gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

СИРОТЫ 81: о ювенальной юстиции

Пришлось разбираться с тем, что такое ювенальная юстиция (ЮЮ), вокруг которой столько шума -  во-первых, потому, что ЮЮ задумана как важная часть целого, системы государственной заботы о детях в целом, во-вторых, потому, что через эти ворота пополняются детские учреждения.
Разбирался с трудом и до конца не разобрался. Разве что немного расчистил и разметил площадку для последующего обдумывания.
Ссылки на материалы, по которым я разбирался (и те, которые вообще имеют отношение к делу) – в «Детском доме» (раздел «Правовые вопросы…»).
Главная черта этих споров – то, что оппоненты говорят о разном. Для начала: существуют четыре различных предмета обсуждения.

  1. Идея или проект собственно ЮЮ – особого правосудия для несовершеннолетних правонарушителей

  2. Идея или проект так называемой «системы ЮЮ» (о нем ниже)

  3. Практика государственного контроля и вмешательства в жизнь семей

  4. Идеология «прав ребенка»

Теперь по пунктам.
1. ЮЮ в узком смысле (так она и определяется в англоязычном интернете) – это область права, занимающаяся правонарушениями детей, несовершеннолетних, тех, кто не может нести за них полноту ответственности.  Практика ЮЮ – это особые суды для них.
Суть тут такая: в тех случаях, когда ребенка, совершившего преступление, можно исправить, лучше не отправлять его в тюрьму или колонию, а найти другие формы воздействия.
«Тюрьма никогда никого не исправляла» (Кучереня).
Те, кто этим вопросом занимается, говорят о восстановительном правосудии как альтернативе правосудию карательному. Соответственно, в работе ювенальных судов должны участвовать детские психологи и соцработники, да и самим судьям рекомендуется поумнеть в этом направлении.
И вот первый источник взаимонепонимания. Когда о ЮЮ говорят ее сторонники, они указывают на ее преимущества в случае незначительных правонарушений, почти недоразумений, которые легко разрешаются возмещением ущерба и примирением (в публикациях альманаха «Вопросы ЮЮ» http://juvenjust.org/ повторяется один и тот же пример: дети украли на заводе металлолом, думая, что он никому не нужен, дело кончилось денежной расплатой и примирением). А противники ЮЮ говорят о жестоких преступлениях, в отношении которых ювенальный суд проявляет неоправданную мягкость.

2. Но у нас в России ЮЮ понимают шире. В проекте закона «Об основах системы ЮЮ», предложенном группой юристов в 2005 году (закон так пока и не принят из-за массового сопротивления, на которое пришлось откликаться самому Путину), сказано так: «Под системой ювенальной юстиции понимается совокупность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, должностных лиц, неправительственных некоммерческих организаций, осуществляющих на основе установленных законом процедур действия, нацеленные на реализацию и обеспечение прав, свобод и законных интересов ребёнка (несовершеннолетнего). В рамках системы ювенальной юстиции осуществляются программы, проекты и мероприятия социального, педагогического, юридического, психологического и медицинского характера, направленные на профилактику и реабилитацию ребёнка (несовершеннолетнего)».
При таком понимании ЮЮ 1) расширяются функции системы и 2) расширяется круг участников, в числе которых оказываются и органы опеки, и медицинские и образовательные учреждения, и даже НКО.
Юристы-ювенальщики (я с одним говорил) клянутся, что они занимаются исключительно восстановительным правосудием, стараются ввести в судебную практику учет особенностей ребенка.  А для противников ЮЮ самое страшное – это как раз вот эта вторая сторона ЮЮ – «действия, нацеленные на реализацию и обеспечение прав, свобод и законных интересов ребёнка». И судят они о том, чем грозит новая юстиция, по практике вмешательства государства в жизнь семьи – за рубежом и у нас.

3. Практика, о которой идет речь, это – контроль за тем, как обращаются в семьях с детьми, отнятие детей в случае, если нарушаются их «права и интересы», представление материалов в суды для лишения родительских прав и ограничения в правах. Непосредственные исполнители всего этого – государственные или муниципальные органы, наделенные обязанностью и правом защать благополучие детей.  В разных странах они по-разному называются, комплектуются и организованы. У нас – это органы опеки и попечительства.  Главное отличие нашей практики от западной – в том, что там, как я понял, это соцработники, прошедшие специальную подготовку, а  у нас от работниц этих органов (это практически всегда женщины) специального образования не требуется.

Слушаем стороны.
Противники ЮЮ указывают на бессмысленно-жестокие, непонятно чем мотивированные (во многих случаях говорят о корысти) случаи отнятия детей у родителей и разрушения благополучных, во всяком случае, жизнеспособных семей.
У нас в России поводами являются обычно «плохие условия содержания» (бедность, плохие жилищных условий, болезнь родителей – см. там же, в «Детском доме», ссылки на «Случаи»).
У них (на Западе) – это обычно «неправильное» поведение родителей, так или иначе ухудшающее условия жизни детей или нарушающее их «права» (см., например, публикации в британской прессе, о которых я уже писал).
То и другое в совокупности, первое – как уже ведущаяся война против семьи, второе – как ближайшая перспектива, если врага не остановить, породило в России массовый протест – вплоть до решений Всемирного русского народного собора и Всероссийского родительского съезда с учреждением «Всероссийского родительского сопротивления» разрушению семьи.
Сторонники ЮЮ (это обычно профессионалы-юристы, я с их позицией знакомился в основном по альманаху «Вопросы ювенальной юстиции») возражают так:
1)  безобразия, творимые органами опеки в России, творятся как раз по той причине, что система ЮЮ здесь отсутствует, виновато российское бесправие, низкая правовая культура; введение в России ЮЮ, наоборот, позволит четко определить полномочия органов опенки, поставить их под правовой контроль;
2) в числе основных принципов ЮЮ – не только соблюдение прав и интересов ребенка, но и «поддержка государством семьи в качестве наиболее благоприятной и естественной среды» для его воспитания;
3) что касается угрозы введения западных форм ЮЮ вместе с существующими там крайностями, то, во-первых, когда это еще будет, во-вторых, ЮЮ только форма, содержание будем определять мы, какую систему заботы о детях захотим создать ЮЮ, такая и будет.

Это звучит убедительно. Но у всей этой ситуации есть еще одно измерение, которое снова путает карты. Это стоящая за всем этим идеология – из которой вырастает современный «проект ЮЮ» и на которую ссылаются в обоснование своих действий практики.

3. Это – идеология «прав ребенка», в том числе и его прав внутри семьи, защищаемых государством. Документы, в которых эта идеология формулируется – например, Конвенция ООН о правах ребенка,  или раздел принципов в проекте Закона «Об основах системы ювенальной юстиции», – написаны с использованием юридической терминологии, но на законы (в светском смысле) похожи не больше, чем заповеди, полученные на Синае. Это – новая, нарождающаяся религия и так ее и нужно воспринимать и обсуждать.
Но тогда и массовое рефлекторное ее отторжение, хоть и плохо аргументированное по сравнению с логикой юристов, защищающих свой проект, требует внимания и осмысления. Задето что-то важное - нужно думать. А пока, видимо, притормозить.
На этом я оборву, до большей ясности не додумался.
Tags: Россия, дети, право
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments