gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

Сироты 20а: ответ из Америки и из прошлого

Вот и получены ответы на заданные мною вопросы - от детдомовца советского времени, живущего сейчас в Америке. Привожу его ответы. Приведу без комментариев - как материал для осмысления:

1. Отсутствие «значимого взрослого» – единственного, привязанность к которому и уверенность в котором есть условие здорового развития. Когда П. говорит об этом применительно к "домам ребенка" (где младенцы), она безусловно убедительна. Но она утверждает, что это относится и к детдомам вообще. Почему не к Вашему?

Дело в том, что от нас родители не отказывались, они погибли. В интернате, у большинства были деды-бабки тети-дяди. Даже мамы. Они не могли нас содержать, но мы их посещали и очень тесно общались. У кого никого не было, часто ходили в гости с теми у кого кто-то был. Лично на меня огромное влияние имело мой дед -- известный портной, его религиозность у меня--атеиста всегда вызывала большое уважение. Но главное влияние на меня оказал брат отца герой войны и дон кихот. Думаю,что большинство из нас, как и воспитанники военных училищ (Суворовского, Нахимовского и др.) того времени имели таких родственников. Кроме того, нам здорово повезло с первым директором, который набрал потрясающий штат учителей и воспитателей, о которых у всех нас очень теплые воспоминания. И хотя, например, у нас в классе было 36 человек, мы чувствовали к себе личное отношение. Многие из учителей были высоко образованы и интеллигентны и в большой мере служили нам образцом. Первый директор объявил миссией интерната «подготовить детей погибших к получению высшего образования». Считанные из наших выпускников не получили высшего образования..
        В детдоме №13 для детей из Освенцима положение было иное. У большинства родители и родственники погибли в лагерях и большинство были явно ущербны и физически и по умственному развитию (в лагере к ним, по их рассказам относились
«не жестоко», поскольку доили из них кровь для немецких госпеталей). Ни и в этом детдоме директором была очень сильная и чрезвычайно благородная женщина и,  как и в интернате, она подбирала прекрасный штат воспитателей (учились они в обычной школе).

2.  Тотальное нарушение личных границ. Ну, Вы читали у нее - общее белье, беззастенчивые медосмотры и т.п. Разве это не может быть налажено по-человечески, без постоянного вторжения в личное пространство? Как с этим было у Вас?

У нас было нечто подобное. Раз в десять дней нас вели в гарнизонную баню, отбирали белье и морили блох и вшей в специальной машине «душегубке». Из кучи мы выбирали себе белье, часто нам не подходящее по размеру. Личного пространства у нас не было. В спальне у нас стояло 36 кроватей. Между каждыми двумя маленькая тумбочка с мылом и зубной щеткой и порошком. Но нам объясняли, что это послевоенная разруха. Да и мы сами видели, как живут наши родственники. Мы к этому привыкли и нас почему-то это не травмировало, хотя и очень стесняло. Понятия privacy у нас не было. Например, у двери столовой нас ждал дежурный воспитатель с алюминевой ложкой, из которой все 300 учеников выедали и слизывали рыбий жир, доставаемый и той же кастрюли. По какой-то причине, никого это не смущало. Нам объясняли, что это печальная необходимость.

3.  Регламентированность жизни и отсутствие опыта ответственности. Аналогичные вопросы. Я, кстати, не слышал, чтобы на дурные последствия регламентации жаловались в отношении суворовских училищ.

У нас была воинская дисциплина. За всякий проступок наряд вне очереди. Ответственность была. Мы были ответственны за уборку помещений, натирку полов, чистку картошки, работу на участке. Каждый считал, что если он дежурный, то должен чистить нужник, иначе это вынужден будет делать другой братан, который не хуже тебя. Мы до сих пор собираясь благодарны за то, что нас приучили делать утреннюю зарядку, полагаться только на себя. Нам никогда себя не было жалко, а главный лозунг был «без соплей».  Из десяти основных заповедей первые девять были «не донеси», а десятая «не признавайся». За нарушение в младших класах однокласники били смертным боем, а в старших (единичные редкие случаи) презирали. Вообще нам вбивали чувство самоуважения и элитарности. Я не помню, чтобы преподаватели  к нам относились без уважения.

4.  Иждивенчество, убежденность сироты, что весь мир ему должен. Неприучение к труду. Ну, тут мне практически очевидно, что это вполне устранимая бредятина существующих правил и установок (таких, как запрет "детского труда"). Но тоже интересно, как это у Вас было.

Поначалу у нас было чувство, что мир нам должен. Это был протест против постоянных попреков что «Родина о вас заботится», так что кто-то у нас выдвинул лозунг, что поскольку наши отцы погибли на фронте за Родину, она обязана о нас заботиться. Но к счастью, нашим воспитателям удалось нам вдолбить, что без высшего образования у нас жизни не будет, а учиться за нас никто не может. Поэтому у нас не было иждивенческих настроений. А вот у ребят после Освенцима было хуже, чем убежденность сироты (сироты своего «сиротства» не чувствуют, если их не унижают жалостью), у многих из них была убежденность жертвы, которой мир должен (я это почувствовал не встрече 60-летия детдомовцев). В интернате может нас и жалели, но никогда нам этого не высказывали и требовали, требовали (спасибо им), при этом создавая условия как могли (и мы это чувствовали). В детдоме их с самого начала именно жалели. Это и не удивительно. Привезли автобус детей в прекрасный особняк на окраине Киева, обед уже был готов, и истощенные дети, после того как сползли со ступенек автобуса, ползли на четвереньках в столовую. Идти у них сил не было, и рыдающие сотрудники детдома несли их на руках. Конечно, их было безумно жалко и это, к сожалению, укоренилось, чему способствовало и настроение уделяющей им особое внимание прессы. Впоследствии директрисса, Вера Арсентьевна Семенова (светлая ей память) боролась с этим всеми силами, но не со стопроцентным успехом.
В целом мне кажется, что ключевую роль для нас сыграли человеческие качества и разумность наших учителей и воспитателей, которые были тщательно отобраны директорами. Кстати, первый директор интерната Георгий Леонтьевич Градов впоследствии стал член-кором по экономике.
Надеюсь это сумбурное объяснение что-то прояснит.
P.S. В качестве иллюстрации прикрепляю только вчера полученный "Приказ" по одесской школе, считающейся наследником одесского интерната, данный выпускником нашего Киевского интерната, генералом Александром Мельниковым, ныне живущем в Сан Франциско, а когда-то один из ответственных за очистку Чернобыля-2 и строительство саркофага.


Приведу я и этот документ как свидетельство исчезающего, кажется, в России духа:

Интернатцы, Alumni, братья.
Товарищи офицеры.
Мы все получили уникальное поздравление с Днем защитника Отечества, да еще и с песней. Видели и слышали,что творят пацаны вкупе с Леночкой Мельник? Растрогали старого солдата до слез. Даже морщины разгладились и захотелось стать в строй. Значит, есть еще порох у молодняка, и в Одессе его держат сухим. Спасибо, мальчишки, ну как не завидовать вам.
А теперь унять эмоции, вытереть слезы радости и сопли, слушать боевой ПРИКАЗ.

В ознаменование Дня защитника Отечества, от имени всех аlumni Киевской, Одесской и Харьковской АСШИ поздравляю личный состав воспитанников-мужчин Одесской СШИ №2 с праздником. Хочу, чтобы вы выросли грамотными, смелыми и благородными защитниками, не опозорили имя школы и нашу седину. Недаром офицеров Российской Империи именовали «ваше благородие». Напомню вам слова ярого антифашиста Уинстона Черчилля, единственного иностранца, получившего при жизни статус «Почетный гражданин США». Следуйте его заповеди:
We make a living by what we get,
We make a life by what we give.
Sir Winston Churchill
          
Волею, данной мне братьями-интернатцами, ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Ученикам-мужам школы взять под охрану и оборону весь женский личный состав и малышей школы, не допускать обидных поступков по отношению к ним ни с чужой, ни со своей стороны.
2. Всем учащимся школы исключить из успеваемости оценку «двойка», забыть оценку «тройка» и не позорить нашу старость. Принять к сведению, что рекорд установлен выпуском КАСШИ-51 (кодовое название «мешки») - 18 отличников-медалистов из 25 человек.
3. Установить премию подразделению (классу) с максимальным количеством отличников.
4. Создать мандатную комиссию при руководителе школы для доработки положения о премии и оценки результатов учебы. Состав: (по согласованию) п-к Бурыгин В, главредтЛитвяк В, преп. Мельник Е, м-р Поздняков Е, преп. Сытая Л.
5. Главреду «Радара» Литвяк В. в газете объявить конкурсы:
а) на лучшее название (имя существительное женского рода), девочки-интернатца. В нашем поколении такого названия не существовало. Приз: «пятерка» по русскому языку (по согласованию с руководством школы).
б) на лучший литературный русский перевод цитаты У.Черчиля. Приз: «пятерка» по английскому языку (по согласованию с руководством школы).
6. Поручить тт. Бурыгин В, Мельник Е, Поздняков Е, Сытая Л.(секретно, спецшифрограммой).

Принять к сведению, что задержка приказа вызвана приходом 23 февраля в Сан Франциско на 10 часов позже чем в Одессу.
Да здравствуют сыны Отечества.

От имени всех alumni,
Александр Мельников,
КАСШИ-54 (кодовре название «солдаты»).
Ликвидатор 1-кат. ЛПА на ЧАЭС,
г-м (в отставке) ИТС МСМ СССР.



Tags: Россия, СССР, дети, детский дом
Subscribe

  • Придумал. И осуществил

    У меня нет потребности гулять. На даче еще куда ни шло, да и Таня утягивает на прогулку. Грибы опять же. А в Москве неохота. Но движенье и т.д. И я…

  • где мои 12 лет?

    Попал под грандиозный ливень, промок до последней нитки, местами шел по щиколотку в воде, два раза был обливаем машинами... И чувствовал себя…

  • читая ленту

    А не прокачать ли мне свой имидж?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments