gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

Две книги о мученичестве и предательстве

Прочитал "Силу и славу" Грэма Грина. Про судьбу священника в Мексике в эпоху гонений на Католическую Церковь. И сразу вспомнил другую книгу со сходным сюжетом - "Молчание" японца Сюсаку Эндо. Ситуации сходные, герои и исходы очень разные. Герой Эндо, воин Церкви, готов вытерпеть любые мучения, но отрекается от веры ради спасения от мучений своей паствы. Герой Грина... трудно даже сказать и он сам этого не может, что он совершает. Он пьет, в прошлом у него нарушение целибата и в настоящем ребенок в одной из деревень его бывшего прихода, он трус, очень боится боли. Он - очень плохой священник и сознает это, и признается в этом всякому встречному. Но он не спасает свою жизнь отречением и вступлением в брак, как его товарищ. И в ситуации, когда оставаться на родине священником означает верную смерть, он несколько раз не пользуется возможностью бежать, выполняя просьбы людей, которым он нужен. В том числе и просьбу того, кто сознательно его обманывает и выдает на смерть за вознаграждение (он знает о том, что имеет дело с человеком, который давно хочет его сдать, но в данном случае Иуда пришел с запиской от умирающего убийцы, который просит об исповеди).
Очень по-разному написаны эти книги. Японский роман - это схема нравственной проблемы. О герое не рассказано ничего (я, во всяком случае, не запомнил), кроме проблемной ситуации и того, что склоняет его к принятому парадоксальному решению: отречься. Никаких психологических деталей. Написано так, чтобы читатель мог "надеть" эту ситуацию на себя и решать, как бы поступил он. Да и другие герои - скорее, позиции, как правитель провинции, гонящий христиан как источник чужеземного влияния. Разве что, трусливый крестьянин, предающий героя и кающийся в этом, немного нпоминающий метиса-предателя из "Силы и славы".
В романе Грина потрясающе живые образы. Не только сам главный герой, но и священник-расстрига Хосе. И лейтенант, охотящийся за последним попом в его штате, чтобы в очищенной от церковной заразы стране построить счастливую жизнь. И двенадцатилетняя американка Корел, которая, хорошо подумав, решила, что Бога нет и которая без малейших колебаний дает приют преследуемому священнику. И еще - крестьяне, нищие, полицейские. Запоминаешь всех.
Это - разница. А общее, кроме сходства ситуаций, пожалуй, то, что в обоих историях - фактически, о любви как сути христианского подвига - как-то становится очевидно, что любовь - это не чувства, а действие, труд. Вот как-то так, такое моралите.
Tags: книги, любовь, подвиг
Subscribe

  • о человеке на языке математики

    Почитали и обсудили с КП статью американского философа науки Джона Эрмана (Earman) с длинным названием «Законы, симметрия и нарушения…

  • Связалось

    Бог там, куда Его пускают (хасидская притча). Для меня положительный смысл страдания в том, что оно пробивает вот этот наш устоявшийся контур…

  • человеку иногда скучно с одними людьми

    Копенкин тоже ложился среди людей, чтобы меньше тосковать и скорее проживалось время. Изредка он беседовал с худым стариком, Яковом Титычем,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • о человеке на языке математики

    Почитали и обсудили с КП статью американского философа науки Джона Эрмана (Earman) с длинным названием «Законы, симметрия и нарушения…

  • Связалось

    Бог там, куда Его пускают (хасидская притча). Для меня положительный смысл страдания в том, что оно пробивает вот этот наш устоявшийся контур…

  • человеку иногда скучно с одними людьми

    Копенкин тоже ложился среди людей, чтобы меньше тосковать и скорее проживалось время. Изредка он беседовал с худым стариком, Яковом Титычем,…