gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

Читаю Хайдеггера 7: мыслит ли философия?

Но как же можно сегодня говорить, что мы еще не мыслим, сегодня, когда к философии наблюдается живой интерес везде, который становится все более деятельным [точнее «шумным»], так что [чуть ли не] каждый хочет знать, как там обстоят дела с философией.
Философы – это мыслители. Они называются так, потому что мышление происходит главным образом в философии. Никто не будет отрицать сегодняшнего интереса к философии. Но осталось ли сегодня еще хоть что-нибудь, чем бы не интересовался человек в том смысле, в котором понимается сегодняшним человеком слово "интересоваться"?
Inter-esse значит: быть среди вещей, между вещей, находиться в центре вещи и стойко стоять при ней. Однако сегодняшний интерес ценит одно лишь интересное. А оно таково, что может уже в следующий момент стать безразличным и смениться чем-то другим, что нас столь же мало касается. Сегодня нередко люди считают, что, находя какую-то вещь интересной, они удостаивают ее своим вниманием. На самом же деле такое отношение принижает интересное до уровня безразличного и вскоре отбрасывает как скучное.
Интерес, проявляемый к философии, никоим образом не свидетельствует о готовности мыслить. И то, что мы годами упорно занимаемся сочинениями великих мыслителей, еще не гарантирует того, что мы мыслим или хотя бы готовы учиться мыслить. Занятие философией может даже создать нам стойкую иллюзию того, что мы мыслим, раз мы "философствуем".
Пер. А.С.Солодовниковой, в квадратных скобках мои уточнения.



В оригинале философы названы dieDenker, т.е. мыслители «по преимуществу», те, кто носит это имя по праву. Но, похоже, что этот иронический кусок относится к профессиональным философам не меньше, чем к интересующейся философией публике.
К этимологии «интереса», которую дает Х. (она не отличается от предлагаемой словарями), можно добавить, что в средневековой латыни, откуда пошло современное словоупотребление, interesse означало компенсацию за потерю, т.е. речь шла о действительной заинтересованности, а не любопытстве.
От себя добавлю, что с какого-то времени очень не люблю слово «интересный»; особенно противно, когда в ответ на высказанную мысль или поставленный вопрос, в ответ слышишь: «Интересно…».
Как я уже писал в начале этой серии, АС переводила сокращенный текст, обращенный к широкой аудитории. В сравнении с полным текстом в нем выпущено несколько похвальных фраз в адрес академических философских штудий (в приведенном ниже немецком тексте они выделены). Смысл тот, что, конечно, упорная, требующая большой учености, работа по донесению до нас образцов мысли великих мыслителей прошлого заслуживает хвалы и благодарности. Но… причастности к мышлению и она не гарантирует.

В пределах этого куска все, по-моему ясно, можно двигаться дальше.

Aber wie kann heute jemand behaupten, daß wir noch nicht denken, wo doch überall das Interesse für die Philosophic rege ist und immer lauter wird, wo beinahe jedermann wissen will, was es denn mit der Philosophie auf sich hat.
Die Philosophen sind “die” Denker. So hei
ßen sie, weil sich das Denken eigentlich in der Philosophie abspieit.
Niemand wird bestreiten wollen, da
ß heute ein Interesse für die Philosophie besteht. Doch gibt es heute noch etwas, wofür der Mensch sich nicht interessiert, in der Weise namlich, wie er das “interessieren” versteht?
Inter-esse heiBt: unter und zwischen den Sachen sein, mitten in einer Sache stehen und bei ihr bleiben. Allein f
ür das heutige Interesse gilt nur das Interessante. Das ist solches, was erlaubt, im nächsten Augenblick schon gleichgültig zu sein und durch anderes abgelöst zu werden, was einen dann ebensowenig angeht wie das Vorige. Man meint heute oft, etwas dadurch besonders zu würdigen, daß man es interessant findet. In Wahrheit hat man durch dieses Urteil das Interessante bereits in das Gleichgültige und alsbald Langweilige abgeschoben.
Daß man für die Philosophie ein Interesse zeigt, bezeugt noch keine Bereitschaft zum Denken. Gewiß gibt es allenthalben eine ernsthafte Beschäftigung mit der Philosophie und ihren Fragen. Es gibt einen rühmenswerten Aufwand von Gelehrsamkeit zur Erforschung ihrer Geschichte. Hier bestehen nützliche und löbliche Aufgaben, zu deren Erfüllung nur die besten Kräfte gut genug sind, zumal dann, wenn sie uns Vorbilder großen Denkens vor Augen führen. Aber selbst die Tatsache, daß wir uns Jahre hindurch mit den Abhandlungen und Schriften der großen Denker eindringlich abgeben, leistet noch nicht die Gewähr, daß wir selber denken oder auch nur bereit sind, das Denken zu lernen. Im Gegenteil: die Beschäftigung mit der Philosophie kann uns sogar am hartnäckigsten den Anschein vorgaukeln,
daB wir denken, weil wir doch unablassig philosophieren.


Tags: Хайдеггер, мышление, перевод, философия, чтение
Subscribe

  • Средь шумного бала, случайно...

    Подводя итог обсуждению поста о случайности, выделю три вопроса или возражения, которые заставили меня задуматься. Но прежде всего еще раз о том,…

  • Случайности нет

    Сформулировалось в обсуждении с постоянным оппонентом: Я не приемлю случайности, онтологически она - абсурд. Неопределенность мыслима только двояко:…

  • Логико-философский сон

    Во сне, сдавая экзамен по философии и выбрав тему "Лейбниц", доказывал, что прав Кутюра и принципы противоречия и достаточного основания -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments