gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

СИРОТЫ 73: обобщаю опыт

Вчерашняя встреча с таким удивительным явлением, как музыкальные детские дома, навела меня на важные обобщения.

  1. Военно-музыкальные школы создавались «для подготовки музыкантов для военных оркестров частей Красной Армии», «задачей музыкантов в войсках было повышение боевого настроя солдат». Они участвовали в парадах. На фронте их игре места, по-видимому, не было, но провожали на фронт под звуки оркестра, под «Прощание славянки» в Первую и под «Вставай страна огромная» в Отечественную. Государственная необходимость понятна.Это – о музыке. Но меня интересует сама модель образования таких заведений и набора в них. У этой модели –  ее можно назвать планово-мобилизационной – область применения много шире военно-музыкантской подготовки и долгая история. В принципе, к этому типу можно причислить столь разные явления, как набор в армию и идею «трудовых армий» Троцкого. Но (если брать «голую идею» набора под государственную необходимость) то сюда же придется отнести, с одной стороны, колмогоровскую систему поиска одаренных детей, а с другой – бериевские «шарашки», да и весь Гулаг. А в имперском прошлом – аракчеевские военные поселения.Не торопитесь шокироваться безнравственными сближениями. Логика обесчеловечения таких форм ясна: всевластие мобилизационных органов государства заключает в себе возможность беспредельных злоупотреблений, вплоть до превращения в машину беспощадной эксплуатации и даже уничтожения. Но. Планово-мобилизационная модель осуществляется и в мягких, вполне человечных формах. Колмогоровские эмиссары не вербовали одаренных детей в элитные школы насильно, это была жизненная удача. Удачей было и зачисление музыкально способного сироты в военно-музыкальный интернат. Вообще, head-huntering, поиск и собирание для учебы или работы – из этого ряда.


  1. Теперь о сиротах. Они – привлекательный ресурс для плановой мобилизации в силу того, что они «не приватизированы» семьями. Не случайно детдомовскую систему критики сравнивают с армией и даже ФСИНом (службой исполнения наказаний). Но ведь можно и по другому образцу действовать – как показывают те же муздетдома и, кстати, их последующая демилитаризация.

  2. А теперь давайте соотнесем и сопоставим такой подход, от государственного и общественного запроса, с тем «детоцентристским», который воплощается в семейном устройстве. Во втором случае определяющий принцип – благо ребенка, в оптимальном варианте – каждому найти наиболее подходящую ему семью. А уж семья и сам ребенок, когда он вырастет, будут решать, кем ему быть и что делать. Во втором случае, государство решает, кто ему нужен – военный музыкант, физик-математик, дипломат (вспомним Киевский детдом моего знакомого, созданный для подготовки дипломатов) или квалифицированный рабочий – и организует условия для подготовки нужных ему «кадров». Обращаю внимание на то, что в нормальном, человечном обществе всегда сосуществуют, совместно действуют оба принципа, вполне дополняющие друг друга. Различие - в порядке вступления в действие: в одном случае человек ищет свой путь, в том числе путь профессионализации, и на этом пути сталкивается с тем, что нужно обществу и государству, через рынок труда и образовательных «услуг»; в другом – государство и общественные организации активно заявляют о своих нуждах и действуют соответствующим образом: ищут, мотивируют и т.д. В нравственном плане,  если в первом случае ярче выступают ценности свободы и самоопределения, то во втором – ценности служения: человеку нужно быть нужным.


  1. И еще один урок из вчерашней находки. Он связан с тем, что обычно ставится в укор детдомовской, казенной атмосфере: режимность, жизнь по распорядку. Да, конечно, во всем нужна мера, в том числе и в соотношении между дисциплиной и свободным распоряжением временем. И это вполне, думаю, реализуемо в хорошем детском доме. Но много важнее другое – наличие осмысленного дела. Процитирую, то, что уже цитировал, из жж человека, работающего с детдомами:

Знаете, что самое тяжелое в детском доме? Нет, не то, что живешь одинокий, никому не нужный и без папы с мамой. То есть это, конечно, тоже очень плохо, но не оно приводит детей в то состояние, о котором потом обтекаемо говорят "значительные трудности в социализации", имея в виду просто полуживотное состояние, когда тебе все равно, где ты, что ты и что вокруг тебя. Убивает там скука. Злая, тоскливая и всеобъемлющая.
Фраза, которую я чаще всего слышу от ребят: "делать нефиг". Распорядок дня крутится вокруг столовой, от завтрака до обеда и до ужина, после которого главное событие дня: прогулка, и отбой. В "Пока все дома" услышала, как мальчик на вопрос, чем он занимается в детском доме, начал рассказывать: "Первое кормление, потом второе кормление, третье..."
Малыши и новенькие еще пытаются хоть чем-то занять себя. Они на ура принимают любое предложенное занятие, лишь бы только ХОТЬ ЧТО-ТО делать. Но все, что им могут предложить педагоги, это бесконечные "конкурсы песни имени пляски", бессмысленные и безрезультативные, весь интерес которых для детей сводится в конце концов к ценности призов, впрочем, тоже не особо значимой, потому что любая вещь не проживет и недели.
Дети честно пытаются занять себя сами, но любая деятельность ограничена "режимными моментами" и личными пристрастиями взрослых. Невозможно сесть и читать книжку, или рисовать, или носиться с футбольным мячом столько, сколько тебе сейчас хочется. А огромное количество интересных занятий пройдет мимо только потому, что твоему воспитателю они кажутся "дурацкими". Поэтому один из самых бессмысленных вопросов, который можно задать воспитаннику детского дома: "Что ты любишь делать?". Он любит то, что ему показала Марья Петровна, все остальное или нельзя, или непонятно.
Остается заполнять свои дни НИЧЕМ. Тупо до одури смотреть телевизор, а если напряжение распирает изнутри так же тупо с ором носиться по коридорам и улице. Взросляки - апофеоз ничегонеделания. Они либо часами тусуются у стратегически важных объектов: холл и столовая, либо лежат на полу в групповой, уставившись в телевизор. Почему-то всегда на полу, хотя в этой же комнате есть диван. Я объехала с десяток учреждений, везде это выглядит одинаково: пустой диван и рядок-другой детей на полу перед телевизором.
Более-менее активные большую часть времени в движухе. Их жизнь проходит в основном уже вне стен детского дома. Они кого-то "отрабатывают", тут же тратят отработанное  на "красивую жизнь". Детдом для этих старших - транзитная остановка в погоне за удовольствиями жизни. Они приходят туда на время, отсидеться, когда на воле припечет, или их приводит милиция. Но и эта активная часть сообщества, оказавшись в интернатской атмосфере, тут же погружается в ту же нирвану безделья.
Новым детям, особенно подросткам, эта жизнь рвет шаблоны и приводит к срывам. Помню, как 13-летний Ванька, вернувшись из своего полуторагодовалого забега в первое время выходил в коридор по вечерам и молча смотрел. Объяснял это: "изучаю этот... дурдом". Но детдом быстро обкатывает, через полгода-год эти ребята становятся неотличимы от остальных.
Вырваться из этого безумия можно только в побег. Иногда, очень редко, детскому дому может повезти и туда придет человек, по-настоящему любящий дело, которым он занимается. Такому удастся вытащить на поверхность болота несколько человек и у них появится шанс научится хоть чего-то хотеть в этой жизни. Остальные понесут ту же убивающую скуку через всю жизнь.
В муздетдомах, думаю, этой проблемы нет.

Tags: Россия, дети, самоопределение, служение
Subscribe

  • Однако...

    Анатолий Иванов в 1970-х о будущем. Не читал, да как-то и неприлично было читать его тогда.

  • Неплюев и его братство

    Писал не так давно про то, возможна ли общинная жизнь. А тут вдруг... Хоронили вчера Наташу Черненко, первую жену старшего брата Таниного. А она…

  • Бунин

    Неделю тому назад отмечали 150 лет с рождения И.А.Бунина. А мы, и не зная этой даты, уже второй месяц как читаем его по вечерам. На разбор и оценку…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments