gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

обязательно прочту

Оригинал взят у arttasalov в нужная книга...
Оригинал взят у pochta_polevaya в Наше дело... молиться*. О книге Лидии Запариной "Последняя заутреня"

У меня своя читательская номинация. И в ней книга эта - на первом месте. Долгое время рассказы Л. Запариной (1903-1996) ходили в самиздате, публиковались без авторства. Кроме удивительных свидетельств, глубоких и точных зарисовок времени и характеров, жизни церковного человека в советское время, в этой книге есть фотографии "Помянника" Лидии Сергеевны.
Помянник представлял собой общую тетрадь, дополненную несколькими тонкими тетрадками, всего 186 листов. Количество имен, поминавшихся ею, превышает три тысячи. Структура Помянника проста: слева имена, дополненные фамилиями, если они известны; справа дата смерти, если известна, иногда с указанием ее обстоятельств или причин: "скончался от голода", "убит снарядом в 1942 году", "скончался от рака", убит на улице", "расстрелян". В Помяннике - и угодники Божии, и лица духовного звания (340 с лишним человек). Множество поминовений вносилось по чувству долга, безо всяких просьб: друзья, сослуживцы, родственники, друзья друзей, их родители.   Многие записи придают Помяннику черты дневника, он в значительной степени представляет такой же сборник непридуманных рассказов, в лаконичном изложении. Есть там и люди без имен: ("молодая нищая, страдавшая тяжелыми приступами, очень мучилась, просила, сидя на земле..."). 

В "Последней заутрене" опубликованы странички из Помянника, читать их - потрясение, шаг к покаянию для любой души. Вот всего лишь три записи:

"Матроны - +1976. Петроградская ризничая, шившая облачения всем высшим иерархам. Последние годы жизни была парализована и жила в исключительно тяжелых условиях в семье племянника, где над ней издевались и били. Когда ее жалели, говорила: "Без мучений в Царство Небесное не попадешь". Скончалась в больнице.

Анатолия - + 11.X. 76. Брат Юрочки (сосед-алкоголик). 36 лет. Личность аморальная. Сброшен "дружками" с балкона с ножом в боку. Я его очень боялась и желала ему смерти. Прости меня, Господи!

Олега - + 5.V.87. Солдатик. 20 лет, седым вернулся домой из Афганистана и через полгода умер. О своих страданиях ничего не рассказывал..."

А сама книга, как и вышедшая ранее - "Непридуманные рассказы", на мой взгляд,  просто современный Патерик.  Вот отрывок из рассказа  "Долг платежом красен":


"Отец Петр принимал у себя в гостях епископа. Епископ Н. только-только вернулся из лагеря и приехал прямо в Москву хлопотать о восстановлении. Родных у него нет, знакомых тоже в Москве не нашел, а отца Петра знал, вот и попросился приютить. А уж вернулся какой! Старые брюки на нем, куртка рваная, на голове – кепка, и сапоги каши просят, и это все его имение. А на дворе декабрь! Одел отец Петр епископа, обул, валенки купил новые, подрясник свой теплый отдал, деньжонок немного, и вот три недели он у батюшки жил. На одной койке спали, другой хозяйка квартиры не дала. Подкормил немного отец Петр епископа, а то он от ветра шатался и вскоре проводил – назначение ему дали. Уж как благодарил епископ Н. отца Петра! «Никогда, говорил, твоей доброты не забуду!» А отец Петр говорил: «Да, привел меня Господь такому большому человеку послужить!»

* * *

Прошло полгода, и отца Петра ночью взяли. Был 1937 год. Его сослали на десять лет в концлагерь. Вначале духовные дети ему помогали и посылали посылки с вещами и продуктами, но когда началась война, о нем забыли, а когда вспомнили, то и посылать было нечего, все голодали. Потом распространился слух, что отец Петр умер. Но он был жив и страдал от голода и болезней. В конце 1944 г. его, еле живого, выпустили и дали направление в Ташкент.
— Поехал я в Ташкент, вспоминал отец Петр, — и думал: там тепло, дай продам свой ватник и хлеба куплю, а то есть до смерти хочется. А дорога длинная, конца нет, на станциях все втридорога, и деньги вмиг вышли. Снял с себя белье и тоже продал, а сам в одном костюме из бумажной материи остался. Холодно, но терплю – скоро доеду. Вот добрался до Ташкента и скорей пошел в церковное управление. Говорю, что я священник и прошу хоть какой-нибудь работы. А на меня только руками замахали: «Много вас здесь таких ходят! Предъяви сначала документы!». Я им объясняю, что только что из лагеря прибыл,  что документы в Москве, и я их еще не успел запросить, и опять прошу любую работу дать, чтоб не умереть с голоду до того времени, когда документы придут. Не слушают, выгнали. Что делать? Пошел у людей приюта просить, на дворе ведь зима. Гонят. «Ты, говорят, страшный да вшивый, и того гляди умрешь. Что с тобой мертвым делать? Иди к себе!» Стал я на паперти в кладбищенском храме с нищими, хоть на кусок хлеба попросить – побили меня нищие: «Уходи прочь, не наш! Самим мало подают!» заплакал я с горя, в лагере и то лучше было. Плачу и молюсь: «Божия Матерь, спаси меня!»
Наконец, упросил одну женщину, и она впустила меня в хлев, где у нее свинья была, так я со свиньей вместе и жил и часто у нее из ведра еду таскал. А в церковь кладбищенскую каждый день ходил и молился. Не в самой церкви, конечно, туда бы меня не пустили, потому что я весь грязный был, рваный, колени голые светятся, а главное, вшей на мне была сила.
Вот как-то слышу, нищие говорят, что приехал владыка Н. и сегодня будет вечером на кладбище служить. «Господи! — думаю, — неужели этот владыка Н., которого я у себя привечал? Если он, попрошу у него помощи, может быть, старые хлеб-соль вспомнит».
Весь день я сам не свой ходил, волновался очень, а вечером раньше всех к храму пришел. Жду, а сердце колотится: он или не он? Признает или нет? Молюсь стою.
Подъехала машина, вышел владыка, смотрю – ОН! Тут я все на свете забыл, сквозь народ прорвался и не своим голосом кричу: «Владыка, спасите!». Он остановился, посмотрел на меня и говорит: «Не узнаю!». Как сказал, народ давай меня взашей гнать, а я еще сильнее кричу: «Это я, отец Петр из Москвы!». Владыка всмотрелся в меня, слезы у него на глазах показались и сказал: «Узнал теперь. Стойте здесь, сейчас келейника пришлю». И вошел в храм.
А я стою, трясусь весь и плачу. Народ меня окружил, давай расспрашивать, а я и говорить не могу. Тут вышел келейник и кричит: «Кто здесь отец Петр из Москвы?».
Я отозвался. Подает он мне деньги и говорит: «Владыка просил Вас вымыться, переодеться и завтра после обедни прийти к нему».
Тут уж народ поверил, что я и вправду священник. Кое-кто начал к себе звать, но подошла та женщина, у которой я в хлевушке жил и позвала меня к себе. Истопила черную баньку и пустила меня туда мыться. Пока я мылся, она пошла и у знакомых на владыкины деньги мне белье купила и одежду. Потом отвела мне комнатку маленькую с кроватью и столиком.
Лег я на чистое, сам чистый и заплакал: «Царица Небесная, слава Тебе!»

* * *

Благодаря стараниям владыки Н. отец Петр был восстановлен в своих священнических правах и назначен вторым священником в тот самый кладбищенский храм, от паперти которого его гнали нищие..."

* ps. Вспомнила, как в первый раз в году 2008-м впервые увидела хоругвеносца на коне, спросила его о форме, а он мне: "А твое дело, баба, идти в конце крестного хода с рушником и иконой.." Шли мы тогда Крестным ходом в праздник Торжества Православия от Ростовского кремля к Спасо-Яковлевскому собору. Это так, без оценки всего. Очень они воинственно смотрелись тогда - эти всадники... :)



Tags: книги, память
Subscribe

  • Сон-во-сне-во-сне...

    Давно не делился снами и не собирался. Но этот озадачил меня... Не знаю, с какого конца начать, поскольку он как бы надстраивался вширь. Возможно,…

  • (no subject)

    Ты посмотри, какая в небе тишь! Ночь обложила небо звездной данью. В такие вот часы стоишь и говоришь векам, истории и мирозданью. Вдруг как-то…

  • ОТЕЦ 445: Енакиевский купец Жив, мой прадед

    Подзаглохла эта линия моих записей - потому, в основном, что отцовские дневники... Остались тетради-ежедневники, но в них по большей части конспекты…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment