?

Log in

No account? Create an account

gignomai


Журнал Владимира Рокитянского


Previous Entry Share Next Entry
СИРОТЫ 216: так что же такое привязанность?
сплю
gignomai
Пока лежал в больнице прочитал две книги классика теории привязанности, Джона Боулби, «Привязанность» и «Создание и разрушение эмоциональных связей». И пару обзорных статей. Суть, по-моему, ухватил.
Главное, что нужно иметь в виду, это то, что теория привязанности – биологическая теория. Ее предметом является инстинктивное поведение. Его целесообразность – это его адаптивная ценность, и «системы управления поведением», которые обсуждает Боулби, складывались в ходе эволюции за счет естественного отбора. Боулби – методологически очень четкий автор, и он ясно сознает ограничения такого рода теории: она хорошо описывает и объясняет поведение только в меру того, насколько человека можно рассматривать как биоид. Вот цитата: «наша проблема состоит в том, чтобы понять инстинктивное поведение человека. Поэтому в полной мере признавая поразительную многосторонность человеческих способностей, в том числе его способность к созданию нового, его достижения в преобразовании окружающей среды, тем не менее заметим, что никакая из этих способностей не является сейчас предметом нашего анализа. В данный момент нас интересуют экологически устойчивые компоненты поведенческого репертуара человека и относительно стабильная зона адаптированности, в которой, по всей вероятности, происходила их эволюция» («Привязанность»).
Боулби называет и то эволюционное преимущество, которое обеспечивается формированием привязанности: защита от опасности. Он все время подчеркивает отсутствие принципиальных различий между привязанностью у ребенка и привязанностью у детенышей животных, особенно высших млекопитающих, но в значительной мере и у птиц.
Из этого следует, что привязанность к единственному, самому близкому существу, каковым в норме является мать, складывающаяся в младенчестве, полностью определяет поведение только в младенчестве же и в ранние детские годы (в среднем до 4-х лет); в последующие годы, включая и зрелость, это происходит еще и тогда, когда человек находится полностью во власти горя, вызванного утратой близкого человека. Всю остальную жизнь здоровый человек не ведет себя только инстинктивно, он еще и мыслит, перерабатывая то, что поступает в сознание из области инстинктивных структур, и превращая переживаемую привязанность или утрату ее объекта в ресурс своего развития.

И вот теперь – к теме патогенных последствий пребывания ребенка в учреждении. В психологической публицистике (а к этому жанру можно отнести практически всё, что пишется по этой теме в интернете) валятся в одну кучу все, очень разные случаи институционализации – в обоснование одного, заранее известного приговора: казённый дом ребенка калечит.
Не надо так делать. Вот эти разные ситуации (без подробностей, просто укажу на принципиальные различия):

1. Ребенок с первых дней существования остался без матери (отказник, подкидыш). В этом случае привязанность – комплекс «систем управления поведением, в которых прогнозируемым результатом является близость и контакт с матерью» – не формируется. Поскольку сменяющиеся фигуры работников детского учреждения, заботящихся о нем, не позволяют привязанности фиксироваться на одном, самом близком и надежном лице. Я не детский психолог и глубоко в тему не влезал, но то, что пишется о безусловно вредных последствиях этой ситуации для последующего развития, звучит очень убедительно. Боулби приводит данные сравнительных исследований детей, с рождения находившихся в учреждении (у нас это «дом ребенка») и в семье: у детей, воспитывавшихся в семьях, улыбка появлялась на несколько недель раньше, чем у детей из детских учреждений: на шестой — десятой неделе у домашних детей и на девятой — четырнадцатой — у детей из учреждений; в три месяца младенцы из детских учреждений лепечут меньше, чем их сверстники, воспитывающиеся в семьях. «Впоследствии развитие младенцев в депривирующих условиях детских учреждений еще сильнее отклоняется от развития домашних детей… дети из детских учреждений позднее начинают отличать человеческое лицо от маски, так же как дифференцировать между собой разные лица …; они делают меньше попыток вступить в общение, репертуар их выразительных движений беднее, и даже в годовалом возрасте они еще не проявляют привязанности ни к одному конкретному человеку. Отсутствие привязанности особенно заметно, когда они чем-либо огорчены: даже тогда они редко обращаются к взрослому». Суть того, что в этом случае блокирует развитие ребенка передается термином «депривация»: «депривация, в условиях которой растет ребенок в детском учреждении, имеет много аспектов. Для примера назовем следующие: он испытывает недостаток стимуляции, у него недостаточные возможности для научения “путем воздействия” [имеется в виду возможность воздействия на мать и получения отклика] и для “само-инициируемых движений в хорошо структурированной среде”». Ну и очевидный практический вывод: конечно же, лучшее, что можно пожелать отказнику – это, чтобы его взяли в семью. В тех же случаях, когда это не получается, делу может помочь закрепление за ним одного, бессменно заботящегося о нем и общающегося с ним лица.

2. Второй случай, который и Боулби, и другие исследователи привязанности рассматривают много обстоятельнее, – это разлука с матерью в младенчестве и раннем детстве (сенситивный период формирования привязанности). Реакция ребенка, которого  лишили контакта с тем, кто обеспечивал в нем чувство безопасности, проходит три фазы: (1) неприятии, бунт, попытки вернуть мать, (2) отчаяние от невозможности этого и (3) отчуждение, безразличие. Последствия для последующего развития зависят от сроков разлуки. Они наступают и при кратковременной разлуке (госпитализации, например), но обычно исчезают через какое-то время после возвращения, но разрушительны и часто необратимы в случае разлучения надолго или навсегда.

3. Близок к предыдущему и случай крайнего пренебрежения или жестокого обращения с малышом в семье, когда в ответ на формирующуюся привязанность он не получает отклика: и в этом случае не возникает или теряется базовое чувство безопасности, без которого развитие невозможно.

4. И теперь о детях, по той или иной причине лишающихся родительского попечения в подростковом возрасте. Или о тех, кто лишился его раньше, но так и не найдя замены, дорос до такого возраста. Иначе: о подростке и его травме привязанности.
Вот здесь нужно вспомнить, что уже лет с пяти-шести и чем дальше, тем в большей мере, неправильно апеллировать исключительно к инстинктивным механизмам поведения, нужно иметь в виду совсем другие, много большие возможности работы с травмой – самого ребенка и того, кто ему помогает. Что-то проясняет аналогия с процессом горевания у взрослого человека. Он проходит те же три фазы, что и у младенца, разлученного с матерью – неприятие, отчаяние, отчуждение. Но, если в случае маленького ребенка третья фаза – самая страшная, потеря самой способности привязываться, любить, то в случае взрослого человека – это, наоборот, возвращение к жизни через принятие неизбежного. Боулби объясняет различие тем, что у ребенка, в отличие от взрослого, нет средств дать своему горю внешнее и осознанное выражение.
Этот экскурс в теорию привязанности я закончу не категорическим выводом, а постановкой вопроса. Да, когда речь идет о младенце, переживающем несоразмерное его силам горе разлуки, похоже, единственный шанс исцеления – новая мама, любовь которой поможет ему забыть пережитое. Но в случае подростка, который и забыть-то ничего не может, и зато может много такого, что позволяет ему совсем по-другому взаимодействовать со своей утратой – так ли уж очевидны преимущества помещения его в новую семью?

Еще одна цитата из Боулби – в строку:
 «В подростковом периоде и во взрослой жизни в сферу привязанности обычно попадают не только люди из внесемейного круга, но также и группы и общественные институты. Школа или колледж, группа коллег по работе, религиозное или политическое объединение могут выступать для многих людей в качестве дополнительного “предмета” привязанности, а для некоторых — и главного».


  • 1
В тему к первому случаю:
http://www.stengazeta.net/article.html?article=9101

Харлоу (к тому времени уже снискавший известность в кругах бихевиористов работами, доказавшими, что животное можно «обучить учиться») пытался выяснить, насколько велика способность обезьян учиться путем подражания родителям и вообще окружающим. Для этого нужны были обезьяны, никогда с момента рождения не контактировавшие ни с соплеменниками, ни с людьми. Вырастить их казалось чисто технической задачей: ведь бихевиористская теория гласила, что эмоциональная связь новорожденного с матерью – это самый обычный условный рефлекс с подкреплением в виде молока. А значит, для нормального развития младенцу нужны лишь полноценное питание, покой и при необходимости – медицинская помощь.

Однако в светлой просторной комнате, где не было никого, кроме них, детеныши макак вели себя совсем не так, как в присутствии матерей. Точнее сказать, они никак себя не вели. Маленькие обезьянки часами лежали без движения, сжавшись в комочек где-нибудь в углу и даже не интересуясь яркими игрушками. Ученые не могли обнаружить никаких следов игры или исследовательской активности, столь характерных для юных резусов в обычных условиях. Несмотря на обильное и полноценное питание, рост таких детенышей резко замедлялся, если не прекращался вовсе. (Позже, после публикации этих результатов специалисты-педиатры обратили внимание, что все это удивительно похоже на знаменитый «приютский синдром» человеческих детей-сирот. Это состояние не раз было описано в медицинской литературе, но его причины оставались непонятными до работ Харлоу.)

В ходе дальнейшей работы выяснилось, что обезьяньего ребенка все же можно вырастить без матери. Надо только, чтобы в его распоряжении было что-то теплое и мохнатое – к примеру, большая мягкая кукла-обезьяна. У плюшевой «мамы» может не быть ни рук, ни ног – лишь бы было лицо, а главное, шерсть, за которую можно уцепиться. Приемыши сначала повисали на искусственной маме, а потом, держась за нее задней лапой или даже просто касаясь ее хвостом, принимались исследовать окружающее пространство. Вскоре они свободно передвигались по комнате, но при любой неожиданности (скажем, заводной заяц начинал барабанить) тут же кидались «к маме на ручки».

Некоторым детенышам предлагались на выбор две «мамы» – одна плюшевая, но без всякой еды, а другая проволочная, но с молочной бутылкой. Все подопытные обезьянки проводили почти все время на мягкой кукле, а на жесткую забирались только на время кормления. Это означало, что весь этот комплекс поведения – врожденный и не имеет никакого отношения к условным рефлексам и «пищевому подкреплению».

Однако став взрослыми, питомцы плюшевых мам обнаружили неспособность к нормальным отношениям в стае. Они боялись сородичей и сторонились их, иногда впадали в явно неадекватную обстоятельствам ярость.

Обычные для обезьян дружественные контакты – взаимная чистка шерсти, совместные игры и т. д. – оставались им совершенно недоступны. То же самое касалось поведения сексуального: они буквально не понимали заигрываний и кокетства и не умели на них ответить.

Харлоу и его сотрудники все же добились беременности некоторых таких самок (сконструированная для этого специальная установка недвусмысленно именовалась в лаборатории «рамой для изнасилования»). Но и родив, мамы-сироты не знали, что делать с собственными детенышами. Они бросали их где попало, швыряли, кусали. Одна такая горе-мамаша, раздраженная слишком настойчивыми криками малыша, просто раскусила ему голову, как орех. После этого случая исследователи забрали детенышей у других самок, убедившись, что только так их можно спасти от верной гибели.

Да, всё так.
Кстати, любовь детей к мягким игрушкам - тоже средство компенсировать недостаток контакта с матерью.

http://subscribe.ru/group/chelovek-priroda-vselennaya/5561270/
Просто приятные фотки на тему материнской привязанности у животных)

Спасибо! Правда, чудесные.

В этой статье ранее:

"Разница между «понарошку» и «взаправду» ясна не только пятилетнему ребенку, но и трехмесячному котенку – и только доктора психологии путем многолетней упорной работы над собой обучаются ее не понимать!"

При некоторых психопатологиях непонимание разницы между «понарошку» и «взаправду» дается без длительного обучения. Я размышляю об особенностях психики этих докторов психологии. И, шире, о границах применимости принципа редукции в психологии.

Re: В этой статье ранее:

Обычная психика)
Людям свойственно видеть прежде всего то, что соответствует их теоретическим или идеологическим предвзятостям.

Ну а что касается учёного (любого) то он... пожалуй, даже обязан это делать. Научные предвзятости в психологии в некоторых отношениях сильно отстают от интутивных очевидностей. Но у них есть как минимум один важный плюс. Они фальсифицируемы.

немножко off
интересная ссылка про школу-интернат 15

Спасибо! Отличный вариант.

Если снимают такие фильмы, значит это кому-нибудь нужн

Пользователь alajazarja сослался на вашу запись в записи «Если снимают такие фильмы, значит это кому-нибудь нужно?» в контексте: [...] ческими сиротами». Петрановская строит свою работу по теории привязанности Джона Боулби [...]

СИРОТЫ 216: так что же такое привязанность?

Пользователь yuliamass сослался на вашу запись в записи «СИРОТЫ 216: так что же такое привязанность?» в контексте: [...] Оригинал взят у в СИРОТЫ 216: так что же такое привязанность? [...]

Спасибо за полезную статью. Очень ценно, что статья представляет именно научное понимание этой темы. К сожалению, наши "раскрученные" "профессиональные психологи" обычно излагают причудливые псевдонаучные версии, в которых элементы теории привязанности Боулби смешаны с псевдонаучными концепциями так называемой "терапии привязанности" ("Attachment Therapy"). Это опасная это - опасная лженаучная психотерапия детей-сирот, грубо искажающая признанную научную теорию привязанности Боулби. Согласно псевдонаучным концепциям адептов Attachment Therapy (АТ) практически все (100%) дети-сироты, хоть какое-то время побывшие в детских домах, якобы имеют настолько тяжелые "психические дефекты", связанные с "нарушениями привязанности", что требует совершенно «особых интервенций». Причем в своей совокупности специфические «интервенции" ("вмешательства"), применяемые "психотерапевтами" АТ для "реабилитации" сирот, скорее являются методами дрессировки, пригодными разве что для натаскивания служебных собак, но никак не для воспитания детей, будь то «обычные домашние» дети или усыновленные (приемные) дети-сироты, отличающиеся повышенной ранимостью. Они основаны на чистом "биологизме" и "бихевиоризме", а также включают приемы ньюэйджевских психотехник по «изменению сознания». О человеческой любви к детям там и близко речи не идет. В частности, среди «интервенций» АТ фигурируют "удержание" или "холдинг" (псевдонаучная изуверская «технология» для «смирения» «трудного ребенка»), "ограничение в пище", лженаучный метод "нейролингвистического программирования" и ряд других характерных для АТ приемов, направленных на полное подавление личности ребенка. Подобные методы, популярные среди «терапевтов» АТ, должны, согласно этим псевдонаучным концепциям, привести к формированию у ребенка «здоровой привязанности» к приемным родителям. Большинство случаев гибели русских усыновленных детей в США, обусловленных жестоким обращением, связано с тем, что их «родители» следовали рекомендациям АТ-терапевтов. Причем АТ-терапевты запугивают приемных родителей, объявляя детей с "нарушением привязанности" (кстати, в большинстве случаев - это выдуманный "диагноз") "страшно агрессивными", "не имеющими совести", "потенциальными гитлерами". На опасность концепций и практик АТ для жизни и здоровья детей и их лженаучный характер неоднократно указывали ведущие специалисты США в области доказательной детской медицинской психологии, психиатрии и права, см. здесь:
1)Report of the APSAC Task Force on Attachment Therapy, Reactive Attachment Disorder, and Attachment Problems. http://depts.washington.edu/hcsats/PDF/AttachmentTaskForceAPSAC.pdf
2). Attachment Therapy. http://www.ebm-first.com/attachment-therapy.htm
3). International Concerns with Holding Therapy. 4)http://childmyths.blogspot.ru/2013/05/international-concerns-with-holding.html
5) Don't Sign the Petition About Reactive Attachment Disorder and Relinquishment. http://childmyths.blogspot.ru/2013/02/dont-sign-petition-about-reactive.html
На русском языке:
6)О международной озабоченности по поводу распространения Attachment (holding) therapy. http://www.liveinternet.ru/users/julia_ma/post279432472
7). Массино Ю.С. О попытках распространения в России "ATTACHMENT THERAPY" ("родительства по Нэнси Томас") - опасной лженаучной психотерапии детей-сирот. http://www.liveinternet.ru/users/julia_ma/post254254559/
8) Массино Ю.С. Внимание: книга Нэнси Томас (бывшего собаковода из США) о воспитании детей-сирот содержит токсичную для детей и взрослых антинаучную информацию. http://www.liveinternet.ru/users/julia_ma/post300845132
9). Массино Ю.С. О жестоких интервенциях Рональда Федеричи (Ronald Federici) в отношении детей-сирот. http://yuliamass.livejournal.com/126547.html

Спасибо за важную информацию.

"Война с детдомами": сомнительная "научная база"

В дополнение к предыдущему комментарию (из-за ограничений в размере пришлось разбить на две части). ---------------
Однако при участии некоторых известных благотворительных фондов (а именно, "Волонтеры в помощь детям сиротам")в 2012 г. перевели на русский язык один из опусов Нэнси Томас - нелицензированного американского "психотерапевта", бывшего собаковода, а затем - одного из наиболее ярых поборников и пропагандистов в США "Attachment Therapy" (АТ), опасной для здоровья и жизни приемных детей. Рекламу этой книги (а также сочинений других "АТ-терапевтов": Г. Кека, Д. Хьюга и Ф. Клайна ) можно теперь увидеть на сайтах некоторых организаций (см. рис. ниже), связанных с юридической помощью приемным семьям и т.п. Кроме того, страшилки АТ активно используют в развернутой в России "войне с детскими домами". Это очень опасно, так как не разбирающиеся в теории привязанности власти и чиновники естественно просто пугаются и принимают на веру, что наука якобы "доказала "токсичность" детских домов". В результате вместо взвешенной реформы получаются панические действия, приводящие к закрытию как раз детских домов, показавших свою эффективность. О критике подобных тенденций в США можно прочитать здесь, в статье в блоге известного американского профессора, специалиста в области психологии развития и защиты детства Д. Мерсер:http://childmyths.blogspot.ru/2013/09/in-wake-of-reuters-report.html

Re: "Война с детдомами": сомнительная "научная база"

Спасибо. ОБязательно изучу материалы по ссылкам.

Так что же такое привязанность? Владимир Рокитянский

Пользователь yuliamass сослался на вашу запись в записи «Так что же такое привязанность? Владимир Рокитянский» в контексте: [...] Оригинал взят у в СИРОТЫ 216: так что же такое привязанность? [...]

Так что же такое привязанность? Владимир Рокитянский

Пользователь yuliamass сослался на вашу запись в записи «Так что же такое привязанность? Владимир Рокитянский» в контексте: [...] Оригинал взят у в СИРОТЫ 216: так что же такое привязанность? [...]

  • 1