gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

ЧТО СДЕЛАНО И ДОДЕЛЫВАЕТСЯ С СИРОТАМИ В МОСКВЕ 2

Прошло уже два года, можно посмотреть, как все это реализуется
Активность новой власти впечатляет, перемены идут быстро и по всем названным в Модели направлениям. Коротко, по пунктам. Источники – публичные выступления руководителей ДСЗН, прежде всего А.З.Дзугаевой.

Организация индивидуальной профилактической работы с каждой семьей и т.д.
«Необходимо изменить сам подход к этой работе. Сегодня она строится по заявительному принципу, в ожидании, когда семья обратиться за помощью сама. Но зачастую семьи сами не понимают, что находятся в глубоком кризисе» – так формулировал смену подхода глава ДСЗН В.А.Петросян. А.З.Дзугаева раскрывает, как именно это делается:
«В 26 центрах и 72 отделениях социальной помощи семье и детям сейчас формируются службы по индивидуально-профилактической работе. Они усиливаются кадровыми специалистами, перегруппировкой сил внутри самих центров и отделений. … В каждом районе города в шаговой доступности должна быть эта служба, в которой, как минимум, есть один социальный работник, куратор на 30 семей, который участвует вместе с органом опеки и попечительства в обследовании, оценке семьи, рисков. Он предлагает план по защите ребенка в такой семье. И, как минимум, один социальный помощник должен быть на 15 семей, … который осуществляет уже непосредственную работу по плану защиты прав ребенка».
«В контексте нашей модели профилактики социального сиротства и развития семейных форм устройства, которая городом была принята в марте прошлого года, мы развиваем амбулаторные службы в центрах и отделениях помощи семье и детям. Амбулаторные службы – это отделения профилактической работы с семьями с детьми. Они обеспечивают помощь семьям в сохранении ребенка в биологической семье, чтобы не допустить ограничения в родительских правах, лишения родителей родительских прав. … Схема этой помощи осуществляется так: орган опеки получает информацию о неблагополучии в семье, тут же информирует Центр помощи семье и детям в данном районе, и сотрудники органов опеки и попечительства и центра приходят в семью, осуществляют профессиональную оценку ситуации и рисков. Если семья нуждается в помощи, исключительно на добровольной основе осуществляется оказание помощи и разрабатывается план необходимых для этого мероприятий. Дополнительно в городе осуществляют свою деятельность 11 социально-реабилитационных центра, в которые, в случае необходимости, может быть размещен ребенок на необходимое время, пока родителям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации оказывается необходимая помощь и поддержка. Для женщин с детьми, оказавшихся в трудной ситуации, в марте 2014 года открыт специальный «Кризисный центр» в Тимирязевском районе: «Это современное комфортабельное здание, где женщины с детьми могут получить различную помощь, психологическую, юридическую. Сейчас мы запускаем стационарное отделение. Работает телефон доверия и любая женщина может обратиться со своей проблемой, сложностями, особенно, когда имеет место семейное, домашнее насилие, конфликтные ситуации при расторжении брака и другие. Этот Центр осуществляет работу с женщинами и детьми, жителями нашего города. Это работа и с одинокими матерями, которые нуждаются в помощи государства, работа с женщинами, вышедшими из мест лишения свободы, которым трудно социализироваться. Наш кризисный центр имеет отделение “Маленькая мама”, которое работает с девочками, оказавшимися в трудной жизненной ситуации, родившими ребенка. Оно осуществляет работу по профилактике отказов от своих детей. … Он рассчитан на 60 мест. Кроме того, у нас есть еще центр “Надежда”, но там маленький стационар на 25 человек, плюс “Маленькая мама”, где у нас в основном, несовершеннолетние, или девочки 18 лет, которые родили детей и нуждаются во временном размещении. Сеть кризисных центров расширятся.

Преобразование существующей сети детских домов и т.д. в центры содействия семейному воспитанию.
Что такое эти центры (по замыслу)? А.З.Дзугаева: «В каждом центре создаются условия, приближенные к условиям проживания в обычной семье. Семейные жилые ячейки квартирного типа представляют собой оборудованные жилые комнаты не более чем на 2-3 человека, комнаты для отдыха и игр, приготовления и приема пищи, бытовые помещения. В каждой квартире проживает не более 7-8 детей с постоянным взрослым». «Там мы организовываем работу реально по-новому, в рамках реальных семейных возможностей и условий – это группы с наполняемостью не более 8 человек. Это обязательно важный социально близкий взрослый.
Мы сейчас работаем над тем, чтобы ввести в такие группы “социальную маму”, которая в течение недели будет находиться с этими детьми».
Это – про внутреннее устройство. Но намечено и уже происходит также слияние: «На первом этапе оптимизации работы по созданию наших центров мы несколько учреждений соединяем. У нас буквально полгода назад в учреждениях, которые были переданы департаменту, заполненность детьми составляла порядка 60%. Таким образом, содержать такие огромные конгломераты городу дорого, не нужно, и, прежде всего, это противоречит интересам детей, которые воспитываются в этих учреждениях».
Здесь наблюдается явное сходство с политикой «оптимизации-укрупнения», которая осуществляется в отношении образовательных и научных организаций». Правда, если в этих других случаях за укрупнением по всей видимости не стоит никаких оснований, кроме экономических, то в случае рассматриваемой реформы такие основания есть и они предъявляются: многофункциональность и инклюзия.
Тридцать три центра содействия семейному воспитанию, которые задумано создать к концу 2015 года путем слияния около 50 существующих сегодня в городе учреждений (не только детских домов и интернатов, но и социально-реабилитационных центров и различных служб, мыслятся как многофункциональные, «чтобы в каждом округе и районе у нас было нормальное реабилитационное пространство, Центр помощи семье и детям или отделение, оказывающее амбулаторную работу с семьей, Центр содействия семейному воспитанию для тех детей, которые волею судеб оказались в учреждении, и им нужно подбирать семью или вести работу по возврату в кровную семью. Органы опеки и попечительства будут работать внутри таких подразделений».
«Главное отличие от детдомов состоит в том, что мы делаем ставку не на воспитание, содержание ребенка, а на реабилитацию ребенка и его устройство в семью (это касается всех детей, вплоть до подростков). Речь идет о том, чтобы за год найти ему семью или же восстановить связи с кровными родителями» (В.Ю.Спивакова, директор ЦССВ №1)
Реформаторы руководствуются также принципами инклюзии: «Нам отдали 7 школ-интернатов, 5 из которых – коррекционные. По нашей концепции мы считаем, что коррекционные учреждения должны со временем кануть в лету, быть полностью адаптированы и соединены с учреждениями нормы. В Центре содействия воспитанию должны воспитываться как дети нормы, так и дети с теми или иными проблемами в развитии. Дети коррекционные должны ходить в общие школы. Не должно быть замкнутого пространства. … Наша задача – открыть эти учреждения, вывести детей в общеобразовательные школы или в специальные коррекционные школы. Там, где мы не можем закрыть такие школы, мы их откроем, чтобы туда пришли дети “извне”, создадим нормальную инклюзивную систему для этой категории детей».
На данный момент (ноябрь 2014 года) создано 12 ЦССВ (см. Список на сайте ДСЗН).
Я посетил два новообразованных центра, «Наш дом», образованный слиянием коррекционной школы-интерната №8, коррекционного же детского дома №11 и детского дома «Молодая Гвардия» (обычного), и «Берег Надежды», детский дом с 80-летней историей, переживший множество преобразований, а в нынешнем виде полученный присоединением к нему СРЦ «Солнцево». В обоих случаях реорганизация по словам руководителей прошла сравнительно легко и успешно – по той причине, что функции «центра» осуществлялись и раньше. Принесла ли пользу именно реформа, вопрос спорный, об этом в более общем виде ниже.

Развитие семейного устройства – что в связи с тем, что доля сирот, попадающих на традиционные формы семейного устройства – родственную, безвозмездную опеку и усыновление – практически не меняется и не может существенно вырасти– означает максимальную поддержку и развитие «профессионального родительства» («возмездной опеки»).
Эта поддержка осуществляется путем:
(1) организации работы по подбору замещающих семей;
(2) обучения, консультирования и сопровождения;
(3) стимулирования (материального и нематериального).

Функции подбора замещающих семей («активно-поисковому»), их подготовки и сопровождения «зашиты» в сами организационные формы проводимых преобразований: центры содействия семейному воспитанию уже сейчас организуют в своей структуре соответствующие службы и школы приемных родителей. Предполагается, что по мере развития реформы вес этих функций будет расти и что они станут основными. Дзугаева: «Мы обучаем потенциальных приемных родителей. В Москве функционируют 48 школ приемных родителей, в которых проводится работа по подготовке тех, кто желает принять детей на воспитание в семью. За 2012 год в 42 школах приемных родителей прошли подготовку 1739 человек, за первое полугодие 2013 года - 1431 человек. Как итог, в 2012 году уполномоченными организациями, осуществляющими сопровождение замещающих семей, заключены 374 договора, за первое полугодие этого года – 336 договоров с семьями, в которых воспитываются 412 детей. Как, видите, все серьезно». «Сегодня мы создали специальный Ресурсный центр на базе детского дома № 19, который был пионером в развитии патронатной системы воспитания в городе. Сегодня этот Ресурсный центр вместе со школами приемных родителей, которых у нас в городе 42, реализует нашу программу. Сегодня мы пытаемся повернуть угол подготовки родителей. Каждая школа приемных родителей будет прикреплена к нашей организации для детей-сирот. На сегодняшний день у нас 43 организации для таких детей, плюс 11 социально-реабилитационный центров, где находятся дети. Такие школы будут ориентировать семей, с учетом ресурсности и возможности семьи, на то, чтобы брать конкретных детей, которые воспитываются в наших учреждениях».

Материальное стимулирование. Весной 2013 года появилось Постановление московского Правительства, согласно которому с 1 мая того же года увеличивались размеры социальных выплат, осуществляемых при всех формах семейного устройства сирот – в семьи усыновителей, опекунов, попечителей, приемных родителей, патронатных воспитателей.
Например, размер ежемесячной компенсации для семьи с одним или двумя приемными детьми теперь составляет 15 тыс. руб. на ребенка до 12 лет и 20 тыс. руб. на ребенка от 12 до 18 лет (ранее – 12 тыс. руб.). На содержание детей-инвалидов предоставляется по 25 тыс. руб. в месяц на каждого ребенка.
Поощряют не только деньгами, а и помощью в решение «жилищного вопроса». В мае 2013 было объявлено о начале осуществления пилотного проекта предоставления жилья в Москве приемным семьям, взявшим на воспитание более пяти детей с 50% детей «групп риска», инвалидов или подростков, – в том числе из других городов. В январе 2014 года вышло Постановление московского правительства об этом. Мера, конечно, настолько неординарная, что А. З.Дзугаевой пришлось делать публичные разъяснения:
«Впервые в нашей практике, да и вообще в РФ, мы сделали психологическое тестирование, когда группа профессионалов обследовала эти семьи. Обратились совершенно замечательные семьи. Эти пять семей сегодня уже подобрали 32 ребенка из детских домов, и скоро эти дети покинут наши учреждения и будут размещены в квартирах, которые предоставляет город для реализации этого проекта таким семьям. Для этих семей квартиры уже подобраны. Еще четыре семьи сегодня готовятся к рассмотрению участия в этом проекте и передаче им таких непростых детей.
Из пяти семей на сегодняшний день две семьи – не москвичи, три – москвичи. … Практически у всех есть по 3-4 приемных ребенка, которых они уже хорошо воспитывали. Сейчас они взяли не пять детей, как это предписывалось нашим Постановлением. Некоторые взяли шесть или восемь детей, потому что есть братья-сестры, который по закону нельзя разлучать, да и ни у кого рука бы не поднялась. … По правилам, установленным в Постановлении Правительства, предоставляются квартиры из расчета на каждого участника проекта, включая родных детей, но только несовершеннолетних, до 18 метров. Поэтому были предоставлены квартиры в диапазоне 130-160 метров. Разброс нахождения этих квартир, которые уже предоставил Департамент жилищной политики, это Западный округ, Солнцево, Западный округ, ул. Дыбенко, Северо-Восточный округ. При этом нас не ограничивают в количестве квартир. Поэтому, если у нас будут кандидаты, соответствующие нашим требованиям, которые могут воспитывать наших детей, то проект будет дальше продолжаться и реализовываться.
Мы не случайно задействовали психологов, чтобы независимые специалисты посмотрели, что этими людьми движет, вопрос воспитания или имущественная поддержка квартирами и другие бонусы. Оценка психологов по этим семьям была достаточно высокой. У нас было порядка 20 обращений, но только пять семей прошли, четыре семьи сейчас в работе. Сказать, что сегодня обратиться могут любые граждане из РФ или что к нам обратилось огромное количество людей, узнавших об этой программе, мы не можем. Люди понимают, что воспитание этих детей будет оцениваться по самым высоким меркам, что они будут сопровождаемы нашим Учебно-методическим центром “Детство”».
К материальным (и одновременно нематериальным) поощрениям можно причислить и премию «Крылья Аиста», присуждаемую за «вклад в развитие семейного устройства детей-сирот».

Что касается «проведения на постоянной основе широкомасштабных информационно-просветительских кампаний, пропагандирующих различные формы семейного воспитания» сирот, то в том, что это делается можно убедиться на улицах Москвы, где появились стенды, призывающие брать в семьи сирот. Создан сайт «Усынови Москва». Начали проводиться «Дни аиста», субботние дни открытых дверей в московских детских домах для потенциальных приемных родителей.

«Еще одна интересная модель, которую мы впервые в Российской федерации реализовываем, это делается во всех европейских государствах, мы впервые предпринимаем попытку разместить 50 детей-сирот из государственных классических детских домов в негосударственную организацию. Тот самый аутсорсинг. Сейчас мы объявили соответствующий конкурс» (Дзугаева). Обосновыается это так: «Обращаем ваше внимание, что содержание в негосударственной организации одного ребенка будет в целом составлять порядка 60 тысяч рублей, в том время, как в государственных наших учреждениях составляет 100-120 тысяч. Негосударственные организации, а их на сегодняшний день 6, осуществляют такую работу с детьми по семейному принципу, когда существуют группы с максимум наполняемостью до 8 детей, братья и сестры живут в одной группе. Возраст детей не ограничен: может быть и грудничок и 17-летний ребенок. Там есть социальная мама и ее помощница. Таким образом, реализовывается концепция реального семейного воспитания».

Ну и еще одна актуальная тема – постинтернатное сопровождение выпускников, у которых, как известно, часты трудности с социализацией. Дзугаева: «Еще один проект, который мы сегодня реализовываем в рамках города, мы создаем Центр постинтернатной адаптации детей, куда будут помещены дети для дальнейшей социализации после детских домов. В Западном Дегунино нам передан дом, в котором около 100 квартир. В нем будут размещены порядка 12 детей инвалидов, детей-колясочников – там все необходимое для этого есть соответствующая безбарьерная адаптивная среда. Там будут находиться девочки несовершеннолетние из числа детей-сирот, которые родили детей и стали маленькими мамами до возраста совершеннолетия. Так же там будут находиться лица из числа детей-сирот, 17-18-летние, которые по тем или иным причинам в данный момент не могут быть обеспечены жилой площадью, к примеру, из-за какого-то судебного процесса и т.д., или надо помочь им в адаптации. Там будет небольшая команда специалистов, рабочая мобильная команда, которая будет оказывать помощь в социальной интеграции и адаптации этих детей». «На сегодняшний день у нас уже размещено 18 детей. Еще 10 детей сейчас готовятся, кто-то сдает экзамены в школе. 30 детей будут заселены, а это 30% от проектной мощности данного учреждения, которое создано виде квартир. Там порядка 96 квартир, в которых могут проживать наши бывшие воспитанники детских домов, школ-интернатов, которые не смогли получить жилье по тем или иным причинам. Там сейчас есть несколько молодых мам, которые не имеют жилья по каким-либо причинам. Мы еще сделаем официальное открытие в конце июня, куда пригласим вас. Сейчас идет обкатка. Там работают наши специалисты – команда педагогов и социальных работников, которые оказывают помощь и содействие этим ребятам в адаптации, трудоустройстве, психологическую помощь оказывают. Ряд ребят говорят, что хотят некоторое время находиться в таком учреждении, пока что не жить отдельно».

Общественный контроль. Руководство ДСЗН проявляет редкую для России активность в деле информирования общественности о том, что оно делает – об этом говорят цитированные выше интервью и пресс-конференции. Помимо этого, создан постоянно действующий орган общественного контроля – Общественный совет по защите прав сирот, в который вошли известные деятели в этой области – руководители благотворительных фондов, публицисты, педагоги… Положение об этом Совете принято в 2012 году и скорректировано в августе 2013 г.

А теперь – выводы и оценки. Как я писал в начале, они не однгозначные, осторожные…
(Окончание следует)
Subscribe

  • где мои 12 лет?

    Попал под грандиозный ливень, промок до последней нитки, местами шел по щиколотку в воде, два раза был обливаем машинами... И чувствовал себя…

  • (no subject)

    Сегодня за ужином вдруг вспомнилась шутливая песенка, которую мне пел отец - не помню в каком, но явно раннем возрасте, - сочиненная то ли им самим,…

  • Задонск, невстреча с детством

    Если Таню в эту нашу поездку влекло желание побывать на земле, по которой мальчишкой бегал ее отец, то меня - память о самых, наверно, счастливых…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments