gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

основной вопрос 5: Деррида "расщепляет волос"

По-настоящему, над переводом изощренной логики Деррида надо бы поработать, но не терпится поделиться и самому сделать первую пробежку. Тем более, что есть еще несколько текстов и Деррида, и Мариона в русле этой дискуссии, а корнями она уходит, как говорит А.Ямпольская к спорам Августина с Пелагием, а по другой линии, к полемике каппадокийцев с Евномием... А пока Деррида продолжает:

Итак, до этого места мы не расходимся. Где мы расходимся, – если расходимся, – так это в том, что на следующем шаге Жан-Люк говорит, что я проблематизировал дар, поместив его в экономические рамки, в контекст онтологии и экономики, обмена, так, как это делал Мосс, и что нам нужно высвободить дар из этого контекста – обмена и экономики.

С этим я, разумеется, согласиться не могу. Я сделал прямо противоположное. Я пытался как раз сместить проблематику дара, изъять ее из контекста экономического обращения, обмена, но при этом из того, что дар не может восприниматься и замышляться в качестве такового, я вовсе не делал заключения о его абсолютной невозможности. В максимально краткой формулировке мое утверждение состоит в том, дар не может являть себя в качестве такового. Таким образом, дар не существует как таковой, если под существованием мы понимаем то, что он имеет место и интуитивно опознается как таковой. Итак, дар не существует и не являет себя как таковой; невозможно, чтобы дар существовал и являл себя как таковой. Но я никогда не делал вывода, что дара вообще нет. Я, далее, утверждаю, что если дар имеет место, то через эту невозможность, он должен быть опытом этой невозможности и должен являть себя как невозможный. Событие, именуемое даром, полностью чужеродно теоретической идентификации, феноменологической идентификации.  В этом пункте мы расходимся. Дар полностью чужд горизонту экономики, онтологии, знания, констатирующих утверждений и теоретических определений и суждений. Но это вовсе не означает, что я просто отказываюсь рассматривать дар, то, что называют даром – будь то в экономическом контексте, или даже в христианском дискурсе. В «Даре смерти» я пытаюсь показать, как в некоторых христианских текстах работает экономика, как там работает экономическая аксиоматика. И я пытаюсь это объяснить и показать, что для того, чтобы имел место этот так называемый круг, круговорот экономического обращения, чтобы он начался, был приведен в движение, должно иметь место движение, толчок, желание – как бы мы это ни назвали, – мысль о даре, которая бы не исчерпывалась феноменологической детерминацией, теоретической детерминацией, научной детерминацией, экономикой. Я бы хотел избежать и полемики, и слишком легко достигнутого согласия. Мне бы хотелось, чтобы мы открыли какую-то новую перспективу. Как мне представляется, этот вопрос о даре, понуждает нас вернуться, хотя и в несколько ином повороте, к тому, например, знаменитому различению, которое делал Кант между знанием и мышлением. Я утверждаю, я настаиваю, что дар как таковой не может быть знаем; как только вы познаете его, вы его разрушаете. Поэтому-то дар как таковой не существует. Я настаиваю на этом «как таковой», и не замедлю объяснить, почему. Дар как таковой не может быть предметом знания, но о нем можно мыслить. Мы можем мыслить о том, чего мы не знаем. Возможно, «мышление» не совсем верное слово. Но есть нечто сверх знания, некий избыток. Нас с даром связывает отношение, выходящее за рамки круга, экономического взаимообмена, и за рамки теоретической и феноменологической детерминации. Вот это-то мышление, этот избыток, меня и интересует. Именно он, этот избыток и приводит круг в движение. Почему существует экономика? Почему имеет место обмен, в смысле Марселя Мосса? Почему делаются ответные подарки и притом с отсрочкой? Откуда происходит этот круговорот? Я никогда не говорил – это недоразумение, все время воспроизводящееся во Франции, – что нет такой вещи, как дар. Нет, я говорил прямо противоположное. При каких условиях мы можем говорить, что имеет место дар, если мы не можем задать его теоретически, феноменологически? Мой ответ: через опыт невозможности; т.е. его возможность возможна как невозможность. Я еще вернусь к этому.



Tags: Деррида, дар
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments