gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

про норму и творчество - не сдадимся

Здравствуйте, Виталий.
Я начну с того, что, извинившись, отложу до времени ответ на Ваше предыдущее письмо с изложением Вашей концепции 4-х философских подходов и, соответственно, от предложения рассматривать мои суждения в рамках феноменологического подхода. Не вполне понимаю, как это поможет нашему обсуждению.
А вот цитаты из Г.П.Щедровицкого очень кстати, и о них я обязательно выскажусь.
Но прежде мне хочется вернуться к самому началу, к базовым понятиям, а именно к связке «норма–реализация» в теории воспроизводящейся деятельности – чтобы понять, одинаково ли мы с Вами их понимаем. Простите мне большой объем этого письма и то, что я буду повторять хорошо известное, но мне себя нужно проверить – возможно, я где-то здесь, в самых исходных понятиях что-то напутал, и Вы меня поправите.

Итак, деятельность воспроизводится за счет 2-х механизмов – трансляции норм в культуре и их
реализации в социуме. С трансляцией никаких подозрений на возможность разного понимания у нас, кажется, не было. Для того же, чтобы уяснить дело с реализацией, вспомним, что понималось в классических текстах ММК под «нормой». По-моему, так: к нормам в широком смысле слова относятся собственно нормы (предписания, запреты), эталоны и образцы. Соответственно, реализация нормы – это выполнение предписания или запрета, следование эталону или воспроизведение образца. Каждый элемент деятельности реализует в вышеуказанном смысле норму, этим и обеспечивается воспроизводство, т.е. тождество, деятельности во времени, в смене поколений деятелей.
В тех же классических текстах, как я это понимаю, нарушения норм (отклонения от образцов и т.д.) не рассматривались как часть воспроизводства, а «дефектные» реализации как часть деятельности. Они мыслились либо как случайные отклонения, «выпадающие» из процесса воспроизводства за счет неизменности транслируемых норм, либо же, если закреплялись в культуре, как культуротехнические.
Вводя свое понятие стандарта, охватывающее и норму, и ее нарушение, и все санкционные и компенсирующие акты, Вы, как я понимаю, были движимы желанием придать деятельности вполне универсумальный характер (всё есть деятельность). Ошибки и преступления также принадлежат универсуму. Правы ли Вы, утверждая сейчас, что Г.П. мыслил так же? Приводимые Вами цитаты, вот эта, например – «Эта связка [норма – реализация] выступает как одно из важнейших онтологических определений всех без исключения (выделено мною ВД) явлений нашего деятельностного мира» – как будто бы это подтверждают.
Но тут, по-моему, есть тонкость. В классическом варианте каждая норма обеспечивала воспроизводство некоторого элемента деятельности. В Вашем, расширенном,так говорить уже, по-видимому, нельзя: ошибка или преступление сами по себе воспроизводство никакой части деятельности не обеспечивают (они, наоборот, ему мешают). Чтобы восстановить соответствие «норма – воспроизводимая часть деятельности», нужно брать, очевидно, некоторые связки из нарушаемой нормы и санкционно-компенсаторных механизмов…
Но тогда встает вопрос: что же воспроизводится – не по факту, эмпирически, а нормативно?
Мне вспоминается (проверьте меня, пожалуйста), что в ММК очень резко различались деятельность и поведение. Поведение, конечно, входит в состав всякой деятельности, но теория воспроизводящейся деятельности не про него, включая и понятие «норма–реализация». Оно (поведение) нормируется, но в основном опосредованно, через нормирование тех элементов деятельности, в которые оно входит. Если так, то мне становится понятно место всяческих аномий – они не принадлежат структуре деятельности как деятельности, а входят в ее морфологию, т.е рассматривать их нужно на более низком уровне системного анализа.
Таково мое первое усомневающее соображение.

Второе относится не столько к Вашим суждениям, сколько к моей собственной первоначальной постановке вопроса. Я, видимо, в самом деле был неправ, спрашивая Вас о месте творческого акта в Вашей онтологии деятельности. То, что в ней может быть названо творчеством, инновацией это, конечно же, всегда какое-то структурное подразделение деятельности и как таковое оно не может не быть нормировано: я, скажем, до середины прошлого года работал в НИИ инновационных стратегий развития общего образования, т.е. входил в состав коллектива «творцов по должности». Но я, задавая свой некорректный вопрос, имел в виду, разумеется, не это – и Вы справедливо требовали, чтобы я объяснил, что.
Попробую. Для этого я обращусь к идее, получившей разработку в поздний, мыследеятельностный, период ММК: схеме ортогональной организации мышления и деятельности. Приведу эту схему и для краткости объяснение, которое дано в нашем глоссарии методологических понятий:

Ортогальные плоскости
Представление целого мыследеятельности через ее «проекции» на ортогональные друг другу «плоскости», одна из которых называется мыслительной, онтологической, или объектно-онтологической, другая — деятельностной, или оргдеятельностной.
Такое представление позволяет работать с каждой из проекций как с действительностью, подчиняющейся только «законам» вполне определенного рода, действующим на данной плоскости: только «законам» мышления на мыслительной плоскости и только «законам» деятельности — на деятельностной.

Так вот, я прихожу к мысли, что Вы все время работаете в онтологической плоскости (Вы это и говорите: онтология деятельности), а мой вопрос относится к оргдеятельностной -плоскости. Я, допустим, стою перед проблемой, для которой – в отличие от задачи – в культуре нет решения и, конечно же, мое решение не может быть реализацией никакой нормы – ни предписания, ни образца (их нет), а запреты, если есть таковые, относящиеся к способам решения близко лежащих задач, я обязан нарушить. Потом, когда решение будет найдено, отрефлектировано и помещено в культуру, появится новая норма. В истории математики это хорошо видно, в расширении понятия числа: отрицательные числа, иррациональные, трансцендентные, исчисление бесконечных множеств… – все это через нарушение норм.

И, как обещал, отнесусь к цитатам из Г.П. (одну я уже рассмотрел).
«... поскольку в нас заложена возможность творчества, мы можем и должны не только сообразовываться с нормами человеческой деятельности, но и преодолевать эти нормы, перешагивать их, создавая тем самым новые нормы. … человек перешагивает нормы, он творит их. … он всегда при этом должен помнить, что он может эти нормы нарушить. И такое нарушение норм деятельности, возможно и есть норма его индивидуального существования» (Щедровицкий ЗиД 1971/2005 с. 55).
Здесь, на мой взгляд, очевидное противопоставление норм определенной деятельности и творчества в этой же деятельности, требующего нарушения ее норм. Слова «норма» в последнем предложении  есть нечто иное, норма (= принцип) индивидуального существования, а не воспроизводящейся деятельности.
«Эта связка [норма – реализация] выступает как одно из важнейших онтологических определений всех без исключения (выделено мною ВД) явлений нашего деятельностного мира» (Щедровицкий 1999, с. 125). См. выше о различии деятельности и поведения.
«... осуществление всякого (выделено мною ВД) действия или деятельности, является реализацией культурных норм» (Щедровицкий МПР1996/2005, с. 38). То же.
«Если мы берем какой-то процесс решения задачи, то, с одной стороны, каждый кусочек в нем имеет отражение в средствах и нормирован, с другой же стороны, каждый процесс мышления всегда, и именно потому, что он нормирован во всех своих кусочках, является творческим – от начала до конца. Это всегда есть результат индивидуальной, здесь осуществляемой деятельности, мышления, рефлексии и т.д. В этом смысле вообще нельзя противопоставлять творчество и нормировку; творческое всегда нормировано, во всех своих морфологических кусочках, и оно, вместе с тем, всегда творческое как сложная конструкция» (Щедровицкий МПР 1996/2005, с. 39).
«Мы должны показать две принципиальные вещи: сначала – что этот процесс [решения] соответствует этому схематическому [нормативному] представлению, а потом – что этот процесс ему не соответствует, что в нем есть какие-то добавки. Чем они определены? Спецификой личности? Непосредственно – да, но опосредованно – это есть комбинация других норм, других средств; их комбинация создает то, что характеризует здесь личность, они тоже нормированы» (там же, с. 40).
Вот здесь, по-моему, прямо про то, что я попытался выразить выше: нормирована поведенческая морфология, но не нормирована «сложная конструкция» творческого акта.

Tags: Дубровский, методология, норма, творчество
Subscribe

  • Смотрю Беларусь: Раков 2

    Вечером Нина повела нас в "Соловьиную рощу". Точнее, мы подъехали на машине к какому-то детскому лагерю, машину оставили и пошли через…

  • кот серафический, молчащий

    Это - Вам. Flamber. ru Кот, бабочка, свеча Chat séraphique, chat étrange¹ Ch. Baudelaire I Из подозренья, бормотанья, из…

  • любителям кошек

    По пути в деревню повстречалось семейство кошек. Задумчиво-нежный: Мрачный философ: Не хочу Вас видеть, надоели: Их, на самом…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Смотрю Беларусь: Раков 2

    Вечером Нина повела нас в "Соловьиную рощу". Точнее, мы подъехали на машине к какому-то детскому лагерю, машину оставили и пошли через…

  • кот серафический, молчащий

    Это - Вам. Flamber. ru Кот, бабочка, свеча Chat séraphique, chat étrange¹ Ch. Baudelaire I Из подозренья, бормотанья, из…

  • любителям кошек

    По пути в деревню повстречалось семейство кошек. Задумчиво-нежный: Мрачный философ: Не хочу Вас видеть, надоели: Их, на самом…