gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

Categories:

ОТЕЦ 150: 1944 (27)

«Я не знаю искусства, лишенного дидактики, и не думаю, что дидактизм способен понижать силу влияния искусства на воображение, на разум и волю читателя». 

Гугл нашел мне эту цитату, но с отсылкой к Малому академическому словарю, где она приведена в статье «Дидактика». Чья мысль – не знаю, Горький, наверно.
Пропущу-ка я несколько выписок (Горький, П.Валери, неведомый мне Ван Лон, Гауптман, упомянут «Буржуа» Зомбарта…). 

Пессимизм живуч, потому что утверждая бессмысленность бытия, он удовлетворяет любителей покоя (зачем действовать, если бытие бессмысленно). Оптимизму соответствует энергичная деятельность. 

(Что напоминает такая картина?)
Рабочие, односельчане хозяина-фабриканта, пытались усовестить его:
– Иван Матвеевич, больно мало платишь, прибавил бы!
А он им:
– Эх, братцы! С кого кожу содрать хотите? На господ на помещиков даром работали, а с меня, своего человека, требуете непомерно трудам! Эх, братцы, креста на вас нету!».
Кого ж напоминает? Уж не советское ли начальство? 

Много цифр – участие стран в войне, производство и потребление в военные годы в разных странах. Сведения из двух книг о крупных капиталистах, Вандербильтах и Асторах.

Крупнейшие представители буржуазии остались вне художественной литературы. 

«Сверху шелк, а внутри щелк».

У трамвайной остановки стоит старик-татарин и тонким голосом, нараспев, просит милостыню. Это почти единственное, говорящее о том, что здесь столица Татарии.
Люди, возвращающиеся с работы, проходят мимо безразлично. Они устали. Они спешат домой. Их не задержишь на морозе ни русским, ни тем более татарским пением.

В цеху, на базаре, на улице видишь отечные лица. Раньше говорили «опухают с голода», теперь придумали научные слова: «авитаминоз», «белковая недостаточность».

Весна началась по новому календарю, не дождавшись старого 1-го марта. Но весна оказалась нехорошей: бессолнечной, осенней, сентябрьской. Сырая оттепель. Сверху падает то ли дождь, то ли крупа.
На улицах скользят и падают в лужи. Возвращается с работы рабочий. На его ногах валенки с подвязанными к подошве досками. Он осторожно волочит ноги. Перед ним две задачи: не замочить и не упасть.
Завы многочисленных магазинов «продажи и скупки вещей домашн. обихода» и разных ремонтных мастерских в беспокойстве: к их заведениям не подойдешь. Тротуары зимой очищали от снега, а мостовую нет. Теперь каналы, образовавшиеся на месте тротуаров, обороняют входы в заведения от посетителей. Завы и продавцы наводят временные мосты и лестницы из досок, кляня весну, принесшую им хлопоты.

Tags: Казань, история, отец, память
Subscribe

  • где мои 12 лет?

    Попал под грандиозный ливень, промок до последней нитки, местами шел по щиколотку в воде, два раза был обливаем машинами... И чувствовал себя…

  • (no subject)

    Сегодня за ужином вдруг вспомнилась шутливая песенка, которую мне пел отец - не помню в каком, но явно раннем возрасте, - сочиненная то ли им самим,…

  • Задонск, невстреча с детством

    Если Таню в эту нашу поездку влекло желание побывать на земле, по которой мальчишкой бегал ее отец, то меня - память о самых, наверно, счастливых…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments