gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

основной вопрос 11: Гуссерль, шаг третий

Но как сказать (и ясно, артикулированно помыслить) об этом феномене? Слова, как было сказано, неизбежно привносят трансцендентные смыслы, интерпретацию. А именно интерпретации и нужно избежать, удержав чистый, само-данный опыт. У В.Молчанова во вступительной статье к «Логическим исследованиям» – аналогия с переводом. Говорят, что всякий перевод интерпретация. Это и так, и не так. Интерпретация неизбежно привносится переводчиком, но если бы перевод был целиком интерпретацией, мы бы имели дело только с переводчиком, автора бы в переводе не было. Что стремится передать переводчик, верный переводимому автору? Не его замысел, ему неизвестный, о котором он может лишь догадываться из текста, но артикулированный в тексте смысл. И еще – способ артикулированности…
Вот тут самый трудный (для меня) шаг в рассуждениях Гуссерля.
Мы до сих пор имели дело с единичными феноменами. Но Гуссерль-то хочет строить такую философию, на которой основать все человеческое знание. А в нем много чего есть, без чего никак нельзя и, прежде всего, в нем есть, помимо единичного, общее.
Вот как он рассуждает.
Главным для него до сих пор была оппозиция имманентного и трансцендентного: самоочевидным является только имманентное. Теперь он вводит еще одну оппозицию, внутри имманентного: между тем, что дано за счет реального, прямо вот теперь присутствия в нашей когитации, и тем, что дано через интенцию, присущую нашему сознанию познавательную установкк, направленность на что-то.
Суть тут в том, что само познание, его работа также лежит в пределах само-данного, очевидного.
Но, значит, к самоданному относятся не только единичные когитации, но и вся широкая сфера всеобщего. Не только единичное переживание боли, но и боль вообще. Такое общее, конечно же, трансцендентно единичной когитации, но этим не отменяется его самоданность. Это – не придуманное.
Ну и еще одно рассуждение из «Идеи феноменологии» – к уяснению последнего шага и просто за его красоту.
«Если мы ближе приглядимся и обратим теперь внимание, как в переживании, например некого звука … противопоставляют себя явление (Erscheinung) и являющееся (Erscheinendes) и противопоставляют себя среди чистой данности, стало быть, чистой имманенции, то это нас насторожит. Скажем, звук длится. Здесь мы имеем очевидным образом данное единство звука и его временной интервал (Zeitstrecke) со своими временнЫми фазами, фазой Теперь и фазами прошедшего (Vergangenheitsphasen); с другой стороны, если мы рефлектируем, феномен дления звука (Tondauer), который сам является временнЫм, имеет свою соответствующую фазу Теперь и свои фазы бывшести (Gewesenheitsphasen). И в некой выхваченной фазе Теперь феномена есть предметно не только Теперь самого звука, но Теперь-звук (Tonjetzt) есть только некая точка в неком длении звука.
Этгого указания достаточно…, чтобы обратить наше внимание на новое: феномен восприятия звука … требует в пределах имманенции различения между явлением и являющимся. Таким образом, мы имеем две абсолютные данности – данность явления и данность предмета, – и предмет … не есть часть явления, а именно прошедшие фазы дления звука являются и теперь предметными и все же не содержатся … в точке Теперь явления; стало быть, то же, что мы обнаружили при сознании всеобщего, а именно, что оно есть сознание, конституирующее некую самоданность, которая … не может быть обнаружена как cogitation, то же мы находим и в случае феномена восприятия».

Это к той ссылке на Гуссерля
(про логические данности), на которой согласились Марион и Деррида.

Tags: Гуссерль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments