gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

О несыгранной роли в истории

Все вспоминают дни ГКЧП. Перечитал статью Ю.Громыко 1994 года "Почему методология и методологи проиграли перестройку?". Гениально, по-моему. И абсолютно актуально - в том числе и концовкой: "Перестройка закончилась. Но ведь жизнь продолжается, да?"

1.
Подводя итоги прошедшему периоду 1985–1992 годов, я впервые получаю возможность осуществить соотнесение двух процессов: условно называемого процесса «перестройки» – того, что происходило со страной, которая раньше называлась СССР, и эволюционирующего дрейфа методологического движения. Если подобное соотнесение удастся, я попробую поставить собственно исторические цели, субъектом которых являются группы методологов. Фактически, проделываемая мною работа есть попытка определить: осмысленно ли ставить вопрос об управлении историей, человеческого ли ума это дело? Сам этот вопрос появляется приблизительно из следующего рассуждения – методологический семинар, кружок, движение не стали управляющей, координирующей группой процесса перестройки, социально-исторический процесс последних лет прошел сквозь них, через них, и они до сих пор представляют и осознают, что происходит в ситуации и что произошло с ними.
Определенные люди, группы и даже значительная по объему совокупность этих групп попадает в бурный поток социально-исторического процесса, и этот поток закручивает, перемалывает все, что попало в него. Затем, когда бурная река выкатит свои воды на равнину, широко и произвольно разольется, – людям объяснят, где мы оказались, что с нами происходит. Методологи опять займутся своим привычным делом, начнут закреплять и оформлять возникшие и сложившиеся практические институты, сформированные и внедренные идеологические штампы понимания, переводить их в форму рассудка. В этом случае налицо гегелевский подход к философии истории, поскольку ...сова-минерва вылетает в сумерки..., когда текст исторического процесса завершен и сложившаяся общественная структура начинает распадаться.
Гегелевская философия истории не претендует на действие. Необходимо навести порядок в сознании, чтобы осуществлять мышление и оказаться сопричастным разуму, начать хотя бы на последних витках процесса воспринимать окружающее и понимать, что, в сущности, происходит. Даже для понимания уже происшедшего и законченного необходимо просветление невероятно высокого религиозно-духовного уровня, иначе так и будешь сидеть в коконе эмоционально непрочищенного переживания и злобы. Но мне казалось, что методология и методологи претендуют на значительно большее – они различают бытие и мышление и могут независимо и параллельно работать с формами организации мыследеятельности, то есть бытия, и с другой стороны, проблематизировать мышление, которое неверно, то есть криво, отражает бытие.
Основной общественный результат, который был получен как итог напряженнейшей работы Московского методологического кружка (принципиальны вклады Г.П.Щедровицкого лично) и который к настоящему моменту не стал достоянием общественного сознания и им не присвоен – это ОДИ-мышление. Предметом этого мышления является самоопределение и действие общественно-коллективной субъективности. Объект, который стоит за данным выделенным и сформированным мыслительным предметом, – это результаты действия коллективов и групп людей в истории. Так понимаемое и так рассматриваемое ОДИ-мышление является прямым развитием русской религиозной философии с точки зрения двух крупных понятий-идей: соборности и стяжания благодати, поскольку именно ОДИ-мышление позволяет ставить вопрос о коллективах и общностях людей в истории не только как о естественно возникающем в истории феномене, но и как об организуемом процессе, искусственно планируемом и специально подготавливаемом. При этом понятие соборности предполагает установление для передачи исторического результата связи между различными коллективами в истории, утверждая тем самым вечность духовных поисков и реализуемых идеальных проектов. А идея стяжания благодати – это, фактически, определенный ответ на вопрос о том, откуда люди, группы и коллективы берут энергию для того, чтобы действовать в истории, и как они создают сверхсущие, сверхразумные символы, обеспечивающие их укорененное существование в истории.

2.
Возникновение такого образования, как ОДИ-мышление, означает, что организационно-деятельностная игра (ОДИ) становится конструктивным элементом методологического мышления. Что, следовательно, можно мыслить цепочками, последовательностями игр, складывая из них предельно сложный и разнородный смысловой, мыследеятельностный организм игры, втягивая их внутрь мышления, трансформируя и изменяя его формальную структуру, оставляя в ней вмятину. Пропущенная через формы осмысляющего, рефлексивно-методологического мышления и понимания практика, которая сама была сформирована и создана на основе методологического мышления, производит его ответную, возвратную трансформацию. В действительности осуществлен эволюционно-исторический такт зарождения-реализации практики экспериментирования с некой инструментальной системой – методологическим мышлением. Оперативно-практические и проектно-прогностические[1]1 возможности данной интеллектуальной функции испытаны.
Некоторый спекулятивно-технический, различительный «порос», определяющий подоснову интуитивно-духовного, но первоначально скрытого порыва, нашел на основе практической реализации способ самовыявления и получил возможность самоисследования, рефлексии и познания. А следовательно, в дальнейшем и серьезной корректировки. Но все это для тех, кто станет или уже является обладателем «пороса» – сумел приживить его или породил собственное жизненное органическое движение в ответ ему, навстречу. Удел всех остальных – рассудочная мертвечина и распад. Но для того, чтобы произошла самокоррекция интуитивно направляемого и осуществляемого самодвижения, должен быть заново дан ответ на вопрос, что есть смерть что есть жизнь, что есть сон и с чем связано пробуждение, с чем связана абсолютно очевидная точка выхода из сна?

3.
Другой важнейший момент конституирования мышления связан с рассмотрением общественно-политических процессов сквозь призму мыследеятельностной проблематизации. Поясним это несколько методологическое выражение «сквозь призму». Мыследеятельность процессов проблематизации начинает рассматриваться как важнейший конструктивный элемент общественно-политических процессов, социальных и социально-этнических конфликтов. Мыследеятельность проблематизации рассматривается как онтологическое основание всякого общественно-политического процесса. А с другой стороны, с точки зрения реально-деятельностной, а точнее, организационно-деятельностной интерпретации, мыследеятельность проблематизации оказывается высшим достижением, образцом, нормой той политической суеты, возни, дрязг, которые волнами и мелкой рябью идут по болоту коммунально-общественной жизни.
Нереализуемость мыследеятельности проблематизации определяется, во-первых, интеллектуальным уровнем политиков; во-вторых, интеллектуальным уровнем участников политического процесса; в-третьих, мировоззренческо-нравственной субстанциональной основой народной жизни. То, что понимание образца проблематизационной мыследеятельности превышает интеллектуальные возможности лидеров-политиков и рядовых участников общественно-политического процесса, может невероятно обрадовать «знатоков» технологических секретов проблематизационной мыследеятельности. Но тем страшнее расплата за эту кастовость и элитарность. Опережение политиков и рядовых участников общественно-политического процесса – это прекрасно. Сложность только в том: угадывается ли и управляется ли интуитивная направленность субстанциональной народной жизни, очень часто напрямую противостоящей ритуальным формам поведения населения.

4.
Что за процедуру мы осуществляли в данном пункте? Мы «вывернули» проблематизационную мыследеятельность из внутреннего «кокона», из внутренних границ и рамок игры – в общественно-политическую ситуацию. «Вывернули» в данном случае означает – стали рассматривать проблематизацию не как результат искусственно осуществляемых в искусственной ситуации приемов игротехники, не как искусственно-естественное включение в этот процесс участников игры, а как естественно-искусственный процесс общественно-политической жизни, направляемой политиками. Таким образом, данный прием выворачивания есть не что иное, как процедура оестествления, приживления определенной технологии проблематизации в другой форме ее существования.
Обнаружение технологии и способа работы за рамками и границами игры и одновременно обнаружение технологии проблематизации в другой форме ее существования, выявление качественно иных характеристик проблематизации при переходе от организационно-деятельностной игры к общественно-политической ситуации – важнейший момент системного, а точнее, полисистемного мышления. Одно и то же образование – в данном случае проблематизация – имеет разную форму существования в разных системах. Найти, построить иную форму существования рассматриваемого образования в другой системе – это значит в принципе установить связь между разными системами. Нас в данном случае интересует своеобразие процесса проблематизации в общественно-политической ситуации.

5.
Проблематизация в общественно-политической ситуации действительно существенно отлична от проблематизации в организационно-деятельностной игре. Существенность этого отличия связана с принципиально разными способами выдвижения оснований, обеспечивающих удержание и синтетическое объединение контрарных, противо- и разнонаправленных сторон или моментов проблемной ситуации. В ОДИ эти основания вводит и задает организатор ситуации. Организатором проблемной ситуации не обязательно является руководитель игры. Данная мыследеятельностная функция – организатор проблемной ситуации – отнюдь не сводится к характеристикам формально-административного места. Организатором проблемной ситуации в ОДИ может быть всякий, кто осмелится и кому удастся быть им. Поэтому при проведении ОДИ существует жесткая норма – осуществить работу в позиции «организатор проблемной ситуации». Но кто займет эту позицию – остается не определено. В силу подобной особенности технологической характеристики процесса проблематизации остается неясным, в чем лежат глубинные, сущностные определения процесса выдвижения синтетического, объединяющего противоположные основания. В случае анализа общественно-политической ситуации преодоление этой неясности, обнаружение сущностных определений становится принципиальным моментом.
Нам здесь могут возразить, что практика системомыследеятельностного подхода строится на следующем постулате: как сделаем, так и будет. Данный постулат невероятно эффективен как способ самостимуляции к действию, но им не описывается и не определяется результативность самостимуляции. Более того, если не определяется объективно, за счет какой силы утверждаются противоположные основания других сил, то формируемый синтез является фиктивным, навязываемым извне. Результатом этого навязывания является разрушение и уничтожение силы или субъекта, осуществляющих навязывание. Если формируемое объединение точек зрения является конвенционально-фиктивным, то силы, стоящие за разными точками зрения, будут в дальнейшем уничтожать друг друга. Так, если анализировать предпутчевое противостояние «коммунистов» и прозападно ориентированных «демократов», то совершенно ясно, что силой, которая могла бы удерживать это противостояние, является группа лиц, действующая исходя из историко-патриотических оснований. И именно процесс превращения этой группы в субъекта, выдвигающего заказ на власть и государственность, был сломан и растоптан событиями путча.
Очень интересно с этой точки зрения выглядит фигура М.С.Горбачева – конвенционального (договорного), «аморфного» проблематизатора, демонстрировавшего понимание одной силы и второй. В ситуации противоборства и непримиримости сил он выступал в функции весьма своеобразного «медиатора» – посредника между силами, который из третьей позиции, не принадлежащей первым двум силам, являл собой эффект чуда. Две несоединимые, противоборствующие стороны в точке контакта с ним гармонично сливались и соединялись друг с другом. М.С.Горбачев выступал для противоположных сторон «деньгами», он выполнял функцию «денег», обеспечивая взаимодействие этих противоположных сторон.
Введение понятия сила в данном параграфе не случайно, поскольку оказывается, что для того, чтобы осуществить проблематизацию и столкновение противоборствующих сил, надо самому принадлежать какой-то иной силе. Обнаружение этой – иной, третьей силы – требует приложения специального волевого и интеллектуального импульса. Но в том случае, если этой третьей силы не обнаруживается, проблематизации не происходит.

Окончание будет.


Tags: Громыко Юрий, Россия, история, методология
Subscribe

  • веселися славный росс!

    По наводке известного конспиролога А.Дунаенва (danuvius) купил книгу аббата-иезуита О.Баррюэля "История якобинства" в переводе…

  • Только Россия...

    Читаю понемногу дневники Л.В.Шапориной (сначала отрывки у sergey_v_fomin, теперь купил двухтомник). Вещь уникальная по охвату - от начала…

  • Таинство как проект жизни

    К теме поста о сне и пробуждении подоспел еще важный текст - старая статья Аркадия Шуфрина " Об отношении к смерти" - старая, но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments