gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

новая книга о Плотине

Хороша книга Эмиля Брейе о Плотине, переведенная А Гагониным. Хороша, наверно, не как руководство к изучению «системы» Плотина, сколько окно в устройство его ума и души: чем он жил и для чего мыслил.

Предмет - не столько учение, сколько образ жизни: «одиночество мудреца, пребывание “один на один” с высшим началом, которого мудрец достигает, последовательно оставив все ограниченное и определенное».

Созерцание того, что Плотин называет «умопостигаемой реальностью». Оно «превосходит мышление – по крайней мере, нормальное, дискурсивное мышление». Но для созерцаемого «годятся только слова, передающие чувственные впечатления, а вовсе не выражения, связанные с логическим мышлением» – умопостигаемое и чувственное оказываются сближенными, что «позволяет им общаться над мыслимыми вещами». «Умопостигаемый мир и есть тот самый внутренний лик вещей, познание которого, кажется, вовсе не абстрактно, а скорее представляет собой своего рода углубленное зрительное восприятие. … Чем для лица является его выражение, тем же для совокупности чувственного мира является умопостигаемая реальность в целом».

Одна из задач Брейе – очистить восприятие философии Плотина от христианизирующих ее интерпретаций. Это два противоположных понимания мироустройства и духовного пути человека. «Если [как для Плотина] реальность представляет собой законченную рациональную систему без всякой истории, тогда единственным идеалом будет постижение этой реальности, какая она есть, по ту сторону видимости, которая ее скрывает. Духовная жизнь оказывается просто-напросто развитием созерцательного ума. В ней нет ничего подобного тому глубокому обновлению человеческого существа, тому возрождению, к которому стремится не только христианство, но и все религии той эпохи».

Путь разный, но забота одна: очистить душу и возвести ее к своему высшему назначению. «Точкой отчета для него служит чувство беспокойства, ощущение того, что человеческую жизнь в обыденной ее форме задерживают и ослабляют помехи – тело и страсти». «Поскольку в своих поисках Плотин исходит из той же точки, что и существовавшие в его время религии… язык этих религий – его язык. В его представлении о мире нет ни одной реальности, не отмеченной некоторым коэффициентом религиозной значимости, реальности, которая не рассматривалась бы в качестве местопребывания для души – либо восходящей к своему началу, либо нисходящей к материи».

«Эннеады» трудно читать во многом потому, что их читают неправильно, ищут последовательно развиваемого дискурса – тогда как это запись семинаров, ближайшим аналогом которых в позднейшую эпоху были семинары кружка Щедровицкого (это, понятно, уже не Брейе, а я). Ответ Плотина одному из сторонних слушателей, которому не понравилось, что учителя перебивают вопросами и возражениями, мешая следить за ходом его мысли и записывать: «Так ведь если вопросы Порфирия не выявят трудностей, чтобы их решить, то нечего будет и записывать».

К чему я про это? К тому, что вот так (может быть, не только так, но и так тоже) нужно писать о философах, которые далеко от нас и не впрямую для нас писали: о чем это он? из какой душевной нужды мыслил?


Tags: Плотин, книги, философия
Subscribe

  • что важнее?

    Рассела... отчасти изумляли, а отчасти возмущали попытки Витгенштейна убедить его "со всей серьезностью, что лучше быть добрым, чем умным".…

  • абстрактное и конкретное, конкретное переживание абстрактного

    Из письма логику и математику, моему постоянному собеседнику и корреспонденту: Для меня главная тема сейчас - абстракция. И ее противоположность -…

  • Бог как отсутствие

    Ставил я когда-то, и не один раз, вопрос о проторелигиозности, т.е. о том первичном качестве или склонности, или способности... , из которой, в ходе…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments