Top.Mail.Ru
? ?
старый гляжу

gignomai


Журнал Владимира Рокитянского


Previous Entry Share Flag Next Entry
СИРОТЫ 354: к итогам Топорков (3)
аква 2
gignomai
Попытался я в общем виде рассмотреть ситуацию поощрения-наказания, но спасовал: трудно, много факторов и вариантов. И решил сделать это на конкретном примере. В Топорках платят детям не только за хорошую учебу, но и, например, за участие в оркестре русских народных инструментов. Такую конкретную ситуацию легче представить во всех ее аспектах и вариантах и я могу опираться на эмпирию. А к тому же есть Танин опыт работы со школьным оркестром.
Заодно повыясняем, что такое художественное воспитание, что дает развитию детей музицирование.
Вопросы, на которые мне нужны ответы - такие: 1) зачем оркестр? какие педагогические (или другие) задачи решаются с его помощью? 2) какие из этих задач - или какие-то еще - решаются с помощью топорков (оплаты)? и 3) какие побочные, хорошие или дурные, последствия проистекают из того и другого?
Итак, оркестр как средство воспитания. Чтобы не ломать голову, возьму из пособия, написанного женой:
Здесь, в оркестре, находит себе применение, совер­шенствуется все, усвоенное на предшествующих этапах, и приобретаются новые музыкаль­ные качества (навыки гармонического, полифонического, тембрового, ритмического слуха, слуховой контроль и многое другое).
Но, пожалуй, главное – это то, что в обстановке совместной работы происходит социали­зация личности, дети получают ценнейшие социальные уроки. Не случайно ведь слаженный коллектив, а подчас – идеализируя – и общество в целом уподобляют оркестру. Оркестр, и правда, представляет собой общественный организм со сложной системой отношений между единицами и группами, с множеством социальных ролей. В нем есть свои «атланты», кото­рые держат на себе весь остов музыкального здания, но полнота и совершенство достигаются не ими одними: свой вклад вносит каждый оркестрант. И это свойство оркестра имеет ог­ромное педагогическое значение: каждый ребенок, независимо от своих музыкальных дан­ных, играя в оркестре, может ощутить радость от коллективной работы, ответственность за свой личный вклад в общую красоту звучания музыки, разделить общий успех или извлечь урок из неудачи.
Вспоминаю яркий пример: восьмиклассники играли на школьной сцене «Бабу-Ягу» Чай­ковского. Ближе к концу пьесы группа виолончелистов явно не справлялась с темпом, звуча­ние превращалось в кашу, дети отчаянно пытались выплыть. Я взглянула на трубача Женю, который должен был вступить после виолончелей – хотела подготовить его взглядом к пред­стоящему сложному моменту и... залюбовалась им. Обычно скорее вялый, чем бодрый, сей­час он стоял с поднятой трубой, не спуская внимательного взгляда с виолончелистов и всту­пив удивительно вовремя, спас все исполнение. Это ли не опыт ответственности, внимания, проявления воли?!
Дети, обучающиеся игре на каком-то инструменте в музыкальной школе или индивиду­ально с педагогом, на занятиях оркестром получают возможность заняться «педагогической практикой», помогая учителю или одноклассникам, а также исполняя более сложные, соли­рующие партии.
В классе всегда есть и такие дети, которые могут очень мало: они, как правило, весьма ответственно и точно исполняют свои простейшие партии. И они также незаменимы в кол­лективе.
Выделяю для простоты самое существенное: 1) опыт кооперации, согласованной работы, взаимопомощи, 2) собственно эстетическое развитие, опыт красоты. (Второе - отдельная, очень интересная тема, вынесу пару мыслей-вопросов в отдельный пост),
Здесь, при обсуждении "топорков" (поощрения-наказания) мне важно вот что: а достигаются ли эти педагогические цели привлечением ребенка в оркестр за плату? Или так: что достигается и как это связано с целями воспитания?
Первый ответ на поверхности: ребенок Вася попадает в пространство оркестирования. И что?
Далее. Оркестр - довольно громоздкое, требующее организации и дисциплины, коллективное дело. Поэтому, если в нем нужен гармонист и нв эту роль годится Вася, то его желательно туда залучить, даже если он этого не хочет. Топорки вполне решают эту задачу. Но педагогика пока что не причем. (Здесь уместно припомнить, что и само существование оркестра может служить не только воспитанию детей, а, например, удовлетворению тщеславия директора и учредителя, зарабатыванию каких-то благ для школы и т.п.).
Но есть и другой смысл. Не попробовав, Вася не может знать, что такое оркестрирование (это к любой впервые осваиваемой деятельности относится, кстати). Так что залучение его в оркестр - необходимая предпосылка педагогического воздействия этого инструмента. В этом и состоит оправдание всех внешних мотиваторов, от розог до платы или похвалы: залучить, чтобы создать воспитательную ситуацию.
Здесь встают два вопроса.
Во-первых, какие побочные эффекты оказывает применение того или иного внешнего мотиватора. Давно выяснены издержки телесных наказаний: унижение и страх - не то, что мы хотим воспитать в ребенке. (Тут вопрос индивидуальности и меры, но я это сейчас не обсуждаю).
Работа за похвалу, за признание окружающих - тоже палка о двух концах: есть такой грех - человекоугодие.
Привычка работать за плату связана с корыстолюбием.
На самом-то деле, мне важнее даже не эти моральные аспекты, а то, что это отвлекает от педагогического raison d'être рассматриваемого педагогического средства... Заметим это.
Во-вторых, достаточно ли простого попадания в ситуацию? В состоянии ли ребенок воспринять ее прямое воздействие? Наверно, когда как, да? У кого есть задатки к восприятию красоты происходящего, впечатлится (мне вспоминаются легендарные посланцы кн. Владимира в Константинополь: "Мы как будто на небе попывали..."), а с чьим-то вниманием, восприятием, пониманием, иышлением надо еще поработать. Таня всегда обсуждает со своими оркестрантами - что это было?
Вот об этом подумать - о триаде "аффект - понимание - мышление" в воспитательной ситуации и о значении предпосылок, того, с чем ребенок уже входит в ситуацию.