gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

СИРОТЫ 375: в Приюте Святой Марии, или ЦССВ имени Россолимо

Итак, сейчас (с сентября 2014) место, в которое я вчера ездил, называется Центром содействия семейному воспитанию им. Россолимо. Я давно хотел здесь побывать, звонил еще в прошлом году, но попал как раз в тяжкое время реорганизации, было не до гостей.
А рвался я сюда из-за истории этого заведения, которое существует с 1873 года, основанное как Убежище или Приют Святой Марии для неизлечимо больных детей. Менялись названия – после революции «детский дом», который со смертью в 1927 работавшего здесь с 1907 г. Г.И.Россолимо был назван его именем, потом «школа-интернат», теперь вот ЦССВ. Менялось местоположение – приют был на Швивой горке, где сейчас высотка на Котельнической набережной, с 1949 года в Измайлово, рядом с парком, а в 2007 году переехал в специально построенные корпуса в Кожухове, где я и побывал. Несколько менялась специализация: долгое время здесь содержались дети с умственной отсталостью, позднее – с задержкой психического развития (различие принципиальное – сейчас они получают основное среднее образование, 9 классов). Но это – незаслуженно краткая историческая справка, очень рекомендую исторический очерк на сайте, тем более, что он результат большой изыскательской работы с участием детей.
Разговаривали большую часть времени с Татьяной Ивановной Прохоровой, старшим воспитателем (в интернате 15 лет, по образованию учитель физики). Только уже в конце к разговору присоединилась директор Татьяна Александровна Тюрина (она ездила в школу) и еще чуть позже Вера Ивановна Аникина, замдиректора по УВР. Но кто что именно мне сказал разделить по памяти трудно, тем более, что все они (как и временами присоединявшийся замдиректора по безопасности Алексей Викторович Самомыленков) в суждениях были едины.
В том, что я услышал и о чем спрашивал, сплелись воспоминания о жизни и работе приюта (буду так его называть), еще недавней, и тема происходящих изменений.
Вот, скажем, директор ездила в школу – какую? Одно из преобразований – то, что у приюта отобрали образование, которое он успешно давал детям десятилетиями, сложив прекрасный коллектив и накопив огромный опыт. Чтобы не потерять все это, директор добилась разрешения создать здесь филиал кожуховской средней школы –  так что дети пока изменений не ощутили…

Сейчас здесь 61 воспитанник  (еще в прошлом году было 90). Возраст с 10 до 18 (когда-то было и дошкольное отделение).
Говорим о персонале. Т.И. о директоре: замечательная, благодаря ей все держится, «мамка настоящая». Персонал сложился за много лет, все преданы своему делу. Рассказывает, как переезжали из Измайлово, никто не ушел, квартиры обменяли.
Учителя продолжают работать как прежде, также остаются после уроков помогать в самоподготовке.
Воспитателям в связи с реорганизацией приходится доучиваться на курсах, организованных департаментом – на соцпедагогов (кстати, за свой счет).
Спросил про зарплату – хорошая, но точных цифр не знает, там ведь надбавки разные, стимулирование, каждый месяц по-разному.
На сайте прочитал, что существует наставничество опытных педагогов над новичками.

Образование. Заинтересованный тем, что здесь дети сейчас получают9-классное образование и поступают в колледжи (Т.И. сказала, что почти 100%, а некоторые после колледжей в вузы), я спросил, решили бы они задачу про двух велосипедистов (которую мы давали в смоленских интернатах). Ответ: нет. Их по-другому надо учить – чтобы видел, потрогал, и главное: объяснить, для чего это пригодится в жизни… Это интересно и в целом понятно, но встает вопрос: а как их учат в колледже, там тоже особый подход?
В целом раньше учились лучше, меняется контингент. Ну, об этом везде говорят.
Много и подробно Т.И. говорит о проектах. Каждый год – своя тема. Много связано с историей. Очень увлеченно изучали и продолжают изучать историю приюта. Тома уже накопились результатов. Жизнь и работа Россолимо. Ему посвящен целый отдел в Музее приюта.
Как и везде военная тематика. Города-герои. 70-летие Победы. Но одно и то же везде по-разному.
Т.И. рассказывает, как в измайловский период дети обнаружили в парке заброшенный памятник героине Сталинградской битвы Наташе Качуевской, прибежали: дайте нам бетон, мы его поправим. Этого им не разрешили, но памятник был восстановлен и россолимовцы за ним ухаживали, когда переезжали, передали другой школе.
Изучили все окрестности, улицы (обнаружилась по соседству улица имени Н.Качуевской). Составили списки ушедших на фронт, погибших и тех, кто вернулся. Навещают ветеранов.

Спрашиваю про поощрения и наказания. Главное поощрение – похвала. Грамоты, благодарности за успехи в учебе, в спорте – для них есть специальный угол. Линейка – лучшие из лучших получают подарки. А наказания? Отсутствие похвалы, публично пристыдить: смотри, ты же тоже мог бы.
Ставят на учет в Совете профилактики правонарушений. В совет входят директор, соцработник, зам по ВР, ст. воспитатель, врач, представитель Комиссии по делам несовершеннолетних. Объясняют, чем это грозит. Составляется индивидуальный план работы. За нарушителем закрепляются педагог, психолог. Прошло время без нарушений – снимают с учета.
Каждый месяц приходит представитель МВД рассказывать о законах.
Основные нарушения – это воровство, побеги. Кто бежит? В основном те, что привыкли к воле (тоже мне говорили в Кардымово).

Дополнительное образование. Раньше было 10-12 кружков, сейчас в связи с сокращением числа детей, сокращают ставки. Много работают с компьютерами.
Живут группами («семьями»). Группы есть разновозрастные, есть составленные только из мальчиков и только из девочек одного возраста (для удобства организации учебы).
Детского самоуправления я не обнаружил, возможно, здесь это неактуально.
Про воспитание самостоятельности. Самостоятельного выхода из интерната нет – «мы за них отвечаем». Но каждое воскресенье – экскурсия в город: запоминают улицы, учатся ориентироваться. Самостоятельно передвигаются продолжающие здесь жить студенты колледжей.
Все умеют – шьют, вяжут, гладят. В Измайлове занимались пчеловодством. По всему Измайловскому парку повесили расписные скворечники – название проекта «Птичья столовая».
Есть оранжерея, огород, но летом, когда надо работать, дети на юге (сейчас в Крыму). Это о трудовом воспитании. Здесь особенно остро чувствуют потери от ухода из школы труда – для этих детей это основа образования.

На вопрос о чтении Т.И. рассказала про конкурс чтения – чтение и рассказ о смысле прочитанного. Интересно было бы посмотреть, как он проходит.

Телевизор. Доступ к трем программам. «Остальное им смотреть незачем».
Про общение с кровными семьями: мало, незачем, что хорошего он там увидит, если мать пьет. Родственники навещают – с разрешения муниципалитета.
Зато работу по семейному устройству «Центру» вменяют как основную. Есть план (!): 18 детей в год. Есть школа приемных родителей, Т.И. говорит: очень хорошая. Занятия ведут здешние работники – психологи, соцпедагоги.
Про бытовые условия рассказывать не буду, в следующем постинге – экскурсия с фотографиями.

Выпускники. «Все про всех знаем». И раньше знали, а теперь официально одна из функций – постинтернатное сопровождение. Поступление на учебу, учеба. Получение жилья: поселяем, обставляем. Все это по договору. Не все хотят, некоторые предпочитают самостоятельность.
Все мальчишки хотят в армию.
Интернат посещают, приходят с семьями, с детьми.
(У В.И.Аникиной такое промелькнуло: здесь им так хорошо, что у многих появляется желание отдать сюда детей на воспитание).

У приюта много попечителей – Институт управления, институт МВД, Военный институт…
Есть «Совет Дома», состоящий из работников приюта – нашел положение о нем на сайте.

В самом конце разговора, уже в расширенном составе, мне рассказали о последствиях реорганизации. Про школу я уже сказал. Но отобрали и медицину. Была «Территория здоровья». Свои кабинеты стоматологии, физиотерапии, бальнеологии, два массажных кабинета, лечебная физкультура. Ничего этого сейчас уже нет, как будут решаться вопросы профилактики и лечения, неясно. Фтизиатр приходит на два часа в неделю – во время уроков, добавляет В.И.Аникина.
С семейным устройством – спешка. Я знаю про так называемый «пилотный проект», писал о нем: иногородних побуждают брать детей на воспитание, предоставляя жилье в Москве. Что движет этими людьми. Т.А. приводит пример пара, 53 и 58 лет берет ребенка – «что они могут?».
Разговор печальный.
Напоследок Т.И. ведет меня показать, как здесь живут.
Subscribe

  • с тем, что дорого, хочется поговорить

    Мы склонны олицетворять то, что мы любим, почитаем, что для нас важно. В сегодняшнем разговоре, где эта тема всплыла, речь шла о Новом Завете, и один…

  • природа и вопрос

    Прогулялись вчера вдоль реки. А что это за цветок?

  • Логико-философский сон

    Во сне, сдавая экзамен по философии и выбрав тему "Лейбниц", доказывал, что прав Кутюра и принципы противоречия и достаточного основания -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments