gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Category:

основной вопрос богословия: как не болтать о Боге

Прослушал спецкурс Анны Ямпольской про «критику онто-тео-логии», т.е. – упрощая и заостряя – про то, как не заболтать Бога. Линия (пунктиром): от «апофатического богословия» Ареопагитик через Силезского Ангела к Хайдеггеру и, далее, к трем французам: Левинасу, Деррида, Мариону. Читали и обсуждали тексты. Читать я не успевал, читаемое понималось плохо. Что-то стало проясняться на «Именах Бога в Талмуде» Левинаса (сейчас, правда, уже плохо помню, что), но инсайт случился на Марионе («Об имени Бога» и «Метафизика и феноменология»). Через него стало понятнее и то, что писал об онто-тео-логии Хайдеггер, и «деконструкция» апофатики, которой занимался Деррида. Но «понимать тушкой» (очень понравилось выражение, подслушанное у otgovorki) стал, когда добрался до спора Деррида и Мариона о молитве. Оба против «метафизики присутствия», для которой Бог – в числе сущих (хоть и в качестве сущего «по преимуществу», сверхсущего и основания всех сущих и всего сущего (эта метафизика была изничтожена еще Хайдеггером). Оба приняли к исполнению императив: не прилагать к Нему предикатов, нарицательных, субстанциальных имен – чтобы не молиться концептуальному идолу, порождению своего ума. Вот как бы зачин их спора.
Деррида: только чистая мольба (euhē) – «Господи, помилуй», не больше.
Марион: еще и хвала (humnein), благодарение.
Деррида: в хвале уже есть предикация, хвалим определенного Бога, предицирумого тем, за что хвалим. Он и отрицательное богословие Ареопагита «деконструирует» на том основании, что вроде бы отрицается в отношении Бога всё, вплоть до бытия, чтобы затем и тем самым утвердить Его сверх-бытие, сверхсущностность (а это и есть онто-тео-логия). «Comment ne pas parler» («Как не говорить») называется одна из его работ.
Марион возражает – но там уже разворачивается мощная дискуссия, втягивающая много чего, в том числе феноменологию. Феноменология смыкается с апофатическим богословием в завороженности вопросом: «можно ли записать (= описать, = помыслить) не придуманное?» (формулировка из предисловия В.Молчанова ко 2-му тому «Логических исследований» Гуссерля).

Для меня (это я к тому, почему мне всё это важно) речь идет о той точке, с которой всё – т.е. всё главное, то, что придает смысл всему остальному – начинается, с первофеномена (совершенно не знаю, так ли я пользуюсь этим термином, как Гёте или, скажем, Свасьян) молитвы. Euhē для меня – это вздох безумной старухи «Ой, Господи!», который сопровождал мою жизнь в первом неродительском доме.  
А для humnein, «слава Богу», достаточно посмотреть из окна на снег в деревне, где я сейчас нахожусь, или вспомнить то и тех, кто и что мне подарено.
Еще Крест – это что, уже «предикация»?

Во всяком случае, вопросы о том, как все это мыслить и как об этом говорить (с тем, с кем говорить хочется), остаются. Читая оставленные мне А.Я. тексты, переводя их для себя, буду выкладывать кусочками, может, от себя добавлять пару слов.

Tags: Ареопагитики, Деррида, Марион, богословие, молитва
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments