Top.Mail.Ru
? ?
старый гляжу

gignomai


Журнал Владимира Рокитянского


Previous Entry Share Flag Next Entry
ОТЕЦ 174 1944 (51)
старый гляжу
gignomai
Отец – молодой татарин в темносинем костюме, в туфлях цвета кофе с молоком, черноглазый сын лет 3-х в казачьем костюме, с газырями на груди и красных сафьяновых сапожках.

Рассказывают приехавшие из Крыма: до Севастополя продвижение было так стремительно, что был такой случай: ночью наши танки вошли в одно селение (километров 40 от [нрзб] линии фронта. У одного танка оборвалась гусеница. Советским танкистам начали помогать ремонтировать подошедшие немецкие солдаты. Им и в голову не могло прийти, что этот танк не немецкий.

Из окна второго этажа, перегнувшись через подоконник, хорошенькая татарка разговаривает с маленькой девочкой, стоящей под окном. Девочка забавно и быстро лопочет тоже по-татарски.

Похвалили построенный Вовкой «дворенчик» [?] из поленьев. Он отвечает «Пу-пу, чтоб не сглазить!».

К майским праздникам только парикмахерским и мастерским не пришлось вывешивать флаги, они их не снимали со дня Красной Армии.

Все готовятся к праздникам. Оконное стекло натерто мелом. Молодая мамаша уже начала куском газеты протирать его. В чистый кружочек уже видна дочуркина мордочка.

На рынке собрали вокруг себя слушателей слепой татарин с мальчуганом. Слепой играет на маленькой и очень старой (разбитой) гармошке, прикрытой красным лоскутом, и поет хриплым (тоже разбитым) голосом. В середине куплета ему начинает подпевать татарчонок. Он поет тоненьким голосом, на шее у него от напряжения надувается жила. Лицо сонное. Карие глаза сонно смотрят из-под припухших век. Одет и обут во все взрослое, не по росту.
Народ слушает и подает бумажные деньги. Чаще всего рубли. Капитан-татарин подал три.

Народ проходит мимо. Старик-нищий как автомат бьет земные поклоны и безрезультатно шарит рукой в шапке. В ней ничего нет.

У Рабиновича умер от истощения отец. За 3 дня до смерти его выписали из больницы, где он больше месяца лежал вспухший от голода. Мать в больнице сломала ногу. Рабинович сам обмывал труп, одевал его, трое суток ночевал с ним в комнате. 16-летняя сестренка не выдержала и после первой ночи пошла ночевать к подруге.
Рабинович бегает по общественным организациям, просит помощи перевести тело на кладбище. На кладбище с него запросили литр водки за могилу.
«Здесь не только жить, но и умереть трудно».

Казань, как немолодая женщина, хорошеет вечером. Вечерняя синева скрывает мелкие пороки ее лица, а при луне и плевки на асфальте блестят красиво.

Открываешь глаза, на улице солнце. Его еще нет в комнате, только на одном подоконнике появился небольшой солнечный квадратик, но в комнате всё (в первое мгновение) окрашено в розовый цвет: облезлые стены с обрывками газет (приезд в Москву Пьера Лаваля, похороны Клары Цеткин), деревянная кроватка сына, привезенная сюда из Сибири (когда-то белая), два ряда его белья, повешенного для сушки в комнате (красненькие, сиреневые, зеленые рубашонки и штанишки). Сам он спит на спинке, одеяло сползло, виден голый животик. Сейчас он проснется, перевернется на животик, приподымется на руках и произнесет ежеутреннее: «Папа-мама, я к вам»…

Странное чувство, когда глядишь на себя давнего-давнего глазами отца, много более молодого, чем ты…





  • 1
Очень трогательно!

Как и Ваш юзерпик

  • 1