gignomai (gignomai) wrote,
gignomai
gignomai

ОТЕЦ 134: 1944 (11)

Женщина-лейтенант, командир разведывательной роты:
– Женщине в разведке легче. Каждого мужчину, хоть бы и в штатском, немцы задерживают, а женщина в деревенском наряде всегда проберется.
– У меня подруга была – Белова. Вышла замуж за немца, начальника штаба полка, и сумела его вместе с документами доставить к нашим. Документы были очень важные. Получила за это звание Героя Советского Союза.
– Нет, не очень красивая, так себе кацапка (сама она говорит с южным акцентом). Русая, ядреная. Немцам такие нравятся.

В новинку слышать окрик: «Вагон офицерский! Садитесь в следующий!».

Недалеко протезный завод. В метро: кроме костылей, на которые он опирается, новенький обнаженный протез. Скоро заживет нога, и он сумеет его одеть. На ступеньках у выхода двое в штатском увязывают поудобнее целую пачку протезов.

Эскалаторы плохо приспособлены для передвижения на костылях. «Тростей и палок не ставить», а как быть с костылями?

В помещении аэропорта расположилась авиадивизия. Гражданским пассажирам оставлена только одна комната. В комнате матери и ребенка – штаб, в мужской комнате отдыха – штурманская, в женской – политчасть, в парикмахерской – строевая.
В вестибюле мальчики в шинелях (не поймешь, воспитанники или красноармейцы?) укладывают парашюты. Сержанты и лейтенанты постарше покрикивают на них.

Среди военных как-то неудобно читать Ремарка. Но никто не обращает внимания. Книга им незнакома.

– Нашему командиру нужно семью из Казани в Москву перевезти, поэтому и согласился груз доставить, а вообще наша машина ночная, партизан обслуживает, к немцам в тыл летает.

 – Наш командир большой  человек: две боевых, Красная Звезда. Звание? Гвардии старший лейтенант.

 – Как ты ни относись к орденам, а такой подбор вызывает уважение: две «Красной Звезды» и две бронзовые медали. Наверное, за Ленинград и Сталинград. А если Одесса и Севастополь? Еще сильнее ведь?

В комнате рейсовых экипажей ждут погоды и шутят:
– Не слышал разве: два ведра енисейской воды заменяют 100 грамм спирта.

Есть пассажиры в Киев. Грудной ребенок. Девочка родилась в Москве, но у матери украинский говор и надета шинель мужа.

У партизан – хорошо. Особенно у крымских: огороды, курицы бегают, за капеустой в разведку ходят.
Ребята отчаянные: с автоматом и гитарой. Моряков много, оставшихся, да еще десантников к ним посбрасывали. Раньше у них только автоматы были, а мы им 4 орудия и 3 катюши доставили, теперь им здорово.

В электричке старушка продает открытки, блокнотик, тетрадку. Продает она по рыночной цене и с опаской смотрит, как бы ни попасться на глаза железнодорожникам. Жиденькие волосы собраны назад в пучок, на висках голубеют жилки, и вся она такая старенькая, что про нее не скажешь – спекулирует. Спина старчески круглая.

Tags: отец, память
Subscribe

  • Умер художник Эдуард Штейнберг

    О смысле его художнического труда писал его друг Е.Л.Шиферс.В журнале elshiffers опубликован фрагмент из работы "Идеографический язык Эдуарда…

  • высокое искусство

    В Институте у нас стараниями милой Евгении Доновны Андреевой регулярно устраиваются выставки живописи и т.п. красоты. Вот и в этот раз, придя на…

  • долг дару

    За мной долг - закончить начатый перевод диалога Леррида и Мариона о даре. Сейчас не получается, но долги помню и стараюсь платить. В ознаменование…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments