продуктного обмена), деятельность (ведущая роль и значение технологий), мыследеятельность (усиление роли коммуникации и нетехнологизируемых интеллектуальных функций – рефлексии и понимания). Теоретико-онтологическое представление о деятельности или о труде, или о мыследеятельности является в этом случае спекулятивно-мыслительной попыткой выделить и удержать общественные формы продуктивной активности в истории – при формировании исторического видения.
Подобный взгляд на общественную мыследеятельность, отличающуюся от коллективной мыследеятельности, есть не что иное, как попытка «развернуть» мыследеятельностный подход и использовать его «вспять», «назад» для анализа проблематики, выделенной и поставленной Марксом, – проблематики политической экономии. Возникает вопрос: но при чем здесь общественная мыследеятельность? Общественная мыследеятельность – это не есть государственность.
Государственность есть не что иное, как исторически сложившиеся правила игры и борьбы (построение стратегии, постановка и реализация идей) за общественную деятельность, прикрепленную и укорененную на этой или иной территории, где другими субъектами противоборства («игроками») являются государства, которым вменена общественная деятельность, общественный труд, общественная мыследеятельность (у разных государств по-разному), укорененные на других территориях. Государство может обеспечивать сдвиг, перемещение общественной активности (Л.Г.Закиров[11]11 ) в тот или иной территориальный квадрат, в тот или иной сектор общественной мыследеятельности, может создавать условия для соединения и сращивания на своей территории разных мыследеятельностных форм, заимствуя социо-культурные формы мыследеятельности у других государств. Так, например, нам недурно было бы осуществить соединение и «сращивание» (конкрецию) на нашей российской территории производственной технологической мыследеятельности западных фирм с мыследеятельностью наших опережающих разработок в электронике.
Государство при подобном понимании есть целый класс, целая группа позиций, которыми могут ставиться исторические и даже всемирно-исторические цели. Но для того, чтобы рассуждать таким образом, надо встать на точку зрения субъективности государства, принять, что государство есть субъект, что оно живет в истории. Эта точка зрения Г.В.Ф.Гегеля («Философия права») очень сильно отражает все либерально-демократические институты[12]12 .

12.
Обсуждая проблему государства, государственности, общественной мыследеятельности, мы реально уже перешли к рассмотрению мыследеятельностной геополитики и глобальной мыследеятельностной экономики. Для развития этих взглядов и введения представления о мыследеятельностном капитале как ведущем типе капитала, необходимо возвращаться к старой идее И.Г.Фихте – собственности на деятельность, об основном типе собственности, из которого выводятся другие.
В соответствии с этой идеей формой самодвижения, развития, наращивания – Фихте бы сказал жизни – обладает только деятельность. Процессы развития (наращивания) структур деятельности не описываются и не схватываются в экономических представлениях, но при этом эти процессы определяют экономические закономерности. Ведущим типом труда, определяющим в современной мировой социокультурной ситуации процесс образования стоимости (и ценообразования) выступает мыследеятельность разработчиков технологий. Сама эта мыследеятельность не технологизируется, представляя собой мыследеятельностное интеллектуальное искусство. Ее результатом являются оригинальные технологии, обеспечивающие создание не существовавших до этого продуктов.
Создание новых типов технологий, обеспечивающих использование новых типов материалов и энергий (революции в материаловедении и энергетике), постоянное образование и обучение больших контингентов людей – условия для присвоения ими форм и способов мыследеятельности, воспроизводившихся в структуре технологий, – вот основная форма движения германского и японского промышленного (по сути дела мыследеятельностного) капитала, скупающего сегодня недвижимость в США. Формам движения и экспансии промышленного капитала противостоит финансовый капитал, принцип действия которого основан на сведении живой, не прекращающейся деятельности к результатам «умершей» деятельности – продуктам, опосредованным денежной массой. Но чтобы осуществить это сведение, деятельность надо остановить, то есть разрушить. Поэтому проблема состоит в том, как, не прекращая осуществления деятельности, присоединить к формам движения, обеспечить взаимопереходы, взаимосвязь промышленного капитала и финансового капитала. При подобной организации взаимосвязи промышленный капитал с течением времени подчиняет себе финансовый, «живая» деятельность начинает переопределять саму стоимость продуктов в «мертвой» деятельности, а также цену измерителя стоимости, то есть денег.
Задача нашего государства и состоит в том, чтобы построить форму и способы движения отечественного промышленного (читай мыследеятельностного) капитала и организовать свою систему «переходников», обеспечивающую взаимосвязь отечественного капитала с мировым капиталом – и промышленным, и финансовым. Для этого необходимо было найти способы соорганизации опережающей советской разработческо-научной мыследеятельности с передовой производственной технологической мыследеятельностью Запада. Все остальное – создание рыночной экономики, демилитаризация, демократизация – есть лишь внешние средства для решения обозначенной задачи.
Для того чтобы сделать вышеобозначенную цель общественно востребованной, надо было разгромить миф экономического общества, поставить проблему нового политического целеопределения на собственных, а не заимствованных основаниях. Это можно было сделать, как нам кажется, лишь используя средства деятельностного (мыследеятельностного) подхода.

13.
Чтобы выйти в управляющее отношение к истории, должно быть безразлично, займешь ты подобную позицию или не займешь. Поскольку это не человеку решать. Но проблема анонимности в истории (О.И.Генисаретский[13]13 ), анонимного несуществования в истории, то есть недостижение исторического бессмертия и, следовательно, познание своей конечности, телесности и смертности, невыносима для атеистического сознания методолога. Эта проблема в свое время угнетала Наумова, она явилась одним из пунктов расхождений П.Щедровицкого и С.Попова; является она «трудной» и для меня.
Почему именно атеистического сознания? Поскольку именно в этом сознании на место веры в бессмертие души заложена вера в личное историческое бессмертие любым путем: за счет сотен тысяч страниц рукописных текстов, за счет труда адского и многих лет работы без отдыха. Вполне возможно, что за счет «мотора» самолюбия достигаются невероятные трудовые результаты. Недостижимо на этом пути только одно – формирование религиозной общины, члены которой абсолютно не равны по опыту, способностям, одаренности, таланту и равны в одном – в бесстрашии по отношению к смерти и анонимности существования (или несуществования – что одно и то же) в истории. Религиозной общине противостоит партия, построенная не на любви, а на идее внешнего авторитета (или на кланово-родовых механизмах – это тоже способ решить проблему исторического бессмертия). Драться за судьбу и будущее России партия не может – вот это все уж действительно один раз уже было. Она тут же погрязнет в трясине себялюбивых дрязг.
Для того чтобы управлять во имя России общественно-политическим процессом, методологи должны были бы играть за разные политические фокусы, процессы, организуя содержательную проблематизацию и сохраняя общинно-религиозное единство, то есть духовное взаимопонимание. Я говорю сейчас про идеальную структуру общины, а не про кучку «идиотов-заговорщиков». Наличие подобной общины как формы методологической жизни и есть важнейшее условие управления общественно-историческими процессами.
Перестройка кончилась, но ведь жизнь-то продолжается, да?




















[1]1 Всякая игра предполагает разработку замысла. В ходе проведения игры проверяется реалистичность замысла.
[2]2 Мы везде берем слово демократия и демократический в кавычки, поскольку ничего общего между способами действия данной группы людей и властью народа, на наш взгляд, нет.
[3]3 Это, конечно же, не почтение к предкам, а попытка заставить мертвых действовать вместо себя – некрометастазис, подстановка мертвых.
[4]4 С.В.Наумов – кандидат физико-математических наук, член Московского методологического кружка с 1979 года. Работает в области оккультной проблематики.
[5]5 В этом, на наш взгляд, ключевой пункт понимания той борьбы, которая развернулась в так называемый период перестройки. Борьба ведется вокруг вопроса: сможет ли Россия, русская государственность, русские люди выполнить бесконечные цели?
[6]6 Конечно, более правильно сказать, что ему помогли это не понять.
[7]7 С.В.Попов – методолог, обществовед, системный экономист, руководитель ОДИ, руководитель общественных экспертиз. В Московском методологическом кружке с 1981 года.
[8]8 На этом, как известно, была построена одна из версий, почему Б.Н.Ельцин предстал перед взором своих трезво глядящих на телевизионный экран соотечественников в пьяном виде во время своих лекций в американских университетах: «Коммуняки пленку растянули», – бубнили демократы и либерально-демократически мыслящая шестидесятная сволота.
[9]9 Правда, известен курьез, связанный с написанием статьи про ОДИ человеком, который до этого не участвовал ни в одной ОДИ.
[10]10 А.Е.Левинтов – методолог, географ, руководитель ОДИ, в Московском методологическом кружке с 1982 года; С.Б.Поливанова – методолог, математик, в Московском методологическом кружке с 1975 года, переехала в США.
[11]11 Л.Г.Закиров – методолог, работает в области здравоохранения. Живет в Казани.
[12]12 Насколько мне известно, в 1987 году на ОДИ С.В.Попова в Риге попытка Г.П.Щедровицкого рассматривать на организационно-технических схемах город в качестве субъекта была раскритикована С.В.Поповым и П.Г.Щедровицким (П.Г.Щедровицкий – методолог, член Московского методологического кружка с 1974 гола, работает в области экономики, образования, народного хозяйства, управления). Способ рассматривать такие универсальные единицы, как город, в качестве субъектов была охарактеризована (со слов В.В.Головняка; В.В.Головняк – методолог, специалист по системам искусственного интеллекта и системной математике) как источник тоталитаризма. В пример приводились венецианские дожи, согласовывавшие свою деятельность и не ставившие задачи рассматривать город в качестве объекта сложной геополитической игры.
На наш взгляд, история Венеции знала различные периоды своего существования, знала и такие, когда город являлся геополитическим субъектом, а формы взаимодействия индивидуалистически мыслящих дожей выступали в виде реализационных механизмов венецианского государства. Были, конечно, исторические периоды, когда все рассыпалось до мелких, своекорыстных отношений разных групп дожей друг с другом. И второе. Выделение в качестве идеала Венеции это сумасшествие, которое является по своему истоку прибалтийским: обсуждать своекорыстные игры венецианских воров, у которых под боком находилась величественная Византия – Рим второй, прообраз Рима третьего...
[13]13 О.И.Генисаретский – методолог, культуролог, философ, искусствовед, член Московского методологического кружка с начала 60-х годов.



Tags: Громыко Юрий, Россия, история, методология
Subscribe

  • Свет солнца желтый

    Не уверен, что смогу передать впечатление. Так, околичностями, оговорками... Просмотрел два фильма Маргарет Дюрас, "Дети" и "Jaune le…

  • У "старших братьев" те же споры

    Надо же, и поветрие разоблачительства, и негодующая на него реакция наблюдаются и в иудейском царстве. Только там от лиц сразу перекинулись на…

  • Иов и Аристотель

    В чем разница? pavel_g_m - спасибо ему! - продолжает свои острые и настойчивые вопросы. "Для меня очень важно, что ветхозаветный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • Свет солнца желтый

    Не уверен, что смогу передать впечатление. Так, околичностями, оговорками... Просмотрел два фильма Маргарет Дюрас, "Дети" и "Jaune le…

  • У "старших братьев" те же споры

    Надо же, и поветрие разоблачительства, и негодующая на него реакция наблюдаются и в иудейском царстве. Только там от лиц сразу перекинулись на…

  • Иов и Аристотель

    В чем разница? pavel_g_m - спасибо ему! - продолжает свои острые и настойчивые вопросы. "Для меня очень важно, что ветхозаветный…