gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

проблема и творческий акт

Там же, в ОДИ-16:
Итак, мы получили, что про один и тот же объект одна правильная процедура дает результат «А»; другая правильная – «не-А». И вот, когда получилось такое столкновение, противоречие, то на этом, фактически, работа в этой мыслительной действительности прекращается. Мы в тупике. Я фиксирую это как принцип. Предметник, зафиксировавший проблему в форме апории, антиномии или парадокса, должен прекратить работу, ибо в его действительности дальше ничего нет.
И я снова отсылаю вас к своему основному тезису: проблематизация есть механизм развития структур мыследеятельности. Если он философски испорчен, этот предметник, то он должен будет сказать: я дошел до края, до границ наших возможностей, до сих пор наука продвинута, а дальше ничего нет, полотно дороги, которую мы провели в действительности мышления, кончилось – дальше начинается «Зона».
Спрашивается, что же здесь должен делать этот человек? Еще раз подчеркиваю: на мышление ему больше опираться нельзя, поскольку человечество не довело это мышление до того места, куда он попал или вступает.
В этом смысле апория или парадокс есть граница мыслимого. А что же остается этому человеку – с психологической точки зрения? Остается сам этот человек, остается наедине с самим собой. И он теперь должен совершать креативный акт. Но с другой стороны, дело не так печально и страшно, поскольку каждый человек есть микрокосм. Значит, у него остается все то, что знает человечество и что он может узнать.
Отсюда – стратегия решения проблем. … Что на¬до? Надо оглядеться кругом: авось там есть то, что разрешает эту проблему. Выскочив за предметные границы, мы из области профессионального мировоззрения, попадаем в область всего того, что имеется. Отсюда тезис: нужно быть уже не профессионалом, а чем-то немножко большим. Но никакого метода, метода решения проблем, тут не может быть в принципе. Это каждый раз есть креативный акт, и каждый раз вам либо повезло, либо не повезло решить эту проблему.
Еще раз возвращаюсь к определению проблемы. Ведь что такое проблема? Это когда у третьего, который зафиксировал ситуацию, нет способа действия. Что делать, он не знает. Ему остается только искать. Авось что-нибудь есть. Далее: а проблема ли это? Может быть, это лишь фиксация тупика. Проблема ведь должна содержать ответ на вопрос, чего нам не хватает, чего мы не знаем. Причем сначала это знание о незнании, знание о том, чего у нас нет. А потом – знание о том, что нам нужно и что должно быть.
Теперь возникает очень интересный вопрос. Откуда мы можем получить как первое, так и второе?
Я делаю здесь важное утверждение. Вообще-то, поиск методов решения проблем всегда связан с отказом от предметной действительности и поворотом сознания на действительность самой мыследеятельности. Когда человек зафиксировал апорию, парадокс как тупик и остался сам с собою, то у него есть его деятельные или мыслительные силы. И если он ищет решение проблемы, не глядя на себя, т.е. без действительности мыследеятельности, зафиксированной в чистом мышлении, только в реальности того, что он может, то можно только наткнуться на решение, потому что сознание туда, в реальность, не проходит и ничего не высвечивает. Либо ему свезет, либо не свезет. Но ведь мы хотим иметь метод решения проблем. И тогда мы должны анализировать собственные возможности и обратиться, следовательно, к другой действительности. Это сформулировал еще Декарт. Отсюда его идея пространственной организации действительности мышления. Если мы работаем в одной плоскости, а в другой плоскости мы зафиксировали эту апорию, скажем А и не-А, то теперь мы должны повернуться в третью действительность, действительность, в которой изображена наша мыследеятельность, и там увидеть этот метод. Но ведь это и есть ортогональная организация плоскостей.
Из предметной действительности никогда нельзя увидеть того, что соответствует этой ситуации. И отсюда я бы высказал тезис (я сейчас не знаю, я его сам выдумал или прочитал где-то – может, у Декарта): методом решения проблем является общая теория мышления и деятельности. И обратно: только общая теория мышления и деятельности дает нам метод решения проблем.
Что мы получаем, если мы имеем эту действительность, где представлены структуры мышления и деятельности? Как это красиво писал Кондорсе в работе 1793 г. «О прогрессе разума», мы наши собственные структуры мыследеятельности кладем перед собой и начинаем их разворачивать конструктивно-технически, инженерно. Мы работаем с ними как с вещами. Поэтому я говорю: это и есть знаменитая проблема распредмечивания, но в своей позитивной форме. Не как распредмечивания, а как сложного пространственно-организованного опредмечивания. Дело не в том, чтобы решатель проблем был профессионалом широкого кругозора – у него мышление должно быть методологически организовано. В этом, собственно, оправдание методологии. Что такое методология? Методология – это способы и формы решения проблем. Они должны быть так пространственно организованы, что есть предметная действительность, где возникают противоречия (множественные), и есть представление о мышлении и деятельности, в том числе коллективной, в динамике их развития.
Но ведь что я сказал? Проблемы и проблематизация есть механизм развития. И нужны они, чтобы развиваться. Но если у вас есть система и вы ее можете развивать просто так, впрок, то спрашивается, зачем вам проблемы? Оказывается, в этой общей теории мышления и деятельности или в теории мыследеятельности заложена сегодня основная креативная идея: мы в своей мыследеятельности – как индивидуальной, так и коллективной – можем реализовать проблемы по тем схемам, которые я рисовал, т.е. создавать разрывы проектно и не ждать, пока затруднения возникнут.
Но если они возникают, эти затруднения, – я опять возвращаюсь назад, к проблемной ситуации, – то мы можем всегда находить соответствующую точку и искать те структуры мыследеятельности, которые вывели бы нас из этого состояния. То есть опять становиться на точку зрения широкого профессионала, но только работать теперь в этой плоскости.
Но есть одна тонкость. Если мы попали в конфликтную ситуацию, ситуацию затруднения, а это всегда ситуация, когда цели не соответствуют нашим средствам, если у нас возникли какие-то рассогласования в наших машинах мыследеятельности и мы их должны усовершенствовать, то, вообще-то, мы можем усовершенствовать в самых разных направлениях, поскольку есть воронка развития: я могу идти сюда, могу – сюда.
Декарт говорил: все науки – дерьмо, строить нужно только общий метод, методологию или учение, и все ученые, сколь велики они ни были, всегда подмастерья. Это – великое окаянство. Будет оно обеспечено или не будет? Всегда вроде бы обеспечивается.
А если вы возьмете А.Эйнштейна, то он говорил: перестаньте задавать вопрос «что такое время?» – щупайте процедуры измерения времени; когда вы поймете, что это такое, у вас проблем не будет. Конечно, ошибка. Потому что проблемы будут снова и снова. Но эти – будут сняты или разрешены.
Но мы всегда выбираем лишь одну из многих возможных траекторий. И поэтому проблемная ситуация нам не нужна.
А теперь представьте себе, что у нас здесь коллектив. Коллектив, который начнет здесь завтра играть. Сидят пятнадцать человек. Среди них дизайнеры, архитекторы, социологи. Возникла конфликтная ситуация. И теперь им говорят: нужно проблемы фиксировать. Для этого сначала нужно задать оппозиции, затем определить основания. Оппозиции перевести в содержательные. «Проблематизируйте!» – говорит организатор. Поджег бикфордов шнур, и начали проблематизировать, каждый в меру своей испорченности, и полетели в разные стороны. И каждый из них, лучше ли, хуже ли, прицелился и огляделся – это произошло. Вместо одной траектории – много.
У каждого из них – осколки его прошлой ситуации, конфликтной. И у каждого были свои цели. Но они теперь становятся очень смешным символом его прошлой истории. Ибо цели пересматриваются, старых целей уже быть не может.
Нам постоянно задают вопрос: вот вы, разрабатывая свою методологию, как решаете наши проблемы? А я каждый раз отвечаю: да видали мы ваши проблемы в белых тапочках! Носитесь с ними! Если мы вышли на проблематизацию, у нас уже не может быть ваших проблем, точно так же, как и ваших целей. Мы же в развитии!
И мы никогда не знаем, что делать с этим прошлым – то ли это прошлое тянуть, то ли оставить его гнить там дальше. Но вроде бы, если мы культурны, то – тянуть. Тогда мы вспоминаем, что у нас тут эта нить Ариадны прикреплена, и мы, хотя и улетели, но она не порвалась. Мы ее тогда снимаем, на сучок накрутили и начинаем смотреть, где осталось это прошлое. Составляем себе ретроспективную историю – теперь уже по тому, куда мы прилетели. Поскольку теперь нужно всю прошлую культуру осмыслить с точки зрения нашего нового положения.
И проблема вроде бы осталась только у организатора. Потому что он-то парит над тем прежним местом, где взрыв произошел. И у него один участник туда улетел, другой – туда, каждый нитку протянул, и надо это как-то все соорганизовывать. Какие средства у него есть? Вроде бы программа, программа для проблем. Что значит программа? Все эти нитки собрать – все то, что получилось в результате взрыва, этот конус, опять собрать в точку, то бишь представить как развитие структур мыследеятельности через эту работу.
Tags: ОДИ, Щедровицкий, проблема, проблематизация, творчество
Subscribe

  • про инклюзию

    Это, если кто не знает, создание условий, чтобы инвалиды разной формы и степени, жили в одном мире со "здоровыми". В более узком смысле,…

  • Свет солнца желтый

    Не уверен, что смогу передать впечатление. Так, околичностями, оговорками... Просмотрел два фильма Маргарет Дюрас, "Дети" и "Jaune le…

  • Дети...

    Аришка занимается по Таниной программе с 4-летней Верочкой. Поет песенку с текстом из нот: фв-ми-ре-до... На вопрос, понравилась ли песенка: Да! Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment