gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

ОТЕЦ 222; 1944 (100)

Следующая терадочка, помеченная VIII-IX, начинается обсуждением Лескова:

Не только авторы предисловия к советск. изд. "Избранного" Лескова, но даже и Сементковский (Марксовское издание) непрочь приблизить Лескова к прогрессивному лагерю. Однако герои, симпатичные Лескову, самое большое способны на "гороховый бунт" Овцебыка (демократия среди горошин), а прогрессивные идеалы Лескова примерно равны идеалам Маслянникова ("Некуда"): "У меня есть чем похвалиться: Боровиковская волость составила приговор, чтобы больше уже не сечься".
(Это так называемые положительные осуществимые идеалы, которым Сементковский предлагает подражать всем интеллигентам).

Селиван из "Пугала" всю свою жизнь посвятил спасению одного ближнего (дочь палача). Но Селиван не мог (был не в состоянии) посвятить себя заботе о многих.
А сколько людей (из числа хороших, добрых) посвящают себя только одной своей семье?
А сколько людей, проповедывающих общее благо, не осчастливили за всю свою жизнь ни одного человека?
Крайности эти не хороши. Но и середина между ними (большинство) еще хуже, т.к. отбрасывает от крайностей лучшее и остается только с самим собой.

Хорошие слова Соловьева:
Они, "стоя в стороне от главного исторического движения, сильнее других делают историю".
(Вот кто должен быть героем литературы, а не т.н. исторические лица, которые стали посл. вр. необходимыми аксессуарами всех произвед. о гражд. войне и строит.).

Со взятками надо бороться. Но Лесков напоминает слова Татищева: "Голодный, хотя бы и патриарх быцл, кусок хлеба возьмет, особливо предложенный".

Скептики всегда были. Из разговора старухи лодомасовой с Туберозовым о 12 годе:
Он: ... "сколько тогда на Руси единодушия было явлено".
Она: ... "как наши казачищи моих мужиков колотили и мои амбары грабили".
Она: ... "Бог да мороз нам помогли, так мы и отстояли".
"За одно нам похвала - что нас много, не скоро поедим друг друга; вот этот случай нам хорошая заручка".
Но эта картина изнутри ("люблю отчизну я, но странною любовью")
Плодомасова: "А ты не грусти: чужие земли похвалой стоят, а наша и хайкой крепка будет".
(А ведь верно!)
"Православному народу нужны священни ки и дьяконы, ибо до сих пор их одних мы еще у немцев не заимствовали".
(Русское духовенство оставалось русским).

Лесковский ротозей, который умер из-за щуки, прыгнувшей к нему в разинутый рот, когда тот наблюдал воду, и застрявшей у него в горле.

Хорошему человеку всякая дальняя сосна своему бору шумит
(Пусть это в укор сказано Лесковым полякам, но качество это симпатично, хотя и говорит о том, что поляков Россия не переварила).

Про какого человека годам к 40 не скажешь: "Укатали сивку крутые горки"?

Когда я читал, как Дарья Бизюкина готовилась к приему петербургских гостей, вспомнились "пионерские" взгляды на зажиточность, благополучие, уют (пресловутое "мещанство". Фразы:
"Остановясь посреди опрятной и хорошо меблированной гостиной, она в отчаянии воскликнула: "Нет! Это черт знает что такое! ... Камин, положим, еще ничего, этого гигиена требует, а зачем эти бра...
... Верно, у них в Петербурге все это как-нибудь скверно, т.е. я хотела сказать прекрасно... тьфу, т.е. скверно!" -
можно представить произнесенными устами какой-нибудь "обеспеченной" пионерки перед сбором звена у нее на домуу.
И случай, который упоминает Бизюкина из романа "Живая душа", где девушка пишет жениху: "После того, что я у вас видела, между нами все кончено", а видела она, как ее жених пил чай из серебряного самовара и жил в хорошем доме, не покажется совсем необоснованной карикатурой на наши пионерские взгляды.
Раньше я это оправдывал тем, что для того, чтобы подняться на более высокий уровень, нужно прыгнуть выше его:



Но жизнь показывает, что люди, совершившие эту траекторию с превышением, с течением времени оказались на том же уровне, что и остальные, а иные, как более голодные, нежели нормально развивающиеся люди, впали и в другую крайность.

Эти представления - что быть богаче, жить более сыто и комфортно, чем другие - нехорошо, стыдно, усвоенные отцом, как он сам говорит, в его пионерском отрочестве (см. его дневник в школьные годы), так и остались у него на всю жизнь. Скажем, до конца жизни без крайней нужды не ездил на такси. Не позволял гардеробщику в театре где-нибудь помогать ему одеться (правда, давал "на чай"; это - другое).


Tags: Война, Казань, Лесков, отец
Subscribe

  • Усваивается сопротивляющееся усвоению

    Перечитывая то, что когда-то читал, но не оставшееся или стершееся в памяти, а теперь раскрывающее себя (в данном случае это Ясперс о бреде в его…

  • о медленном чтении

    Семинар ММК, декабрь 1985 года. Обсуждается книжка вильнюсского профессора Павилёниса про аналитическую философию: Пинский. Можно брать тексты…

  • (no subject)

    Из воспоминаний А.Пинского: На другом заседании кто-то высказал одну мысль, которая показалась мне неверной, но Щедровицкий стал ее активно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments