gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:
Заходил в "Фаланстер", купил книжку Филиппа Лаку-Лабарта "Поэзия как опыт" - о Целане.
Почитал немного первое эссе, "Два стихотворения П.Ц.". Зацепила этимология слова "опыт" - от латинского ex-periri - прохождение через опасность.
А первое из двух - "Тюбинген, январь". В нем такое место:
"Приди,
приди ныне
в мир человек,
человек со светозарной
бородой патриархов - он бы смог,
говори он
про эти
времена,
смог
лишь бормотать, бормотать,
ну, да не
же... же"
(пер. М.Белорусца).
В самом деле, что бы сказал Авраам - или Исайя - "про эти времена"?

Стал другие переводы смотреть - их с десяток разных. И набрел на интервью с Борисом Шапиро, который и с немецкого на русский переводит, и (живет в Германии) с русского на немецкий. Так у него про это стихотворение сказано что там он цитирует поэму «Рейн» Гельдерлина, пророка Иезекииля, Кафку и Салтыкова-Щедрина.

Вот это стихотворение по-немецки:

       TUEBINGEN, JAENNER
 
       Zur Blindheit ueber-
       redete Augen.
       Ihre -"ein
       Raetsel ist Rein-
       entsprungenes" -, ihre
       Erinnerung an
       schwimmende Hoelderlintuerme, moewen-
       umschwirrt.
 
       Besuche ertrunkener Schreiner bei
       diesen
       tauchenden Worten:
 
       Kaeme,
       kaeme ein Mensch,
       kaeme ein Mensch zur Welt, heute, mit
       dem Lichtbart der
       Patriarchen: er duerfte,
       spraech er von dieser
       Zeit, er
       duerfte
       nur lallen und lallen,
       immer-, immer-
       zuzu.
 
       ("Pallaksch. Pallaksch.")

Нашел и перевод Шапиро:

Тюбинген, январь
    Глаза, со-
    блазнённые слепотой.
    Их „Исток не-
    понятного светел и чист", их
    память о
    башнях Гёльдерлина, плавающих в воде,
    отражённых
    криками чаек.
    Утонувшие гробовщики являются при
    этих
    погружающихся словах:
    Если бы,
    если б пришёл человек,
    если б сегодня пришёл в этот мир человек
    с бородой из света,
    как у патриархов, и если б
    он о нашем времени
    говорил,
    он бы только
    лепетал, лепетал,
    всё вре-, всё вре-,
    мя-мя.
    („Палакш. Палакш.")

И цитату из Гёльдерлина он там приводит:
Исток непонятного светел и чист. Но и
    Воспетый, ты вряд ли раскроешь секрет,
    Каким начался, таким тебе и остаться.
    Сколь ни бесчинствуй нужда
    И воспитание, всё же
    Основа дана от рожденья,
    И этот сияющий луч, который
    Встречает новорождённых.
    Но где же он, кто,
    Чтобы свободным прожить
    Всю свою жизнь, ...

Вот бы еще распознать другие - Салтыков-Щедрин, надо же!
UPD.
Нашел еще вот это:
„Palaksch“ – неологизм оригинала, непереводимое междометие, звукопись. Современники рас­ска­зы­ва­ли, что когда у Гёльдерлина случались видèния и приступы во время прогулки, то он в ужасе бежал по Тюбингену, сжимая голову руками и крича: «Палакш! Палакш!». В немецком литературоведении нет согласия в том что этот возглас мог бы значить. Я возвожу слово «палакш» к индогерманскому корню п-л-х. Сравните палакш с сегодняшними полыхать, плаха, плашмя, пламя, полымя). Вспомните также Яна Палаха, сжегшего себя в августе 1968 на площади Венцлава в Праге в знак протеста против совет­ской оккупации Чехословакии.
Tags: книги, стихи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments