gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

О перемоге и назалежности

Неправильно, неточно я рассказал в прошлом посте. Вот что значит не вести записи, путается все.
Из Полтавы мы отправились не сразу в Диканьку, а сначала, конечно же, в мемориальный музей Полтавской битвы, оттуда заехали в монастырь, название которого не упомнил (первая из церквей на фото – оттуда), а уж потом в Диканьку.
С посещением места Полтавской битвы, у меня связалась цепь размышлений, которую мне хочется назвать украинским словом «перемога». Оно, по-моему, выразительней, чем наша «победа» (вообще, в украинском много замечательных слов, таких как, например «мрия» – мечта). Но победили-то в Полтаве мы – и не только шведов, но и мрии козацкой старшины о незалежности. И вот интересный, по-моему, вопрос: почему? Почему один народ состоялся как независимый, а другой – нет. Да и среди независимых одни – всякий скажет, кроме одержимых политкорректностью – великие, исторические, а другие едва заметны в истории. Взять хоть наше соперничество с Польшей и Литвой: после монгольского завоевания Белая и Малая Русь – литовские, позднее Речи Посполитой. В Смутное время мы им чуть не покорились, а уже в конце XVII века Ян Собесский плпкал, уступая России Киев. Все вернули, а при Екатерине и Польша вошла в состав России, продолжая, правда, бунтовать: «кто победит в извечном споре, кичливый лях иль верный росс? славянские ли ручьи сольются в русском море, оно ль иссякнет? вот вопрос».
А между ними Украина…
О народах говорить трудновато, мне всегда помогает сначала спуститься на уровень индивидов, отдельных людей.
К чему следует человеку стремиться больше в его отношениях с другими людьми? Побеждать их или служить им? По-христиански, вроде бы, лучше – служить. Служить Богу и людям, деятельная любовь ведь и есть служение, разве не так?
Но чтобы служить –– нужно быть. Быть под тем же солнцем, что и другие. Опять-таки, чтобы исполнять свое служение наилучшим образом, нужно себя как-то для этого усовершенствовать, оснастить. А ведь все, что для этого требуется – здоровье, образование, материальный достаток – все это, как правило, не в таком изобилии, чтобы «каждому по потребностям». Значит, в какой-то мере человек вынужден жить, соревнуясь с другими. У американцев так это прямо-таки принцип жизни – «ты это сможешь». Achievement motivation воспитывается с детства.
Святые, правда, живут не так, они полагаются на Бога, который даст «насущное». У других борьба смягчается милосердием, состраданием.
Но это все об отношениях на индивидуальном уровне, где действует христианством порожденная культура служения и уступчивости. Уже на уровне семей обычай оправдывает эгоизм: заботиться надо о своих. Мать все отдаст детям, но будет отвоевывать для них у других – не всегда, но часто.
А на уровне народов и стран? Кому когда приходило в голову, чтобы народ, получивший по одной щеке, подставил другую? Абсолютная нелепость!
Историческую судьбу народа решает его воля быть, на уровне составляющих его людей, проявляющаяся как «пассионарность» – как бы там ни критиковали конкретные исторические построения Гумилева, эта его интуиция, по-моему, неоспоримо верна.
Но как это оправдать правдой? «Мы – русские и с нами Бог!» – это Суворов. На это, конечно, легко возразить, что французы или даже турки (не помню, с кем воюя, сказал это Александр Васильич) думали и говорили что-то в этом же роде. Но все-таки важно, что с естественным стремлением к народному самоутверждению здесь как-то соединена вера в народное предназначение (а мы-то не релятивисты и верим, что предназначение есть, хоть и не во всем понято верно или понято вообще).
Выскажу еще одну догадку, хотя и не без внутренних колебаний. Сейчас много говорят в интеллигентской среде о том, что в Великой войне мы справились с немцами за счет жестокости власти и генералов к собственному народу – заградотряды, СМЕРШ, запрет на сдачу в плен… Я никак не оправдываю бессмысленной жестокости там, где она была. Но может быть насильственное понуждение к сверхподвигам, к нечеловеческим усилиям – это то же самое проявление воли народного целого быть, только делегированной в этих случаях самым безжалостным? Не знаю.

А Украина дождалась независимости. По мне так хай живе. Наверно, правы те, кто в качестве оптимального варианта рассматривают соразвитие (см. об этом в ЖЖ yzarik для отношений России и Белоруссии). Хотя в качестве своей национальной идеи они пока ничего, кроме «европейской Украины» пока не придумали, по-моему. Хороший язык украинский, мне нравится. Но вот очень хотелось мне Платона купить по-украински, обошел все «интеллектуальные» книжные магазины Киева (их два, «Академкнига» и «Наукова думка»), но нету. Перевели, говорят, «Государство» только, но давно. Мало, наверно, читателей. А что за язык без своего Платона? </lj-user>

Такие вот мне в пути приходили в голову мысли. А по возвращении состоялась давно замысленная беседа с давним моим знакомым, этнологом-постмодернистом. Мы говорили о нарастании этнических конфликтов в России и мире. И о понятии этноса, которое он склонен деконструировать. Попытаюсь позже изложить содержание беседы.
Tags: Украина, быть, история, пассионарность, победа, служение, соревнование
Subscribe

  • что деется?

    Тревожат мне душу письмами из Америки. Вот такое присылают: Watch "Иностранное вмешательство в Американские выборы. Доказано?" on YouTube…

  • Однако...

    Анатолий Иванов в 1970-х о будущем. Не читал, да как-то и неприлично было читать его тогда.

  • Неплюев и его братство

    Писал не так давно про то, возможна ли общинная жизнь. А тут вдруг... Хоронили вчера Наташу Черненко, первую жену старшего брата Таниного. А она…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments